Горячие новости

Свиток Эстер: легенда, ставшая Историей

Реклама

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

03/16/2022  13:38:53

Пару лет назад я проводил урок по Пуриму и рассказал, примерно, всё изложенное выше. Одна из слушателей меня возмущённо прервала: «Нет, так дело не пойдёт! Вы что, хотите нас убедить, что ничего этого не было?! Что Свиток Эстер — это Сказание о Земле сибирской?!»
Пользуюсь случаем успокоить моих оппонентов: Эстер и Мордехай по праву заслужили статус исторических персонажей, как и многие более древние герои ТАНАХа. И мы ежегодно торжественно этот статус подтверждаем, читая вслух Свиток Эстер.

Михаил Ривкин

С древнейших времён передавались в народе Израиля предания о судьбоносных событиях и свершениях, о тех героях, благодаря которым Израиль и стал, собственно говоря, Израилем. Наши сегодняшние вкусы и представления помогают нам выделять среди этих преданий разные жанры: историческая хроника, украшенный пересказ, мидраш, основанный на древнейшей исторической хронике, и народная легенда. Разумеется, эта жанровая скрупулёзность была совершенно чужда нашим предкам, веками хранившим и передававшим, сначала — устно, а потом и письменно, все эти рассказы. Для них все предания, без исключения, обладали равной, точнее — максимальной, степенью достоверности, или, как мы сказали бы сегодня, все эти предания были Историей. Однако нашему современнику ясно, что чем глубже мы погружаемся в «колодец глубины несказанной», тем меньше мы находим собственно исторического, и тем больше — легендарного, баснословного, порою — мифологического, тем меньше истории и тем больше фольклора, если использовать терминологию. Дж. Фрэйзера. Из этого общего правила есть и важные исключения.

Самым интересным из этих исключений является свиток Эстер, в котором описано Персидское царство, возникшее уже после падения Первого Храма.

С тех пор, как началось научно-критическое изучение текстов ТАНАХа, многие исследователи старались отыскать некое «жёсткое ядро», реальную историческую основу описанных в Свитке Эстер событий и, соответственно, определить тот период времени, когда был создан этот рассказ. Другие исследователи настаивали, что перед нами нравоучительное наставление, написанное в воспитательных целях. Но, несмотря на все их усилия, наиболее вероятным остаётся допущение, что перед нами — народная легенда, изначально предназначенная для чтения вслух в день праздника и для увеселения публики. Если и можно говорить об исторической основе, то она сводится к описанию, в общих чертах, тяжёлого положения еврейского народа в рассеянии.

Наконец, есть и те, кто считают Свиток Эстер не документальной историей, а историческим романом, притчей, в которой автор, базируясь на близко знакомых ему исторических реалиях, описывает не реальные исторические события, а те события, которые вполне могли бы произойти. Это допущение основано на ряде исторических деталей встречающихся в этом Свитке.

  • Упоминание о царском дворе в столице Шушан исторически подтверждается
  • Упоминание о семи сановниках, составлявших царский совет в Персии и в Мидии, подтверждается в Истории Геродота.
  • Законы о царском указе, запечатанном царским перстнем, об указе, который невозможно отменить, подтверждается книгой Даниэля.

Все эти, общеизвестные на Древнем Востоке, реалии Персидского царства, не могли ускользнуть от внимания самого незадачливого автора народной легенды, и он обязательно должен был их использовать, чтобы придать своему повествованию минимум правдоподобия. Точно так же и автор рассказа о Даниэле в пещере со львами использовал общеизвестное правило о необратимости указов персидского царя, запечатанного царским перстнем, для того, чтобы сообщить своему повествованию минимум правдоподобия. В основе Свитка Эстер лежит занимательная легенда, щедро расцвеченная всеми цветами буйной фантазии простонародных сказителей. «Отрицательный герой», Аман, злоумышляет против иудеев, он обращается к царю, не называя недругов по имени, но «целевая аудитория» отлично понимает, о ком он говорит.

«И сказал Аман царю Ахашвэйрошу: во всех областях царства твоего есть один народ, рассеянный среди народов и обособленный (от них); и законы у него иные, чем у всех народов, а законов царя они не выполняют, и царю не стоит оставлять их (жить в стране)» (Эстер 3:8)

Царь даже не спрашивает, о каком именно народе идёт речь, и тут же даёт согласие. А где же были семеро сановников, составлявших царский совет? Почему царь с ними не посоветовался, и почему они не расследовали и не разузнали, о ком и о чём идёт речь? «ибо таков был обычай царя — (советоваться) со всеми теми, кто знал закон и право» (там 1:13). Столь же неубедительно выглядит и рассказ о том, как царь пренебрёг своим собственным указом. Он не мог его отменить, но, по просьбе Эстер, даровал иудеям право активно обороняться. И этого было достаточно, чтобы иудеи убили в день тринадцатого Адара семьдесят пять тысяч своих недругов?! И всё это случилось в Персидской империи, где действовали суровые законы против любого самоуправства, где частным лицам не дозволялось брать закон в свои руки ни под каким видом?! Вся эта история не только не реальна, она совершенно немыслима! Это совсем не похоже на исторический роман!

