Главная / Главное окно / Бой без проигравших

Бой без проигравших

01/18/2018.

 08:31:27

Цви Зильбер
Редактор и ведущий радио Кан-РЭКА

На прошлой неделе чиновники Минфина готовились к серьезным баталиям. Нужно было отбиться от Армии Обороны, одной из самых эффективных в мире. И хотя битва намечалась бумажная, блюстители финансовой дисциплины понимали, что поражение чревато для них серьезными последствиями. Тем более, что принятие государственного бюджета и закона о регуляции народного хозяйства на год вперед – ситуация неординарная. Даже старослужащие Минфина в такой ситуации впервые. Шауль Меридор, ответственный за бюджеты Минфина, опережая события, поспешил заявить: не дам больше ни шекеля на военные расходы! Он был уверен, что Минобороны потребует, как минимум, 4 миллиарда. Которые лишними не бывают.
Чиновников Минфина можно понять. Ведь раз за разом принятие госбюджета сопровождалось одним и тем же ритуалом: министр обороны собирал журналистов, рассказывал страшилки, каких много в нашем непростом регионе, и требовал денег. И приходилось давать. Под давлением политиков и общественного мнения.
Для Минфина это всегда была очень сильная головная боль. Ведь чтобы где-то пришить, нужно в другом месте отрезать. Весь бюджет шел насмарку. Нужно ломать все бюджетные рамки, пересматривать многолетние планы (есть у нас ТАРАШ – аббревиатура от «тохнит рав-шнатит»), пересчитывать и переписывать тонны документов, работая сверхурочно. При этом целые армии лоббистов – ведь я не зря употребил слово «баталия» — начинают окучивать министров и депутатов Кнессета, добиваясь сохранения своей доли государственного пирога.
Так было всегда. Особенно эффектно в этой роли выступал Эхуд Барак в свою бытность министром обороны. Но это так, к слову. А что касается министра финансов, то он в этом бою всегда был на заведомо проигрышных позициях. Судите сами: министр обороны глубоко обеспокоен мирным сном граждан, за его спиной толпа журналистов и прославленных генералов, «дайте денег, иначе мы заплатим кровавую цену», а министр финансов недальновидный скупердяй. Чтобы не превратиться во врага безопасности, он раскрывает государственный карман, ссорясь с министрами, теряя рейтинги избирателей и прессы — со всеми вытекающими.
Можете себе представить, каково было удивление Моше Кахлона, когда Авигдор Либерман появился в его кабинете без страшилок. Пусть глава совета по национальной безопасности соберет экспертов, чтобы детально рассмотреть пожелания Генштаба, ведь запросы на увеличение военного бюджета далеко не всегда оправданы. Требования лидера НДИ сводились к ускорению пенсионной реформы, уже утвержденной (сразу после присоединения НДИ к коалиции), просто растянутой Минфином на 4 года. 600 миллионов шекелей, необходимые для этого, и еще 150 миллионов на укрепление и защиту зданий на севере Израиля – это в макроэкономических показателях смешная сумма, поэтому министры очень быстро ударили по рукам. И министр финансов вместо синяков и шишек остался в плюсе, еще и пропиарился. Дескать, два министра вместе дали денег на пожилых людей. Бой, слава Богу, закончился, так и не начавшись, победой всех сторон. Согласитесь, такое бывает не часто.
Ивритская пресса восприняла эту информацию без энтузиазма. Они вообще не любят, когда дают деньги «русским». Когда «харедим» выбивают миллиарды для своих, это воспринимается как природное явление. Разве можно остановить прилив? Отменить затмение солнца? Когда то же самое делают «русские» партии – СМИ негодуют. «Либерман сделал это по электоральным соображениям», — уже заключили штатные аналитики. Но разве можно обвинять политика в том, что он считается с интересами своего электората? Как будто Кахлон, Беннет или сам Нетаниягу этого не делают…
Собственно говоря, речь идет только о признании стажа. Просто восстановление справедливости по отношению к репатриантам волны 90-ых. На мой взгляд, эта реформа была выношена и выстрадана нашей алией. Ей предшествовали годы дискуссий, обсуждений, газетных статей, конференций, обивания порогов и общественной борьбы. 25 лет большинство из нас работали и вышли на пенсию, но Институт национального страхования нам почему-то не засчитывал первые 10 лет. Этому не было рациональных объяснений. «Каха». Израиль построен на том, что старожилам лучше, чем новоприбывшим.
За каждый год в Израиле к пособию по старости прибавлялись 2%, но не более 50% в общей сложности. Если пособие по старости составляет у нас примерно 1500 шекелей, то максимальная добавка за стаж составляет 750. Вместе выходит примерно 2 250. У репатриантов 90-х от 25 лет стажа оставалось только 15. Соответственно 450 шекелей (суммарно 1 950).
Когда НДИ согласилась присоединиться к коалиции, пенсионная реформа была одним из главных условий. Была создана группа во главе с Леонидом Литинецким, которая вступила в затяжные переговоры с Минфином. В разработке принимали участие многие специалисты, включая бывшего главного экономического советника премьер-министра Юджина Канделя. Участвовали общественные организации, даже журналисты, специализирующиеся на проблематике нашей русскоязычной общины.
Признание стажа удалось пробить, но Минфин растянул эту процедуру на 4 года. Чтобы не давать всю шоколадку сразу, а разделить ее на маленькие кубики. Так и появились эти пресловутые 31 шекель (то есть, 2% от пособия по старости, в 2017 году Минфин согласился признавать стаж начиная с 9-го года). В 2018 году планировалось добавить еще 31 шекель, и только с начала 2020-го года прийти к полному равенству между «ватиками» и «олим».
В этот раз Либерман добился от Кахлона ускорения процесса. Уже с 1 января 2018 года, то есть, прямо сейчас, стаж будут признавать с 4-го года. Таким образом, тем, кто приехал 25 лет назад добавится порядка 190 шекелей, как одиночкам, так и семьям (каждому из супругов по 190). А с 1 января 2019 стаж будет признан полностью, с первого дня прибытия в Израиль, на что Минфин выделит еще 300 миллионов. Причем увеличение пособия по старости не повлечет за собой отмену льгот по социальной надбавке (тем, кто их получает).
«А как же оборона страны?» —спросите вы. Пенсии – важно и нужно. Но и безопасность не менее важна. Неужели наш мирный сон Либерман принес в жертву узким секторальным интересом? Я встречал в ивритской прессе такие тезисы. Прошу всех успокоиться. Принятие бюджета за целый год – штука весьма и весьма условная. За год столько всего может произойти, что вся работа чиновников Минфина полетит в мусорную корзину. Экономический кризис, досрочные выборы, война – не дай Бог. До 2019 года далеко.
Во-вторых, военный бюджет можно увеличить в любой момент. Для этого достаточно поднять вопрос на финансовой комиссии Кнессета, не говоря уже об «особых резервах» правительства, откуда тоже всегда можно вытянуть пару миллиардов. Поэтому вряд ли мы придем к ситуации, что наш мирный сон не на что будет оберегать. Спите спокойно.

 

Посмотреть также...

Цена бегства

05/27/2018   17:53:04 По разным свидетельствам, 24 мая 2000 года был совершен один из важнейших стратегических …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: