Граф Освенцима

02/18/2023  11:26:21

Он выкупал евреев за сладости. Так Чарльз Кауард по прозвищу «граф Освенцима» спас от нацистов более 400 человек.

Британца Чарльза Кауарда почти наверняка дразнили в детстве. Coward по-английски значит «трус» – в патриархальной Британии начала ХХ века жизнь мальчика с такой фамилией была несладкой. Словно наперекор этой насмешке судьбы характер Кауарду достался твердый, как сталь. За беспримерную храбрость и девять попыток бегства из нацистского плена он получил прозвище «граф Освенцима», а за спасение сотен евреев был удостоен звания Праведника народов мира – первым из британцев.

Чарльз Кауард, уроженец Лондона, впервые попал на военную службу в 1924 году по призыву, а во второй раз – в 1937 году, уже добровольно. В мае 1940 года в звании старшего сержанта-квартирмейстера батареи он участвовал в битве за Кале. После того как нацистские войска разгромили силы союзников, ему, увы, не удалось эвакуироваться морем, как 338 тысячам других участников Дюнкеркской операции. Так Кауард впервые оказался в плену.

 

 

Тогда нацисты даже не подозревали, сколько хлопот им впоследствии принесет этот самый обычный с виду британский солдат. Более того – они даже сочли его полезным. Кауард в совершенстве владел немецким языком, и через него немцы могли общаться с другими военнопленными. Но уже по пути в первый из лагерей – а Кауард за свою жизнь сменит их немало – он дважды попытался бежать. Оба раза его поймали, но не расстреляли, поскольку не хотели терять переводчика.

Немецкий язык неизменно спасал Кауарда и во время следующих попыток. Однажды во Франции во время этапирования из лагеря в лагерь он вновь бежал, вырвавшись из строя военнопленных. Конвоиры начали стрелять и даже ранили его, но Кауард смог уйти и спрятаться в амбаре на одной из ферм. Перед побегом ему удалось раздобыть нацистскую форму, в которую он предусмотрительно переоделся при первой же возможности. Очень скоро в амбаре появились нацисты.

 

 

Вопреки опасениям Кауарда, пришли не за ним: солдаты подыскивали подходящее помещение для походного лазарета. Знание немецкого позволило беглецу выдать себя за бойца вермахта. Он на ходу сочинил историю о том, как был ранен в неравном бою и благодаря своему героизму избежал гибели. В итоге его отправили в госпиталь, а во время лечения даже наградили Железным крестом за проявленное мужество. К несчастью, отсутствие документов сыграло против «героя вермахта». Поскольку беглеца продолжали разыскивать, обман в итоге раскрылся. Награду отобрали, а новоиспеченного кавалера ордена Железного креста вернули в лагерь.

Неудачи не останавливали Кауарда, и одна из попыток побега чуть было не увенчалась успехом. О ней стало известно благодаря свидетельству Ицхака Перского – отца девятого президента Государства Израиль Шимона Переса. Кауарду каким-то чудом удалось добраться до оккупированной нацистами Греции. Оттуда с помощью греческих партизан он рассчитывал перебраться морем в нейтральную Турцию. Во время этой переправы Кауард и Перский оказались в прямом и переносном смысле в одной лодке – как и еще около десяти таких же беглых военнопленных. Один из них не выдержал холода и истощения и умер. Кауард снял с него жетон и вместе с документами передал Перскому.

 

 

Предосторожность оказалась спасительной для Ицхака Перского: нацисты обнаружили лодку с воздуха и схватили беглецов. Благодаря новообретенным документам Перского посчитали новозеландским солдатом и отправили не в лагерь смерти как еврея, а в лагерь для военнопленных вместе с Кауардом.

После нескольких перебросок из одного места заключения в другое оба оказались в поезде, следовавшем в Польшу – в лагерь, расположенный в сотне километров от Освенцима. «Нам удалось раздобыть напильник и пилу, но когда все было готово для побега, инструменты обнаружил охранник, – пишет Перский в своем свидетельстве для иерусалимского мемориала истории Холокоста “Яд ва-Шем”. – Тот наугад назначил двоих виновных, меня и еще одного новозеландского солдата. Он вывел нас из вагона, чтобы привести приговор в исполнение».

 

 

Но и тут Кауард не растерялся и мгновенно придумал, как спасти товарищей. В вагоне среди военнопленных был австралийский священник по имени Рекс Дакерс. Кауард уговорил охранника, чтобы тот разрешил приговоренным исповедаться перед смертью. Но священник не стал исповедовать заключенных, а вместо этого прочитал пламенную проповедь нацисту. Он настаивал, что обвиняемые должны предстать перед трибуналом, как полагается, и что их нельзя расстреливать без суда и следствия. В конце концов Дакерс мужественно заявил: «Если вы расстреляете их, то расстреливайте и меня». У охранника не поднялась рука убивать священника, и в итоге все трое остались живы.

