Антисоветский отдел британской разведки? А этот шпион Сталина хорошо устроился!

Реклама

08/20/2022  07:30:14

«Если уж суждено заниматься грязными делами, то лучше это делать под солидной вывеской»- Ким Филби. «Моя тайная война»

Ким Филби

Проникнуть в организацию под солидной вывеской 6 лет было главной задачей советского шпиона Кима Филби. Задачей, которую поставили перед ним еще его первые вербовщики — в момент, когда Ким был обычным выпускником Кембриджа с не особо выдающимися перспективами.

Часть 1 про «Кембриджскую пятерку«- -высокопоставленных англичан на службе КГБ, читайте здесь.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?
Шкатулка с историями14 April

И вот, в сентябре 1941 года Ким оказался, наконец, в той самой солидной организации, центральном аппарате английской Секретной службы. Грязные дела ждали нашего героя!

Он стал начальником отдела в управлении, занимавшимся контрразведкой на территории нейтральных стран. Ким отвечал за Испанию и Португалию.

Как именно это произошло, описано тут

Как шпионы Сталина поставили Джеймсу Бонду «двойку»
Шкатулка с историями30 May

Сейчас легко обвинить боссов Филби в халатности. Как они могли взять на работу в спецслужбы человека, который был коммунистом в университете? Они что — не знали?

Ну во-первых, они знали. Просто в данном случае советское шпионское кунг-фу оказалось сильнее — предложенный еще в 1935 кураторами НКВД план по отмыванию политической репутации Кима сработал. Потребовалось много лет, но он сработал.

Арнольд Дейч, вербовщик Филби. Он всегда верил в него.

Во-вторых, с точки зрения работодателей из СИС, Ким являлся практически идеальным кандидатом на место в Иберийском отделе. И это действительно было так. Годы, проведенные военным корреспондентом «Таймс» во времена гражданской войны в Испании, дали Филби необходимые компетенции: он знал язык, он знал локации, он лично знал ЛЮДЕЙ, против которых ему теперь нужно было работать.

Ким Филби

Поэтому, конечно же, на фоне прочих Филби выделялся своей эффективностью.

Выделялся он и другим — умением выстроить отношения в коллективе.

«Наибольшее впечатление производил прекрасный английский язык подготовленных им документов. Он никогда не писал черновиков и тем не менее его английский был великолепен — без лишних слов, всегда точный смысл. И конечно, Филби был привлекателен как личность. От отца он унаследовал чувство глубокого субъективного идеализма, для которого средства не имеют значения, если цель достойна приложения усилий. Хотя Филби не проявлял особой откровенности, его целесообразность и настойчивость во всех делах притягивали к нему людей и заставляли следовать его примеру. Он был таким человеком, который вызывал чувство привязанности и обожания. Его нельзя было просто любить, восхищаться и следовать за ним. Возникала потребность обожать»

любите меня,любите...

Вообще, чем больше читаю про историю разведки, тем больше складывается ощущение, что великие разведчики -это те, кто мог успешно пройти между струйками. И даже не в оперативном плане. А в человеческом и бюрократическом. Разведка — это, как правило, место столкновения различных интересов: конттразведки, полиции, армии, министерства иностранных дел, политического руководства. Не говоря уже об интригах, которых хватает в любом крупном учреждении. И если ты хочешь успешно построить карьеру (разведчика), ты должен не испортить отношения НИ С КЕМ из этих тянущих одеяло на себя персонажей. И при этом остаться эффективным в рамках своего функционала.

Филби умел это (нравиться всем, без ущерба интересам отдела) делать. А вот его босс — глава контрразведовательного управления, Феликс Каугилл, не умел. И этим подписал себе приговор. Филби его просто затмевал — и в отношении ума, и в отношении «гибких навыков».

Вспомнил я тут один анекдот...

Помню, очень была удивлена, прочитав «Мою тайную войну»… там ни слова нет про работу Филби на советскую разведку! В этом плане читатель будет разочарован. Но чем мемуары Филби хороши — это потрясающее пособие для начинающего карьериста. В принципе книгу можно было бы назвать «Как я стал корпоративной крысой»(в МИ-6)

Итак, некоторые практические советы от старины Кима:

-если хочешь завязать неформальные отношения с кем-то из коллег, надо приходить в его кабинет в конце рабочего дня… возможно, вечер продолжится в баре. А там отношения завязываются лучше всего.

