ИНЕССА ГОЛЬДБЕРГ

«Фрейд был шизоидом»

Реклама

07/24/2022  11:17:11

ИНЕССА ГОЛЬДБЕРГ

Кровожадность Петра I, сексуальные проблемы Фрейда и что ещё можно определить по почерку, рассказала Jewish.ru глава Института графоанализа Инесса Гольдберг.

Анализировали ли вы письмена политиков – российских или израильских?
– В преддверии избирательной кампании в Израиле я не буду акцентировать внимание на местных политиках, скажу лишь, что интересно было изучать почерки исторических личностей. Почерки же российских чиновников я анализировала еще в нулевых – по заказам как российских, так и иностранных СМИ. Причем мне присылали образцы почерков без имен – видимо, боялись какой-то необъективности. Только британская служба ВВС брала интервью, прямо спросив: «Кто и чем лучше, Путин или Медведев?» Я своё мнение описала и сказала тогда, что это совершенно разные по складу личности.

Если же говорить об исторических личностях, например, о том же Петре I, то несмотря на позитивный имидж и «прорубленное окно» в Европу, можно увидеть в его почерке жестокость и даже грубость. При своей «прогрессивности» Петр любил самолично рубить головы, а привозя из Европы технологии и ученых, «забыл» привезти и европейские ценности – права, политическое устройство. Почерк Петра имеет элементы шизоидности, которая при отсутствии эмпатии ведет к догматизму, властности. Чаще всего холодная шизоидность встречается у серийных убийц. Был ли таким Петр, не знаю, но его почерк говорит, что это был очень кровожадный и агрессивный человек, с незрелой личностью, очень вероятно, испытавший на себе какое-то насилие – физическое или психологическое.

 

 

Что можно определить по почерку и как это работает?
– Проще перечислить, что определить нельзя. Мы не можем предсказывать события в будущем. Графоанализ – это та же психодиагностика. Мы прогнозируем, но не внешние события, а то, что касается личности и особенностей человека, его поведения, реакций и поступков. Также нельзя определить пол автора почерка, потому что ни у одного гендера нет «монополии» ни на одно качество личности, психологическую проблему или таланты. Если в почерке проявляется смелость, лидерство или агрессия – это не обязательно означает, что почерк принадлежит мужской руке. Равно как и признаки утонченности, эмпатии или ранимости не гарантируют, что пишет женщина. То же самое относится и к возрасту. Человек в 90 лет может оказаться в душе бодрым и жизнерадостным, а в 20 – страдать от хронической депрессии и «усталости от жизни».

Но вот все остальное определить по почерку возможно. Это уникальный инструмент, позволяющий заглянуть в подсознание человека. Существуют специальные шкалы, таблички, по которым оцениваются целые группы признаков, хотя опытный специалист уже все это видит и без них. Сам по себе наклон почерка или форма букв вам не скажут многого. Но в сочетании со скоростью движения, силой нажима и многим другим это даст базу для обоснованного заключения.

 

 

В СССР графологию не признавали. В России к ней и сегодня относятся как прежде. А что в остальном мире?
– Да, Сталин лично в 30-х годах указом «О педологических извращениях» запретил и это направление как «буржуазную лженауку». Изучение индивидуальности – как и генетика, например – шло вразрез с доктриной «нет незаменимых», все люди «равны», и все решает только воля. А графоанализ утверждает, что не все равны, не каждый может достичь одинаковых результатов в любых областях. Это не значит, что кто-то хуже или лучше – просто люди разные. И призвание нужно искать не только по способностям, но и по сердцу – чтобы стать не просто успешным, но и счастливым человеком.

Да, сегодня все еще есть те, кто просто не верит в связь между психомоторикой и психикой, требует доказательств. К слову, конечно, они есть. Но занятно, что эти же люди почему-то не имеют вопросов к научности каких-нибудь постулатов психоанализа Фрейда. Не вызывает у них вопросов и тест Роршаха – диагностировать на основе ассоциаций от пятна или кляксы?! Возможно, это объясняет то, что я единственный дипломированный русскоязычный специалист в этой области. Но если русскоязычный человек действительно хочет разобраться, он всегда может проверить на себе. Часть деятельности моего Института графоанализа, мои книги на русском языке – все это реабилитация графоанализа на постсоветском пространстве.

 

 

Как к ней относятся в Израиле?
– Здесь эта профессия известна и престижна, если ты профи. Дипломированные графологи проводят экспертизы почерка и выступают в суде, они есть в армии Израиля, спецслужбах, в организациях при отборе персонала. Базовые курсы графоанализа проходят и учителя в качестве повышения квалификации, и это признается Министерством образования, им начисляются специальные баллы, которые государство учитывает затем при оплате их работы. Ведь почерк школьников – уникальная возможность для педагога понять ребенка, выявить его способности или психологические проблемы.

