Американо-арабская лига

06/11/2015   12:53:17

 

808_85220685_img

Автор: Орли Гольдкланг

Мечта Обамы на Ближнем Востоке — отступление и раздел территории между иранцами-шиитами и египтянами-суннитами. Израиль должен понять, что с точки зрения американцев он стал бременем

По правде говоря, это уже вызывает смущение. Ежедневная порция конфликта между Обамой и Нетаниягу поступает к нам с острым иранским запахом, приправленная укусами и сопровождаемая кислыми физиономиями дегустирующих. Эти гневаются на одно, те на другое, и все вместе остерегаются загнивающего блюда, поданного на стол. Но в то время, как у нас озабочены состоянием отношений между нами и США, Америка гораздо больше обеспокоена своими связями с усатым парнем с Востока.

Израиль стоит пораженный обамовской жетскостью по иранскому вопросу. Рядовой гражданин был убежден, что смысл дружбы между США и Израилем — твердая совместная позиция против оси зла, разжигающей войну. Вроде бы не должно было быть спора по вопросу Ирана, но тот, кто следит за поведением американцев по подобным вопросом, не может удивляться. Один из таких знатоков — востоковед Мордехай Кейдар, который среди прочих своих занятий анализировал поведение Обамы и его коллег во всем, что касается Ближнего Востока.

Примерно 2 года назад Кейдар представил редакции газеты «Макор ришон» длинную статью под заголовком «Исламская программа госдепартамента». Тогдашний редактор — покойный Ури Элицур — поостерегся публиковать статью, в центре которой было острое утверждение, что американский МИД впрягся в поддержку братьев-мусульман по всему Ближнему Востоку, что он сотрудничал и все еще сотрудничает с ними, чтобы они организовывали перевороты в разных странах региона. Вновь и вновь от Кейдара требовали прислать свидетельства и материалы, подтверждающие его утверждения. На протяжении месяца он присылал материалы на арабском и английском со свидетельствами о встречах между представителями американской администрации и организацией братьев-мусульман, документы и анализы американских и не только специалистов. Все они вместе составили вызывающую беспокойство картину американских интересов, не совпадающих с благом Израиля.

Мубарак знал когда исчезнуть

В августе 2013 статья была опубликована. То были дни генерала а-Сиси, падение Мохаммеда Мурси — представителя братьев-мусульман — воспринималось в США с неудовольствием, мягко говоря. Эрдоган в Турции и Хамас в Газе были в шоке и гневе — их партнерство, согласно документам и анализу Кейдара, проистекало не только из общих интересов, оно было гораздо глубже. Выясняется, что американские интересы отличались от того, что мы думали.

Со времени теракта 11 сентября 2001г. США хотят покоя для себя. Их высшая цель — чтобы подобные события не повторились, но это трудно гарантировать в мире, в котором бушует убийственный джихад, ненавидящий Запад и не спешащий предоставить рациональные объяснения. Что делать? То, что все сторонники мира-сейчас-и-немедленно-и-без-мелочных-задержек делают у нас: ищут «умеренного» игрока в регионе, пытаются усилить его и надеются, что обуздает тех, кого надо обуздать. США Обамы декларируют, что они за мусульман, но против джихадистов. По мнению госдепартамента, умеренный игрок — это организация братьев-мусульман.

Напомним, что свою первую речь вне США Обама позаботился произнести в Египте, во время мероприятия, бывшего диссонансом для многих израильтян и в неменьшей степени для тогдашнего президента Египта. Официальной причиной отсутствия Мубарака во время речи Обамы была смерть его внука за 2 недели до этого, но на самом деле причина заключалась в упрямом желании свежего президента США встретиться с представителями братьев-мусульман во время визита. Согласно Кейдару, Америка была очень активной в подталкивании их по пути к свержению режима Мубарака, а после завершения переворота в Каире Обама выступил с торжественными заявлениями о новой эпохе в Египте.

Когда революция «перевернулась» — при поддержке Суадовской Аравии — не было предела огорчению Обамы. Со временем США были вынуждены признать полномочия а-Сиси, но затрудняются продемонстрировать энтузиазм. Время от времени американцы приводят какое-нибудь оправдание свому отдалению от него, что-то вроде «мы с Египтом, но хотим видеть больше демократии». Или в переводе: видеть у власти больше братьев-мусульман.

Вроде бы братья-мусульмане — скромная гражданская организация — если игнорировать ее сорняки, среди которых Хамас, Исламский джихад, египетский джихад и т.д. А-Сиси несколько менее толерантен, чем американцы: он объявил организацию братьев-мусульман террористической, преследует ее активистов и вынес ее лидерам смертный приговор. Америка в ответ замораживает военную помощь Египту, но египетский президент придерживается своей линии. Согласно иностранным источникам, некоторая соседняя страна, не говорящая по арабски, помогает ему в ликвидации сил джихада на Синае.

Большой план, описываемый Кейдаром, вытекает за границы Египта. Этот план помогает воплощению мечты об исламском халифате, как вскрыл никто иной, как шейх аль-Хиджази, стоявший возле Мурси, когда тот был избран президентом Египта. Стоя возле нового президента, шейх объявил об «аль-валайят аль-арабие аль-матхада» — «объединенном арабском государстве». Кейдар подчеркивает неслучайное совпадение «аль-валайят аль-матхада» по арабски «Соединенные Штаты».