-никогда не нужно вслух ругать своего начальника, даже в приватных разговорах… даже если его ругает твой собеседник

-когда твой шеф в командировке, не теряй зря времени — «продай себя» вышестоящему начальству, покажи товар лицом.

Случай показать товар лицом представился, когда Каугилл укатил в командировку в Штаты, оставив Филби некую папку и указание с ней разобраться. В этом деле лично заинтересован Клод Дэнси, зам главы СИС- сообщил Каугилл.

В то время Даллес еще не имел такой зловещей репутации, как во времена Кеннеди

В папке оказались немецкие документы, которые Аллен Даллес (глава американской резидентуры в Швейцарии) прислал англичанам. Их передал некий немецкий чиновник. Документы, в случае их подлинности, казались необычайной важности.

Поэтому-то Дэнси, у которого был большой личный интерес в Швейцарии, и отдал их контрразведчикам на проверку. Дэнси хотел, чтобы документы оказались фальшивыми, и можно было бы поднять Даллеса на смех.

Филби мог бы так и поступить — дать вердикт, что документы являются дезой, и сделать приятное высокому начальству. Но Ким поступил иначе. Гораздо дальновиднее. Он решил по-настоящему проверить эти бумаги — через школу кодирования и криптографии.

Через два дня Деннистон позвонил мне по телефону. В его голосе сквозило волнение. Деннистон сообщил, что три телеграммы точно совпадают с перехваченными и уже расшифрованными, а остальные оказались крайне ценными для расшифровки немецкого дипломатического кода. Деннистон спрашивал, не могу ли я дать еще несколько таких документов. Я, конечно, мог и начал поставлять материалы Деннистону по мере того, как он успевал их обрабатывать. Когда примерно треть документов была изучена и ложных среди них не оказалось ни одного, я обязан был распространить эти материалы. Соответственно я передал их в наши секции, поддерживавшие связь с военными миистерствами и министерством иностранных дел, сознательно принижая значение документов, так как не хотел, чтобы Дэнси преждевременно узнал, что происходит что-то неладное.

Клод Дэнси (по кличке Зет)

Все министерства пищали от восторга. Информация оказалась весьма ценной. Но Дэнси, который ставил совсем иную задачу, не мог быть в восторге. Его коварный план рухнул по вине непонятливого сопляка. Зам главы Секретной службы кипел от ярости.

Что же сделал Ким? Оправдывался? Пошел на конфликт? Как бы не так! Учитесь, дорогие друзья…

Визит продолжался полчаса и был очень неприятным. Как и следовало ожидать, Дэнси пришел в ярость. Но его быстро отрезвило то обстоятельство, что я изучил материалы, а он — нет. Докладная Деннистона также несколько охладила Дэнси. Ярость его, однако, вспыхнула снова, когда он прочитал хвалебные комментарии министерств. С большим трудом взяв себя в руки, Дэнси прочитал мне нотацию. Даже если документы подлинные, то что из этого? Я поощряю американцев в его стремлении переступать все границы в Швейцарии и вносить путаницу в дела разведки…
Когда Дэнси выдохся, излив свою тираду, я с почтительным изумлением спросил, какое, собственно, отношение это имеют к делу американцы? Ведь я распространял эти документы не как материалы УСС. Все считают материалы нашими, они НАС просят присылать их. По всей видимости, и похвалы достанутся тоже НАМ. Когда я в нерешительности замолчал, Дэнси в упор посмотрел на меня долгим, изучающим взглядом. «Продолжайте, — проговорил он
наконец. — Вы не такой дурак, как я думал».

Конечно, Филби создавал себе репутацию парня, который далеко пойдет, не только интригами, он действительно проявил себя как находчивый разведчик — в частности, сорвав планы немцев помешать проходу британских судов через Гибралтар. Это было сделано путем контролируемой утечки информации, полученной от дешифровщиков, отчего испанские офицеры Абвера сломали голову в поисках источника и «еще долго еще бегали, как голый человек в поисках полотенца».

В общем, очень быстро и по вполне объективным причинам Филби стал бесспорным фаворитом руководства английской Секретной службы. Их яркой звездочкой.

К 1944 году исход войны уже стал понятен. И СИС благоразумно занялась собственной реорганизацией для борьбы с новым вероятным противником — Советским союзом. Планировалось создать огромный департамент, занимающийся противодействием коммунистической угрозе. Предполагалось,что шефом этого подразделения станет начальник Филби, Каугилл. Он собственно ради этого в СИС и пришел — просто война помешала его планам. Но на встрече с советским куратором Филби был дан приказ вывести Каугилла из игры и самому занять этот пост.

