Фото: Walla! / Реувен Кастро

Развал коалиции на фоне волны террора

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

04/09/2022  11:48:00

Судьба нынешней коалиции решена, наиболее вероятным сценарием развития событий считаются досрочные выборы в сентябре 2022 года.

Источник:NEWSru.co.il

Теракт, совершенный на улице Дизенгоф в Тель-Авиве, мог бы стать критическим моментом работы нынешней коалиции. Теракты всегда диктуют не только шаги в сфере безопасности, но и динамику внутренней политики. Вопросы безопасности были и остаются самыми чувствительными для израильского общества, а значит и политической системы.

Однако на сей раз, вряд ли теракт скажется на происходящем в израильской политике. Оппозиция, разумеется, попытается донести до израильтян мысль о том, что необходима срочная смена власти для того, чтобы восстановить пошатнувшееся ощущение безопасности граждан. Коалиция, разумеется, призовет оппозицию к ответственности и к готовности подставить плечо. Но все это не более, чем следование законам жанра. Судьба нынешней коалиции решена, и в политической системе наиболее вероятным сценарием развития событий считаются досрочные выборы в сентябре 2022 года. Теракт в Тель-Авиве можно было бы первым тактом предвыборной кампании в Кнессет 25-го созыва, но напомним, что только в марте-апреле этого года было совершено девять терактов на территории Израиля, Иудеи и Самарии, жертвами которых стали десять человек. Новая волна террора заставляет многих избирателей думать о том, что стране нужна «сильная рука». Впрочем, напомним, что «интифада Аль-Кудса» началась, когда в кресле премьер-министра был Биньямин Нетаниягу, напомним о теракте на улице Дизенгоф 1 января 2016 года, по сценарию очень похожего на теракт на той же улице 7 апреля 2022 года.

Мало общего между Нафтали Беннетом и Эхудом Бараком. Однако неслучайно, что именно эти два в прошлом офицера спецназа генштаба («сайерет маткаль») соревнуются за не слишком почетный титул — премьер-министра, который провел меньше всего времени на этой должности. Барак провел в канцелярии премьер-министра год и восемь месяцев. Должно свершиться чудо, чтобы Беннет не побил этот антирекорд. Упоминание спецназа генштаба неслучайно. Люди, проходившие там службу, обладают совершенно определенной психологией и образом мышления. Есть задача, ее надо выполнить, и все, не имеющее отношение к решению задачи, не заслуживает внимания. Так можно командовать армейской частью. Так нельзя руководить коалицией, тем более коалицией, которая опирается всего на 61 мандат.

Идит Сильман изначально была очень неоднозначна в своем отношении к идее создания коалиции с МЕРЕЦ, «Аводой» и РААМ. Она не была противницей этого шага как ее коллега по фракции Амихай Шикли. Однако в этой дилемме она была гораздо ближе к Айелет Шакед, чем к Нафтали Беннету.

С того момента, как Сильман приняла решение и получила пост главы коалиции, она демонстрировала супер-лояльность и более чем эффективно сотрудничала с главным политическим оператором этой коалиции Яиром Лапидом. «Они из разных партий, но так хорошо работают вместе, что это и незаметно», — сказал мне несколько месяцев назад депутат от «Еш Атид».

В эту идиллию поверил и Нафтали Беннет. Причем поверил настолько, что не обращал никакого внимания на растущее раздражение Сильман. Ему, занятому борьбой с иранской ядерной угрозой и посредничеством между Россией и Украиной, недосуг было обращать внимание, а тем более решать проблемы Сильман, на которую оказывалось давление в ее социальном кругу. В религиозном сионизме далеко не все пришли в восторг от создания коалиции с левыми.

На Сильман оказывалось давление и в кругу семейном. Муж Сильман, сторонник и поклонник Нетаниягу, настойчиво призывал жену «вернуться домой», в национальный лагерь.К окончательному решению ее подтолкнул министр здравоохранения Ницан Горовиц.

У этой коалиции изначально было мало шансов на скольжение по волнам политической жизни. Единственный шанс на спасение, заключался в умении не раздражать партнеров на другом фланге. Но Горовиц вел себя как гиперактивный ребенок, попавший в магазин игрушек. Партия МЕРЕЦ впервые за 25 лет пересекла порог коалиционного дома и сразу принялась его ломать. От распоряжения на запрет проведения репаративной терапии (распоряжения, касающегося только сотрудников минздрава, но безгранично распиаренного) до скандала по поводу проноса в больницу квасного в Песах. Напомню, что еще в прошлом году в больницах установился своеобразный статус-кво: охранники не копаются в сумках посетителей в поисках бутербродов, а персонал больниц следит за тем, чтобы хамец не бросался в глаза. Заявление Горовица преследовало лишь одну цель — показать, кто в доме хозяин И тогда Сильман решила. что с нее хватит.

