Израиль вступает в один из самых опасных периодов своей истории

12/15/2022  11:38:31

Редакция

14.12.2022 18:00

Израиль вступает в один из самых опасных периодов своей истории. Угрозы сегодня исходят не только от наших врагов, но и изнутри. Демократии, даже чрезвычайно динамично развивающиеся, порой переживают переломные моменты.

Пуля, в ноябре 1995 года убившая Ицхака Рабина, до сих пор отдается эхом в политической жизни Израиля. Она убила не только исторического лидера, но, возможно, и перспективы мира с палестинцами. Теперь она может поставить под угрозу сами основы судебной и демократической системы Израиля, а также разрушить ткань нашего общества.

Тогдашний лидер оппозиции, чья политика ненависти и подстрекательства способствовала созданию токсичной атмосферы, приведшей к убийству Рабина, снова стал премьером. Он находится под судом и ему предъявлены серьезные обвинения.

Речь больше не идет о правых и левых, о «ястребах» войны и «голубях» мира. Новое правительство — это совершенно иное «животное», чем все, что Израиль когда-либо знал прежде.

Дело не только в том, что Итамар Бен-Гвир и Бецалель Смотрич – экстремисты-националисты религиозного толка. Они – пироманы, мастера разжигать политические пожары. Оба сделали свою политическую карьеру на провокациях, стравливая как евреев с арабами, так и евреев с евреями. Успех их политического будущего зависит от их способности продолжать в том же духе.

Нетаниягу возложил на Бен-Гвира – нового «министра национальной безопасности» — ответственность не только за полицию Израиля, но и за пограничную полицию, что дает в распоряжение этого разрушителя 2000 военнослужащих дополнительно. На Смотрича, будущего министра финансов, удивительным образом возложена ответственность за гражданские дела на Западном берегу. С высокой степенью вероятности можно ожидать значительный рост и без того безудержного насилия на Западном берегу, в Иерусалиме и по всему Израилю. Не за горами конфликт с ХАМАСом, а на этот раз, возможно, и с «Хизбаллой».

Ликуд, якобы «умеренное» крыло новой правящей коалиции, также превратился в радикальную партию. В прошлом у «Ликуда» были вдумчивые и рассудительные лидеры, такие как Дан Меридор и Бени Бегин, и в своем роде даже Менахем Бегин. Сегодня «Ликуд» превратился в политическую яму, состоящую из ультраконсервативных популистов-ортодоксов — некоторые из них уже под следствием, другие, вероятно, скоро будут.

Государство Израиль в их представлении — не более, чем средство для реализации их необузданных политических амбиций; их непоколебимая верность Нетаниягу – временная, она не более, чем практическое требование момента.

Будущий министр юстиции Ярив Левин питает необъяснимую неприязнь к той самой правовой системе, которую он теперь намерен «реформировать», то есть уничтожить. Йоав Галант, который, вероятно, займет пост министра обороны – в прошлом генерал ЦАХАЛа, назначение которого на должность начальника генштаба было отменено из-за нарушений при строительстве его частной резиденции, и который впоследствии стал неудачным министром образования.

Нетаниягу образца 2022 года сильно отличается от предыдущих его версий. Сегодня у него одна и только одна главная цель: любой ценой избежать тюрьмы. Отвратительные изменения, которые потребуются в правовой системе и демократии Израиля, полностью зависят от доброй воли (весьма ограниченной и весьма условной) его партии и партнеров по коалиции. Никакая цена не будет слишком высокой, никакой гнев не будет слишком сильным.

Мы находимся в неизведанных водах

Политика Израиля на Западном берегу — это сфера, на которую новое правительство, скорее всего, повлияет негативно. Нетаниягу, возможно, удастся избежать формальной аннексии, но его зависимость от партнеров по коалиции означает, что он не сможет противостоять требованиям широкомасштабного развития поселений.

Решение о создании «двух государств для двух народов» и так уже еле дышит. Вероятно, оно окончательно испустит дух. При дальнейшем притоке поселенцев трудно представить, что у будущего правительства хватит политической силы отделиться от Западного берега.

Последствия для характера Израиля как еврейского и демократического государства будут весьма серьезными. Уже сегодня евреи составляют лишь 60 процентов от общего населения Израиля и Западного берега. Своими собственными руками мы создаем двунациональное государство и хороним сионистскую мечту.

«Особые отношения» Израиля с Соединенными Штатами, и без того уже достаточно напряженные, вероятно, также серьезно пострадают.

Эти отношения — гораздо больше, чем просто военная помощь и вооружение. Они включают в себя совместное стратегическое планирование для каждой крупной чрезвычайной ситуации, обширный обмен разведданными, совместные военные учения и обмен информацией; поддержку США нормализации ситуации в регионе и позиции Израиля в мирном процессе; и, что очень важно, использование права вето США в Совете Безопасности ООН. Право вето на протяжении десятилетий защищает Израиль от международных санкций, в том числе и касающихся его предполагаемого ядерного потенциала.

Президент Джо Байден — преданный друг Израиля, а двусторонние отношения глубоки и дороги важным слоям американского общества. Однако видные фигуры американского общества уже начали призывать обусловить военную помощь политикой Израиля в отношении палестинцев. И даже еврейские лидеры предупредили, что они не смогут поддерживать Израиль – не вполне демократическую страну.

В некоторых сферах, на то, чтобы восстановить ущерб, нанесенный отношениям с США, потребуются годы, но во многих случаях он может оказаться необратимым. Никто в Израиле не обеспокоен этим больше, чем ЦАХАЛ и спецслужбы, которые лучше других понимают последствия, к которым придет ухудшение отношений Израиля с США.