Это оказалось не так уж и трудно — Каугилл своим воинственным характером давно настроил всех против себя, а ссора с Эдгаром Гувером (главой американского ФБР), забила последний гвоздь в крышку его гроба. За изготовлением самого гроба все это время бдительно наблюдал Ким, потихоньку направляя гробовщиков.

Подло? Ну наверно, да. Каугилл полностью доверял Киму, считая того «человеком, который может быть судьей на крикетном матче». То есть человеком исключительной честности и порядочности.

Но как говорила матушка Кима, Дора Филби, жизнь — это отчаянная схватка за выживание. Где менее умный рано или поздно становится обедом для более умного и коварного. И более политически мотивированного, прошу заметить.

Стюарт Мензис (шеф, кличка Си), по слухам внебрачный сын Эдуарда VII

Когда шеф Секретной службы предложил Киму вожделенную должность, тот благоразумно озвучил, что для предотвращения возможных трений и взаимных претензий, его кандидатура должна быть согласована всеми заинтересованными сторонами: МИ-5, министерством иностранных дел и тд.

Шеф, бывалый интриган, с радостью ухватился за эту мысль. И, думаю, вам теперь понятно, почему разоблачение Филби и обнародование деталей его предательства -это последнее, что потом хотел видеть в газетах британский истеблишмент.

Таким образом дело было сделано. К 1944 году главой антисоветского департамента британской разведки стал советский шпион. Более того, репутация советского шпиона была столь высока, что его прочили в будущем на роль самого главы СИС (хотя это вряд ли) . Но Ким считался лучшим.

После войны Кима наградили орденом Британской империи. Примерно в то же время в Москве был подписан приказ о награждении тов. Филби Г.А.Р. — орденом Красной звезды. (Американскую награду Ким не получил только потому, что не был военным). В сочетании с орденом от Франко, получилась забавная коллекция.

Джон Кернкросс

Но тут интересно другое… а за ЧТО Киму дали орден Красной зведы? Из кембриджцев его получил еще только Джон Кернкросс, таскавший тысячами важнейшие документы из службы дешифровки. Вклад Филби в сравнении не так уж и велик — он передал всего 914 документов, против 5832 от Кернкросса. И работа Кима в Иберийской секции по сути была мало связана с Советским союзом.

Тут можно только гадать. Но помните сюжет «Семнадцати мгновений весны»? Там же вся интрига в том, чтобы предотвратить сепаратные переговоры Аллена Даллеса с немцами. Но сепаратные переговоры могли быть не только в Швейцарии, и не только через Аллена Даллеса.

Западные журналисты, раскапывая эту историю, прямо обвиняли Филби в том же, в чем повинен Штирлиц — в срыве сепаратных переговоров.

Как вы помните, Филби, будучи членом Общества англо-германской дружбы, разделял местный контингент на три группы: нацистов, умиротворителей и тех, кто надеялся сменить правительство в Берлине. На какое-нибудь менее одиозное. Но такое же русофобское. Первые две группы дискредитировали себя с началом войны, а вот третья чувствовала себя прекрасно. К третьей группе принадлежал посол Великобритании в Мадриде. К третьей группе, как оказалось, принадлежал и глава СИС Стюарт Мензис.

просто напомню,как юбилярша зигует

Филби выяснил это, когда предложил Мензису план по устранения главы Абвера адмирала Канариса, когда тот с рабочей поездкой посетит Испанию. Филби знал отели, где должен был остановиться Канарис и примерно понимал, куда надо бросить гранаты, чтобы адмирала моментально в море.

Мензис отмел это предложение и с улыбкой заявил, что Канарис может быть полезен. Филби начал что-то подозревать.

Летом 1942 года некий немецкий адвокат Отто Йон вышел на сотрудника СИС в Лиссабоне с предложением.

«Мне было поручено выяснить, какую помощь может нам оказать британское правительство в деле устранения Гитлера. Действовал я не по поручению Канариса. Он не участвовал в заговоре, но прикрывал заговорщиков.

В январе 1944 года в разгар подготовки заговора Штауфенберга я по его заданию вновь встретился с англичанами, чтобы выяснить отношение правительства Великобритании к нашим планам. Моего контакта не было на месте, мне удалось побеседовать с его сотрудницей. Она сказала, что имеются строгие указания из Лондона, запрещающие какие-либо контакты с «представителями оппозиции Гитлеру в Германии».