 

 

Кауарда и Перского наказали, а потом отправили в Освенцим. Они оказались в Аушвице III, также известном как Моновиц – там, помимо евреев, держали британских военнопленных. Знание немецкого языка снова сыграло Кауарду на руку. Его назначили ответственным за взаимодействие с Красным Крестом: нацисты пытались делать вид, что соблюдают Женевские конвенции. Так у Кауарда появилась определенная свобода: он мог почти беспрепятственно перемещаться по лагерю, а в особых случаях даже покидать его. Через Красный Крест Кауард начал поддерживать связь с правительством Великобритании. Он писал письма другу по имени Уильям Ориндж, где рассказывал о происходящем в лагере эзоповым языком – в противном случае послания могли не дойти до адресата, поскольку их вскрывали и прочитывали нацисты.

 

 

Евреев в Мановице держали отдельно – и Кауард помогал им как мог. Часть продуктов и лекарств, поступающих от Красного Креста, тайными путями попадала на еврейскую территорию. Однажды туда пробрался и сам Кауард: из Лондона пришло поручение разыскать врача по имени Карел Шпербер. Он был евреем, поэтому с ним обращались как с евреем, а не как с военнопленным, несмотря на британское гражданство. Кауард подкупил одного из капо – надзирателей-уголовников – и попал в барак к еврейским узникам. Найти Шпербера он не смог, зато выяснил, что евреям живется в лагере намного хуже, чем пленным солдатам. Он стал думать над планом по спасению заключенных, решив, что просто помогать продуктами – хорошо, но мало.

 

 

Один из младших офицеров СС, с которым взаимодействовал Кауард, обожал швейцарский шоколад. Достать его в Польше во время войны было сложно, однако Красный Крест иногда присылал его в лагерь. Кауард заключил с офицером сделку: он передавал нацисту его любимое лакомство, а тот взамен разрешал взять несколько трупов умерших военнопленных вместе с документами. По легенде, тела он собирался похоронить, а документы отправить родным.

На самом же деле за шоколад Кауард выкупал не мертвых британцев, а живых евреев. План, который «граф Освенцима» успешно воплотил в жизнь с помощью Перского и других военнопленных, заключался в следующем. Из Моновица в лагерь смерти Освенцим-Биркенау периодически отправляли евреев. Иногда их отвозили на грузовиках, но чаще конвоировали строем: лагеря находились в 6–7 км друг от друга. После наступления темноты трупы, взятые Кауардом, раскладывали вдоль дороги, а когда по ней вели евреев, несколько человек, предупрежденных заранее, падали «замертво» в условленных местах. Предварительно они получали от него документы и одежду погибших солдат. Притворяясь мертвыми, они ждали, когда строй уйдет, а затем бежали. Каждое утро нацисты подсчитывали трупы на дороге. А поскольку их число совпадало с числом не дошедших до Биркенау евреев – за счет разложенных заранее тел, – поводов для тревоги не было.

 

 

За полтора года, проведенных в Освенциме, Кауард помог бежать 400 евреям. После войны в этой цифре начали сомневаться, поскольку ее называл сам Кауард. Однако правдивость его слов засвидетельствовали помогавшие ему заключенные, в том числе Ицхак Перский. Он не мог сказать, было ли их именно 400, но с уверенностью утверждал, что счет шел на сотни.

За эту операцию Кауард 16 февраля 1965 года первым из британцев получил звание Праведника народов мира. Еще раньше он выступил свидетелем на Нюрнбергском процессе – подробно описал условия, в которых содержались евреи и неевреи, и обозначил расположение газовых камер.

 

 

В январе 1945 года Кауард оказался в лагере на территории Баварии, откуда его вместе с другими пленными освободили силы союзников. После войны он вернулся на родину и всю оставшуюся жизнь работал на местной мебельной фабрике. Несмотря на «графский» титул, Кауард скромно жил с женой и пятью детьми в своем доме в Эдмонтоне – пригороде к северу от Лондона. Умер «граф Освенцима» в 1976 году. На его доме по адресу: Чичестер-роуд, 133, в 2003 году установили мемориальную доску. Именем Кауарда также назвали отделение одной из британских больниц. А в 2010 году его посмертно удостоили звания Британского героя Холокоста, учрежденного всего двумя годами ранее.

Елена Горовиц

Елена Горовиц

www.vesty.co.il/main/article/bjgjb11cpo

Посмотреть также...

Политика, которая убивает израильских солдат

06/03/2024  16:18:11 Джонатан Шанцер Трое солдат Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) были  убиты 28 мая, когда они столкнулись …