Решение это не родилось в вакууме. На Сильман, также как и на остальных депутатов от «Ямины» оказывалось постоянное давление со стороны самых разных структур, преследующих целью свалить нынешнее правительство. Посредником на переговорах был глава «Ционут Датит» Бецалель Смотрич. Сильман приняла решение в ночь на 4 апреля, через несколько часов после того, как Беннет отчитал ее за провоцирование ненужных конфликтов. Оставшись без поддержки со стороны лидера своей партии, Сильман решилась на «побег». Окончательному решению предшествовала встреча с главой оппозиции Биньямином Нетаниягу. Десятое место в списке «Ликуда» на будущих выборах или пост министра здравоохранения, если Нетаниягу сформирует альтернативную коалицию в действующем Кнессете. Заманчивые предложения — всегда хорошее подспорье для идеологии.

Уход Сильман из коалиции подводит черту под эффективным периодом работы коалиции Беннета-Лапида. У коалиции нет большинства, и она по любому поводу должна будет идти на поклон к (арабскому) Объединенному списку. Там ничего не обещают и обещать не собираются. Партия ТААЛ во главе с Ахмадом Тиби готова оказать поддержку коалиции, однако в ХАДАШ и тем более в БАЛАД не готовы обсуждать возможность сотрудничества с коалицией.

В оппозиции празднуют фиаско коалиции, однако «капитализировать» эту победу будет очень нелегко.

Для того, чтобы создать правительство в действующем Кнессете, необходимо, чтобы 61 депутат не только поддержал вотум недоверия, но и поддержал альтернативного премьер-министра. В оппозиции. где представлены Айман Удэ и Итамар Бен-Гвир, найти такого кандидата невозможно. Еще один путь — голосование за закон о роспуске Кнессета. Судя по всему, именно по этому пути пойдет оппозиция, когда следующий «дезертир» выйдет из коалиции. Будет ли это Нир Орбах, Абир Кара или (маловероятно) Айелет Шакед — значения не имеет. Партия «Ямина» прекращает свое существование на наших глазах.

Характерным признаком нынешнего кризиса стало почти единодушное молчание в коалиции. Депутаты «задних скамеек» выражают сожаления, однако лидеры партий многозначительно молчат. Яир Лапид хорошо помнит, что в случае роспуска Кнессета он становится премьер-министром до формирования следующего правительства. Судя по результатам опросов, для этого может потребоваться не одна предвыборная кампания. У Лапида действительно нет оснований переживать.

В партии НДИ также воздерживаются от комментариев. Там совсем недавно говорили, что коалиция просуществует весь отведенный ей срок. На практике все оказалось сложнее, чем в телестудии.

Лидеру партии «Тиква Хадаша» Гидеону Саару также нечего сказать по поводу почти неизбежного развала коалиции. Уже за неделю до того, как Сильман озвучила свое решение, о ее переговорах с «Ликудом» знал министр строительства Зеэв Элькин. Он предупредил Беннета, тот проигнорировал. «Я знал, но это не моя ответственность. Сильман не из моей партии», — сказал Элькин сайту «Сругим». Когда министр строительства хочет, его действия гораздо более решительны.

И есть Бени Ганц. Для лидера «Кахоль Лаван» развал этой коалиции означает еще один шанс на реванш, точнее на «захват» канцелярии премьер-министра. Очень может быть, что в «Ликуде» согласятся представить Ганца на должность премьер-министра. Во всяком случае, в интервью «Кан РЭКА» депутат Мики Зоар не исключил такую возможность.

В ультраортодоксальных партиях, как обычно, царит раскол. ШАС присягает на верность Нетаниягу. В то же время бывший министр здравоохранения Яаков Лицман сказал, что наилучшим выходом из создавшегося положения являются выборы. Моше Гафни, сменивший его на посту главы «Яадут а-Тора», потребовал, чтобы Нетаниягу пообещал сформировать коалицию в нынешнем Кнессете. При этом Гафни подчеркивает, что речь не идет об ультиматуме.

Результаты опросов общественного мнения, опубликованные сразу после выхода Идит Сильман из коалиции, свидетельствуют о том, что «Ликуд» по-прежнему коалицию сформировать не может. Изменение ситуации заключается лишь в том, что теперь этого не могут сделать и противники Нетаниягу. На данном этапе распад коалиции означает возвращение к ситуации 2019 года, когда сформировать коалицию не мог никто.

Посмотреть также...

Парад гордости в Тель-Авиве: «Мы не позволим никому боятся в своей стране»

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 06/10/2022  14:29:16 Не менее 80.000 человек собрались …