Указания из Лондона в Лиссабон отправлял Филби.

Антисоветский отдел британской разведки? А этот шпион Сталина хорошо устроился!

Много лет спустя журналист Филипп Найтли задал Киму этот вопрос напрямую.

Найтли: Итак, это была главная задача, которую вы выполняли во время войны? И вы информировали русских о любых попытках заключить сепаратный мир?

Филби: Действительно, Москва чаще всего задавала именно этот вопрос. Ее беспокоило, что война могла стать войной только против России. Но одна из причин моих действий в этом направлении заключалась в том, что полное поражение Германии было для меня делом принципа. Я ненавидел войну. Даже после того, как она закончилась, мне было трудно забыть, что наделали немцы.

В общем, повторюсь — можно только гадать. Сепаратные переговоры, операция «Немыслимое»(вынашиваемый Черчиллем план третьей мировой войны с нанесением ядерных ударов по 20 крупнейшим городам России) — Филби определенно чем-то был очень дорог советской разведке.

По итогам войны троице Блант, Берджесс и Филби была предложена пожизненная пенсия — Бланту и Берджессу по 1200 фунтов в год, Филби 1500 фунтов в год. Посовещавшись, агенты отказались.

Но несмотря на радость от победы, «Стэнли» (так теперь именовали Филби) чувствовал, что играет в слишком опасную игру. И в любой момент может проиграть все.

Пауль (Гай Берджесс)

СТЕНЛИ просил ПАУЛЯ (Берджесса) передать нам его личную просьбу о предоставлении ему политического убежища в СССР в случае явной опасности, ПАУЛЬ добавил, что, по существу, речь идет и о предоставлении убежища и ему, ПАУЛЮ. ЯН (Блант), так же как СТЕНЛИ и ПАУЛЬ, был сильно встревожен последними событиями, но не проявил признаков трусости и не делал поспешных выводов. По мнению ПАУЛЯ, если будет угрожать серьезная опасность, то ЯН покончит жизнь самоубийством… ПАУЛЬ сказал, что моральные качества ЯНА не такие, как у СТЕНЛИ и ПАУЛЯ, – продолжал Коровин. – СТЕНЛИ и ПАУЛЬ считают себя «политиками», прошедшими суровую школу жизни, знающими, что такое борьба и как нужно добиваться цели. ПАУЛЬ считает ЯНА хорошим товарищем, вполне преданным нашему делу, но в нем еще крепко сидит «интеллигентский дух», присущий профессии ЯНА, и этот дух заставляет его мириться с «неизбежным» и не мобилизует на борьбу».

Уж не знаю,насколько образ «идейного бойца», каким себя видел Берджесс, соотносился с реальностью. Но с каждым днем для кембриджских шпионов все становилось только запутанней и опасней. Впервые кембриджцы по-настоящему поняли это летом 1945 года. Опасность грозила им не в Лондоне. Настоящая опасность шла из Москвы.

В одно августовское утро не успел я усесться за письменный стол, как меня вызвал шеф. Протянув мне подборку документов, он попросил просмотреть их. Сверху было короткое письмо в министерство иностранных дел от Нокса Хелма, бывшего тогда советником английского посольства в Турции. Из его содержания вырисовывалась следующая картина.
Некий Константин Волков, вице-консул советского генерального консульства в Стамбуле, обратился к вице-консулу английского генерального консульства с просьбой предоставить ему и его жене политическое убежище в Англии. В поддержку своей просьбы Волков пообещал сообщить информацию об одном управлении НКВД, в котором он якобы служил раньше. Он заявил также, что имеет сведения о советских разведчиках, действующих за границей, и, в частности, знает имена трех из них, которые находятся в Англии. Двое работают в министерстве иностранных дел, а третий является начальником контрразведывательной службы в Лондоне.

Мензис поручил Киму, как главе антисоветского департамента, проработать этот вопрос. Ким кивнул и вышел, забрав эти документы — прекрасно понимая, что в них его погибель.

zen.yandex.ru/media/shkatulka55/antisovetskii-otdel-britanskoi-razvedki-a-etot-shpion-stalina-horosho-ustroilsia-629b9a1ff14c8f297b8afa93

Посмотреть также...

Образование, политика и популизм

08/19/2022  23:27:51 Авигдор Либерман  «Немного фактов: В прошлом году было построено около 4800 классных комнат, …