Серьезному испытанию подвергнутся связи с четырьмя государствами, подписавшими «Договоры Авраама» (которые считаются коронным достижением Нетаниягу), — а также с Египтом и Иорданией. Одно дело, когда они подчиняют палестинский вопрос другим важнейшим национальным интересам; совсем другое — когда они перед лицом серьезной провокации бросают палестинцев на произвол судьбы.

Общий страх перед Ираном может предотвратить полный разрыв связей в сфере безопасности. Но трудно представить, что они будут продолжать расширяться так же быстро, как раньше. Израилю едва ли стоит рассчитывать на то, что его и впредь будут ожидать широко распахнутые теплые объятия, в первую очередь со стороны Объединенных Арабских Эмиратов, а также Бахрейна и Марокко.

Скорен всего, пострадает и ткань израильского общества. Нетаниягу и его приспешники уже нанесли глубокий ущерб отношениям между израильскими евреями и арабами, между евреями и палестинцами. Целостность командных цепочек ЦАХАЛа и его организационное единство уже находятся под угрозой.

Последняя возможность остановить взрывной рост ультраортодоксального населения путем изменения политики предпочтений, которая его породила, скорее всего, уже упущена. По прогнозам, к 2060 году «харедим» будут составлять примерно треть еврейского населения Израиля, что будет иметь серьезные последствия для общества, экономики, демократии и безопасности страны.

Что касается светского плюралистичного Израиля, давно деморализованного непрекращающимися нападками правых, религиозным засильем и льготами для харедим, то для него недавние выборы стали последней каплей. В стране преобладает чувство безнадежности. Многие, включая самых лучших и талантливых израильтян — необыкновенных талантов, стоящих за высокими технологиями, — теперь будут искать себе применение в других странах.

И без того значительное снижение мотивации к службе в боевых частях, вероятно, достигнет кризисного уровня. Все больше самых одаренных молодых людей Израиля откажутся рисковать жизнью ради правительства, в которое они больше не верят. Подобное произошло с США во Вьетнаме, сегодня происходит с Россией — в Украине, на протяжении десятилетий — с арабскими странами. Не застрахованы от этого и мы.

Одна из областей политики, которая, скорее всего, не претерпит значительных изменений, — это политика в отношении Ирана. Нетаниягу, однако, пожнет семена разрушения, которые он посеял, поддержав выход США из ядерной сделки, не продумав последствия и различные альтернативные варианты. Если благодаря ядерной сделке Ирану требовался год, чтобы произвести ядерное горючее, необходимое для создания первой бомбы, то теперь у Тегерана его хватает на несколько бомб.

Пять американских президентов отказывались предпринимать военные действия, чтобы остановить иранскую ядерную программу, и Байден едва ли это изменит. Теперь Нетаниягу, возможно, придется проявить мужество, которого явно не хватало в период с 2010 по 2012 год, когда он в последний раз рассматривал возможность военных действий против Ирана. Сегодня иранская ядерная программа уже не может быть уничтожена военными средствами; кратковременная отсрочка — это лучшее, на что можно надеяться.

Осторожный подход Израиля к украинско-российскому кризису будет и впредь определяться рядом факторов. Новое правительство, несомненно, продолжит воздушную кампанию в Сирии, призванную предотвратить закрепление там иранских войск и передачу «Хизбалле» оружия, в корне меняющего расклад сил Российские системы ПВО, развернутые в Сирии, могут серьезно ограничить возможности Израиля.

Более того, Россия теперь, скорее всего, будет продавать Ирану передовое оружие, возможно, включая систему ПВО С-400, чтобы обеспечить Ирану большую поддержку на ядерных переговорах, и даже оказывать непосредственную помощь в разработке ядерной программы. У Израиля не останется иного выбора, кроме как продолжать делать все возможное, чтобы не восстанавливать против себя Россию.

В бытность свою лидером оппозиции, Нетаниягу раскритиковал недавнюю израильско-ливанскую сделку о морской границе. Однако теперь он, скорее всего, признает, что она является стабилизирующим фактором, снижающим опасность возобновления конфликта с «Хизбаллой.

Возможно, когда через несколько лет мы выберемся из этого избирательного кошмара, все окажется лучше, чем предполагалось. Аналитики, в том числе и я, профессионально предрасположены фокусироваться на опасностях. Единственный раз, когда я был так обеспокоен будущим Израиля, был во время войны Судного дня и после убийства Рабина.

Скоро Израиль будет праздновать свое 75-летие. Для всех израильтян и евреев во всем мире эти дни должны стать днями радости. Когда я думаю о том, где мы были 75 лет назад, я тоже радуюсь. Когда я думаю о том, где мы могли бы быть — и куда мы, возможно, направляемся — я не радуюсь.

Чак Фрейлих, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Oded Balilty

Автор — бывший заместитель советника по национальной безопасности Израиля, автор книг «Дилеммы Сиона: как Израиль делает политику национальной безопасности», «Израильская национальная безопасность: новая стратегия в эпоху перемен» и готовящейся к изданию книги «Израиль и киберугроза: как страна-стартап стала глобальной сверхдержавой».
Источник: https://detaly.co.il/izrail-vstupaet-v-odin-iz-samyh-opasnyh-periodov-svoej-istorii

Посмотреть также...

БАГАЦ запретил Арье Дери быть министром

01/18/2023  17:12:28 Решение Высшего суда справедливости создает серьезные проблемы для Нетаниягу. Какой путь выберет премьер-министр, …