Джеймс Энглтон

Сталинская лиса и переполох в ЦРУшном курятнике

Реклама

08/26/2022  12:12:53

В соответствии с мнением многих в службе, он безумен в клиническом смысле. И его болезнь в последние годы только прогрессировала. И это безумие тем опаснее, что основано на иллюзорной логической конструкции. И венчает все это гордыня, что не дает признать свои собственные ошибки.

Известная шутка о том, что миром правят сумасшедшие — не такая уж и шутка, когда начинаешь приглядываться к некоторым персоналиям.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?
Шкатулка с историями14 April

Дорогие друзья, продолжаем наш остросюжетный сериал о похождениях «Кембриджской пятерки»— высокопоставленных англичан на службе КГБ..

В комментариях вы частенько указывали, что сюжет напоминает то ли романы Достоевского, то ли Кафку… но сегодня расскажу вам ТАКОЕ… в общем, напишите сами в комментариях,что это вам напоминает — у меня не хватает фантазии.

Ким Филби

Дело в том,что мы подошли к главному парадоксу в истории Пятерки. Какую бы информацию ни добывали для СССР агенты, насколько это вредило (или не вредило) интересам Великобритании — это все не важно в сравнении с тем, что произошло после того, как Пятерка была раскрыта.

Если в годы своего активного шпионажа агенты, грубо говоря, лишь плевали в англосаксонский суп, то их разоблачение вызвало пожар на всей кухне.

Речь главным образом о разоблачении и побеге Кима Филби.

Quis custodiet ipsos custodes? — Кто сторожит самих сторожей?

Это оказался тот самый случай, когда сторож был организатором ОПГ медвежатников.

Филби сам являлся разведчиком, это раз. Филби был выходцем из правящего класса, это два. Филби НИ РАЗУ не дал повода усомниться своей верности — если не стране,то этому классу, своим привилегиям. «Если он коммунист, то он должно быть лучший актер в мире» — сказал ЦРУшник Майлз Коупленд. Это три.

«В секретном мире многие поседели за один день. Вдруг узнать, что человек, которым ты восхищался, с которым пил, предал все на свете. Это было прощание с молодостью и невинностью и наступление мрачной эпохи»

Оставим рассуждения о собственной невинности на совести господ из западных спецслужб… но не возможно не признать, что в одно мгновение вещи, казавшиеся незыблемыми и очевидными, для коллег Кима по МИ-6 и ЦРУ перестали быть таковыми. Своим глазам нельзя было верить. Собственный слух мог обманывать. Они оказались в шкуре Нео, который внезапно понял, что он находится в Матрице (где матрица -грандиозный коммунистический заговор).

Джеймс Энглтон

Беда была в том, что ЦРУшный Нео разоблачал заговор не на большом экране, не в комнате с мягкими стенами — а в реальной жизни.

Агент Нео — это один из наших старых героев, американец Джеймс Джизус Энглтон.

О начале роковой дружбы Кима и Джима читайте здесь

Был ли у руководителя ЦРУ роман с советским разведчиком?
Шкатулка с историями2 December 2019

Николас Эллиотт, общий друг и коллега Филби и Энглтона, тот, кому удалось прижать Кима к стенке и выбить из него признание, старался сгладить шок от этих новостей:

«Я постарался смягчить удар, позвонив Джиму Энглтону. Но опоздал. Мне пришлось лететь в Вашингтон и все им объяснять. Бедняга Джим. Будучи шефом конторы в Вашингтоне, он так плясал вокруг Филби…»

Николас Эллиотт

Энглтона и Эллиотта роднила любовь и восхищение, что они в свое время испытывали к Киму.

Как только я встретил Филби, некогда поманивший меня мир разведки поглотил меня целиком. Нас привлекали его утонченность и опыт. Ким многому меня научил. — Джеймс Энглтон

Но если боль от обманутой любви велика, боль от обманутой любви и растоптанной гордыни — невыносима. А в случае Энглтона именно гордыня сыграла свою зловещую роль. Гордыня профессионала, который оказался не прав (защищая Филби). Гордыня самого умного парня в компании, который всегда относился к другим людям и их жалким мнениям, как к пыли под ногами.

Джеймс мог ошибиться однажды. Но он должен, ДОЛЖЕН был доказать всему миру, что Ким остался его единственной и последней ошибкой. Взяв на вооружение стратегию главы ФБР Гувера — а именно, массированный сбор компромата на американских политических деятелей, Энглтон очень долго в состоянии был доказывать кому угодно, что он прав. Прав в любом своем самом безумном предположении. Ведь, как говорится, на любого конгрессмена доброе слово и компрометирующие фото действовали куда успешнее, чем просто доброе слово.