Царя Ахашвероша сделали главным действующим лицом этой легенды, потому что имелись свидетельства, что именно этому царю ненавистники Израиля направили свой «навет» (Эзра 4:6). Разумеется, этот «навет» не имеет никакого отношения к иудеям в Персидской империи. Но для народной легенды самого факта упоминания имени Ахашвероша было вполне достаточно, чтобы приписать ему все дальнейшие злоключения иудеев. Иудеи в диаспоре ощущали враждебность местного населения во всех странах и во всякое время. И во всякое время иудеи выставляли заступников, «лоббистов», чтобы отвратить эту неотступную угрозу. И эти заступники активно действовали при царских дворах, упрашивали и самих царей, и их сановников, всех, кто имел влияние при дворе, дабы отвратить опасность и защитить права иудеев. В определённый момент, во времена Эзры и Нехемии, это заступничество дало весьма ощутимые результаты. Однако то же самое, что полностью удалось Нехемиии его друзьям в решающий момент, удавалось, в той или иной степени, и всем другим заступникам иудеев в разных странах. Результаты не были столь значительны и зримы, как во времена Нехемии, но некое временное облегчение бывало не раз.

Возможно, что в народе бытовали рассказы о еврейской красавице, чьей красотой был очарован царь, и которую он взял в жёны или в наложницы, и которая использовала свою близость к царю, чтобы просить за свой народ. Трудно сказать, случалось ли такое на самом деле, но это то, что и в самом деле вполне могло случиться. Так или иначе, народ таким легендам охотно верил, и для народного сказителя этого было достаточно. В нашем рассказе нет особых художественных красот и особенно глубоких идей, зато есть захватывающая, быстро развивающаяся интрига. Местом этой интриги является царский двор, средоточие неисчислимых богатств и неземного величия. Перед нами — царь и его супруга-царица. Царица разонравилась царю, и на её место пригласили красивую иудейскую девушку. Перед нами — советник царя, злодей, задумавший погубить всех иудеев. Этого советника сумел оттеснить Мордехай. Интрига развивается, и охватывает весь народ иудейский. Вражда между Аманом и Мордехаем перерастает во вражду между всеми иудеями и всеми не-иудеями. В результате иудеи побеждают! В реальной жизни куда чаще случалось обратное… но там, где реальность слишком горькая, на помощь приходит сказка, чтобы подсластить эту пилюлю. Разумеется, ни один персидский царь не разрешил бы иудеям поступать с их ненавистникам по произволу. Однако эта несбыточная мечта рассчитаться со своими преследователями была настолько сильна, что народная легенда дала ей выход. Эта легенда рассказывает не о том что было, не о том, что могло быть, а о том, чего очень хотели её слушатели

Интрига выстроена в этом рассказе очень умело и убедительно, действие строго подчиняется своей внутренней логике. Когда события подходят к кульминации, всё и вся уже готовы сыграть предназначенную им роль, «все ружья уже висят на стене», и только ждут, кто из них выстрелит. В рассказе нет ни одной лишней детали, ни одной подробности, без которой можно было бы обойтись, излагая ход событий. И хотя мы не видим поэтических красот, огромный литературный талант автора отрицать не приходится. Он владеет искусством рассказа, умеет удерживать внимание своей аудитории, ярко описывать события и рисовать узнаваемые, колоритные портреты героев. Психология героев несколько поверхностная, бурлескная, но, при всём при том, вполне реалистичная. Нет ни одного противоестественного, необъяснимого поступка.

Богатая народная фантазия, как это не раз бывало в жизни самых разных племён, оказалась жизнеспособнее и убедительнее сухих исторических хроник, и уверенно эти хроники потеснила.

В Вавилонской Гемаре (Мегила 7А) мы встречаем очень интересный, остроумный, и широко известный диалог между царицей Эстер и Мудрецами Талмуда:

«Сказал рав Шемуэль бар Йеуда: вначале установили его в Шушане, а потом — по всему миру. Сказал рав Шемуэль бар Йеуда: послала Эстер послание мудрецам: установите меня на веки вечные. Послали мудрецы послание Эстер: ревность сеешь ты между нами и народами мира. Послала Эстер послание мудрецам: я уже записана в книгах хроник персидских и мидьянских».

Разумеется, тот, кто говорит от имени Эстер (вероятно — сам Шмуэль бар Йеуда) не имел доступа к архивам персидских и мидийских царей, да и сами эти архивы ко времени создания Вавилонской Гемары едва ли сохранились. Но этот диалог помогает нам понять, как Мудрецы Талмуда воспринимали события, описанные в Свитке Эстер. Для них эти события были неотъемлемой частью всемирной истории, были известны всем на свете, в первую очередь — жителям Персии.

Это стремление сохранить за Свитком Эстер статус достоверной истории благополучно дожило до наших дней. Пару лет назад я проводил урок по Пуриму и рассказал, примерно, всё изложенное выше. Одна из слушателей меня возмущённо прервала:

«Нет, так дело не пойдёт! Вы что, хотите нас убедить, что ничего этого не было?! Что Свиток Эстер — это Сказание о Земле сибирской?!»

Пользуюсь случаем успокоить моих оппонентов: Эстер и Мордехай по праву заслужили статус исторических персонажей, как и многие более древние герои ТАНАХа. И мы ежегодно торжественно этот статус подтверждаем, читая вслух Свиток Эстер.

club.berkovich-zametki.com/?p=69311

Посмотреть также...

Дрезденские страсти прекрасной эпохи

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 03/19/2022  12:36:14 Григорий  Никифорович  18 марта 2022 …