Та же ситуация в США, Европе, и особенно в германоговорящих странах. Оттуда классики исследования почерка. Сегодня Израиль не уступает Германии, и наше израильское Научное графологическое общество уже давно пригласили в европейское сообщество. И на последнем симпозиуме звание «лучшего графолога Европы» получила исследователь из нашего общества.
К слову, и Фрейд, и Юнг, как и многие другие известные имена в мировой психологической науке, серьезно интересовались анализом почерка – хотя и не были в этом профессионалами. Фрейд, например, в переписке с отцом экзистенциального анализа Людвигом Бисвангером указывал, что при анализе своего почерка обнаружил шизофренические признаки. Если бы он изучал графологию более углубленно, то понял бы, что это признаки не шизофрении, а шизоидности – это разные вещи.

 

 

Так, интересно. Что еще можно сказать о Фрейде по почерку?
– Часто при изучении почерков мировых имен ломаются стереотипы. Помните выражение «дедушка Фрейд»? На самом деле, это был совсем не «дедушка», «добрый и душевный». Это был очень жесткий, категоричный, даже агрессивный человек, не проявляющий эмпатию и участие, и с множеством защитных механизмов! Он постоянно чувствовал, что его атакуют, и избирал «лучшую защиту» – нападение. Почерк открывает, что Фрейд был мрачным, с негативистским подходом к жизни, сам страдал от тяжелого невротического состояния. К слову, попробуйте найти хоть одно фото улыбающегося или радостного Фрейда. В нем не было внутреннего баланса в соотношении мужского и женского начал. Не исключаю, видя некоторые характерные явления в почерке, что у него были проблемы и в сексуальной жизни, и в самоидентификации.

Почерк делает очевидным и объясняет в первую очередь мотивы создания и особенности его учения и утверждений: он хотел разобраться именно со своими неврозами, суметь укротить и контролировать их. Пациенты были лишь материалом для изучения проблем. Общий интеллект – да, чрезвычайно высокий. Но он исследовал психику человека, как букашку на булавке. В нем не было эмпатии, развитого эмоционального интеллекта, которым часто обладают психологи и люди других «помогающих» профессий. К слову, я обнаружила, что знаменитая «кушетка психоаналитика», когда последний не общается и даже не находится лицом к лицу с клиентом – тоже результат личных особенностей Фрейда. Как и его специфическое отношение к женщинам.

 

 

Когда вы первый раз на свой почерк профессионально посмотрели, не было никаких неприятных открытий?
– Всегда сложно анализировать объективно свой почерк, особенно начинающим, из-за защитных механизмов. Чтобы объективно посмотреть на свой почерк, нужно время и профессиональные навыки. К примеру, я вижу в своем почерке высокую эмоциональность, порой импульсивность, они мешают организованности. Но студенты воспринимают это как плюс, на занятиях всегда живо, юмор, никогда не бывает скучных лекций.

 

 

Что вас саму привело в графологию?
– В Израиле я с детства. После Тель-Авивского университета, в котором я изучала философию и классическую культуру, я увлеклась дизайном интерьера, но потом вдруг обнаружила книгу об анализе почерка. Конечно, тогда я не думала, что посвящу этому жизнь. Но меня заинтересовала возможность беспристрастного подхода к анализу личности – в отличие от той же классической психологии. Ведь когда суждения о человеке основаны лишь на информации «извне», мнения специалистов могут разниться. В графоанализе же вам не придет в голову назвать дрожащий почерк твердым, сбивчивый – здоровым, крупный – мелким. Именно поэтому я говорю, что почерк – это ДНК личности, ее лабораторный анализ, который никак иначе недоступен.

Ну, и когда я начала обучаться, мне повезло – я попала лично к одному из наших светил, к Нурит Бар-Лев. Повезло мне и с поддержкой близких: мой дед был экспертом-криминалистом, почерковедом, он, мой муж и мама очень меня в начале пути поддержали.

 

 

Можно ли специально изменить почерк для позитивной оценки со стороны графолога?
– Почерк – это ДНК личности, помните? Это хитросплетение сотен признаков почерка, и при попытке изменить его нарушается тонкий внутренний баланс. Это будет заметно специалисту. Благодаря именно этому принципу я могу узнать, что человек специально подделал свою подпись, чтобы потом отказаться от нее, например, сославшись, что документ – подделка.

Именно поэтому для исследований я прошу писать на родном языке, что важно анализировать не измененное, а автоматическое письмо. К слову, не стоит пытаться писать более красиво – красивый почерк не означает «красивую» личность!

Алексей Викторов

Алексей Викторов

https://jewish.ru/ru/interviews/articles/200106/

Посмотреть также...

Все должно быть тайно

07/23/2022  15:04:08 Clandestine, Israpundit, 6 июля 2022 г. Для тех, кто не понимает, почему это …