Некоторые особенности психики Энглтона остались бы его личной проблемой, если бы он не получил в свое время триггер и подтверждение своих теорий извне. Сбежавший на запад сотрудник КГБ Голицын, успешно кормил паранойю второго человека в ЦРУ. Да у вас тут десятки советских кротов внедрено по всем службам! На самом высоком уровне. Ищите, ловите! — уверенно заявлял перебежчик, попивая дармовое шампанское.

Анатолий Голицын

И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!

Энглтон видимо не читал «Ревизора». Тридцать пять тысяч советских кротов вполне укладывались в его картину мира.

Ситуация осложнилась, когда на западе появился еще один перебежчик из КГБ — Юрий Носенко. Тот оказался куда глупее своего предшественника, и на допросах не почувствовал, куда ветер дует, предпочитая рассказывать о деятельности КГБ куда более скромную правду. «Лжец! КГБшный двойник»- негодовал в адрес Носенко Голицын,чья стройная теория немного пошатнулась.

Энглтон предпочитал верить Голицыну. Вернее — себе. Он продолжал искать и уничтожать «кротов» во всех органах власти и самом ЦРУ.

Носенко по приказанию Энглтона посадили в одиночную камеру на хлеб и воду, в помещении не выключался свет. Охранникам не разрешалось с ним говорить. За более чем 1200 дней заключения Носенко начал сходить с ума, у него появились галлюцинации.

И если вы думаете, что по отношению к Носенко Энглтон оказался жесток… это были цветочки в сравнении с другими делами Джеймса.

В 1974, царству страха и безумия, что развел Энглтон в стенах ЦРУ, настал конец. Новый директор, Уильям Колби, просто уволил старого параноика.

«В декабре 1974 директор ЦРУ Уильям Колби уволил Энглтона после публикации в Нью ЙоркТаймс статьи о массовой программе слежки за гражданами США, проводимой в нарушении устава ЦРУ. Падение Энглтона,случившееся через четыре месяца после отставки Никсона,стало продолжением Уотергейтского скандала и повлекло за собой первый прецедент, когда Конгресс потребовал отчета у ЦРУ. Сенатская комиссия с Фрэнком Черчем во главе, выявила серию других нарушений: убийства, чтение почты граждан, сотрудничество с режимами, нарушающими права человека, внедрение в новостные агентства, и наконец, программа MKULTRA — эксперименты над людьми (американцами!), с целью выявления методов контроля сознания и тестирования новых видов н ркотических средств»

Сейчас, конечно, таким мало кого удивишь — рептилоиды ведут себя как рептилоиды, не более того. Но тогда американский избиратель был куда более невинен. Разоблачение черных делишек Энглтона вызвало чудовищный шок у нации и навсегда сделало из него одну из самых готичных фигур американской истории ужасов.

И хотелось бы думать, что в этой истории — если не добро, то хотя бы здравый смысл победил зло. Но нет. Энглтона убрали просто потому, что стало очевидно, что его деятельность являлась слишком разрушительной.

«Если в агентстве и есть советский шпион -то это сам Энглтон! Никто не нанес ЦРУ столько вреда, как он» — таков был отчет комиссии, которую собрал Колби. Круг полностью провернулся. Змея укусила себя за хвост.

Сталинская лиса и переполох в ЦРУшном курятнике

Энглтон много лет искал «крота» в ЦРУ. Но он,видимо, редко смотрелся в зеркало. Или был подслеповат, что свойственно всем кротам.

Энглтон практически не давал интервью после отставки. Он занимался поэзией и разведением орхидей, тем, что полюбил еще до того, как окунулся в «шпионское зазеркалье».

И если он неохотно говорил о своей работе и своем позоре, то была в общении с журналистами тема, которая и вовсе являлась табу. Ким Филби.

«Есть несколько вещей, которые я предпочел бы унести с собой в могилу. Наши отношения с Кимом — одна из них»

Весьма странно и даже зловеще — но так оно и случилось. Энглтон унес Кима с собой в могилу. Они умерли в один и тот же день, но с разницей в год. Энглтон в 1987, Филби в 1988.

zen.yandex.ru/media/shkatulka55/stalinskaia-lisa-i-perepoloh-v-crushnom-kuriatnike-62d24ebd0d702c2dd8a26498

Посмотреть также...

Бон аппетит и всем хорошей субботы [email protected]@!

08/26/2022  09:28:38 Dany Oirik