Почему это интересует нас? Потому что, как вы уже догадываетесь, это крупное государство не пройдет мимо территории Израиля. Уже с начала тысячелетия пытаются братья-мусульмане укрепить свои позиции в Турции, Сирии, Ливане, Иордании, Йемене и Египте., иногда с бол;шим успехом, иногда с крупным провалом. Кстати, столица объединенного арабского государства будет не в Мекке или Медине, не в Каире или Дамаске. При всем уважении к этим городам цель — Иерусалим и туда устремлены, по словам шейха аль-Хаджази, миллионы шахидов.

Так что США не понимают это? Не видят опасности для единственной реальной демократии на Ближнем Востоке? Видят, — говорит Кейдар, — но, к большому сожалению, это волнует обамовскую Америку, гораздо меньше, чем нам хотелось бы.

«В Белом доме есть 8 человек, идентифицируемых с братьями-мусульманами», — говорит Кейдар. — «Часть из них — арабы, часть — нет, но все они мусульмане, сильно влияющие на политику США. Они среди референтов, пишущих статьи, определяющие политику. По правде говоря, этот процесс они начали уже с прошлым президентом — Бушем-младшим — просто потому, что преуспели надуть его. Он не был за, но не нашел альтернативу. Острая необходимость предотвратить любую возможность терактов вроде 11/9, потащила его за ними. Если следующий президент будет от Республиканской партии, надо полагать, что он похоронит это сотрудничество или, по крайней мере, затушует его следы, как сделал Буш. Если будет избрана Хиллари Клинтон, я полагаю, что это будет в точности, как Обама. Они будут стремиться к власти братьев-мусульнан здесь».

Кейдар цитирует специалистов, утверждающих, что в намерении США дать шиитам под гегемонией Ирана контроль над всей территорией к востоку от Израиля, а все, что к западу, — под контроль суннитов во главе с Египтом.

— Так как Израиль сочетается с этими планами?

— С точки зрения Обамы, Иран может занять наше место на Ближнем Востоке. Он безусловно видит в этом нечто хорошее. В его глазах Иран — современное сильное государство, понимающее регион и умеющее установить свою повестку дня в любом месте, где хочет: в Сирии, Ливане, Ираке, Йемене. Израиль? Он не интересует Обаму. По моему, Израиль в его глазах — бремя, а не ценность, и Обама — не единственный, кто думает так. В США ведется такой открытый диалог, в основном, среди ультра-либералов в университетских кругах.

И все же дело гораздо сложнее. Американо-израильская-мусульманская картина — не черно-белая. Хоть речь Обамы в Каире была принята громкими исламскими овациями, и портрет Обамы вновь и вновь рисовался в газетах в стиле фараона, но затем начались разочарования. Война в Йемене и расстрел Осамы Бин-Ладена нелегко были восприняты мусульманами. С их точки зрения, чересчур много американских действий в Йемене, Афганистане и Пакистане не сочетаются с обамовскими обещаниями.

С другой стороны, прежние союзники — Египет, Иордания и Израиль — чувствуют себя неудобно с Америкой, флиртующей с врагом, и начинают заботиться о себе. Хашемитское королевство видит в войне против братьев-мусульман свое самое важное сражение, даже больше, чем борьбу против Ирана. Египет, как сказано, позаботился произвести контрпереворот. Израиль на одном фронте воюет с террористическим филиалом братьев-мусульман в Газе, а на другом фронте — с иранской угрозой.

Со своей стороны, Обама в гневе за выступления Нетаниягу в Конгрессе и не в восторге от избранного израильтянами руководства. Он все еще ждет удобный момент, когда какой-нибудь полезный идиот будет поддерживать его по пути к реализации исламской мечты со столицей в аль-Кудсе. Если во время написания той статьи Кейдар еще мог надеяться, что падение Мурси похоронит эту мечту, то борьба Америки против Израиля по вопросу соглашения с Ираном разбивает эту надежду.

Так почему все же так много израильтян чувствуют неудобство из-за напряжения с США и склонны обвинить Нетаниягу? Одна из причин — описываемые им кошмары от иранской бомбы выглядят оторванными от действительности. Не потому что в словах Нетаниягу нет логики и не потому что открытые заявления Тегерана о стремлении уничтожить Израиль не достоверны: все ясно, все на столе. Но Катастрофа не выглядит так.

Катастрофа приходит с желтыми повязками и полосатыми одеждами. Она начинается с оккупации страны, в которой вы проживаете, а не передает приветы с расстояния в тысячи километров. Катастрофа не происходит, когда встает приятное солнце. Где хрустальная ночь? Где гетто? Да, мы слышали о Хиросиме, разум понимает, но чувство требует прецедент.

Пойди пойми как в один день, в одно мгновение одна бомба может уничтожить полстраны. Пойди объясни себе в рутине между стиркой и работой, что все это может серьезно нарушиться. В один день. Без предварительного предупреждения, без высоких черных сапог и музыки Вагнера. Дигитальная Катастрофа, начинающаяся с нажатия на кнопку и заканчивающаяся облаком в виде гриба.

После недели, на которую приходился День Катастрофы, стоит повторить обещание: никогда больше, никаким образом, ни при каких обстоятельствах.

(«Макор ришон» 17.04.2015)

Перевел Моше Борухович
МАОФ

http://www.maof.rjews.net/actual/153-middle-east/29246-2015-06-10-13-47-45

Посмотреть также...

После запуска центрифуг в Иране: «авария» в электросети ядерного объекта

04/11/2021  12:46:35 Сутками ранее президент Ирана Хасан Рухани лично присутствовал при запуске новейших центрифуг IR-6 …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *