Деньги на штыках

10/26/2021  16:45:18

В Америке он стал отцом банковской системы, но Россия держит на него зуб: именно Джейкоб Шифф дал деньги Японии на войну с русскими – пытался так помочь евреям.

Сайрус Адлер, друг и биограф Джейкоба Шиффа, вспоминал: «В начале февраля 1904 года Шифф пригласил в свой дом еврейских общественных деятелей и заявил им: “В ближайшие 72 часа начнётся война между Японией и Россией. Ко мне обратились с просьбой предоставить заём японскому правительству. Я хочу услышать ваше мнение, как смогут такие действия повлиять на положение наших единоверцев в России”».

По итогам того заседания заём Японии решено было предоставить. За следующие полтора года японцы наголову разгромили русскую армию, а Шифф стал едва ли не главным врагом антисемитов и черносотенцев. Его обвиняли в русофобии и желании насолить лично императору Николаю II, но сам он объяснял свои действия очень просто: положение евреев в России было удручающим, и он хотел его улучшить – пусть даже таким изощренным способом, как финансирование войны.

 

 

Сергей Витте, который в числе прочих подписывал мирный договор с Японией в американском Портсмуте в 1905 году, писал: «Что касается депутации еврейских тузов, являвшихся ко мне два раза в Америке говорить о еврейском вопросе. В депутации той участвовали Шифф, глава финансового еврейского мира в Америке, доктор Штраус – кажется, бывший американский посол в Италии. Оба эти лица находились в очень хороших отношениях с президентом Рузвельтом – и ещё несколько других известных всем лиц. Они говорили о крайне тягостном положении евреев в России, о невозможности продолжения такого положения и о необходимости равноправия. Я принимал их крайне любезно, не мог отрицать, что русские евреи находятся в очень тягостном положении, хотя указывал, что некоторые данные, которые они мне передавали, преувеличены. Но по убеждению доказывал им, что предоставление сразу равноправия евреям может принести им более вреда, нежели пользы. Это мое указание вызвало резкие возражения Шиффа».

 

 

Якоб – Джейкоб – Шифф родился во Франкфурте-на-Майне в 1847 году в семье купца. Нередко ему ошибочно приписывают родственные связи с Ротшильдами – поводом для этого стал факт проживания семейства в одном доме с Мейером Амшелем Ротшильдом, основателем знаменитой династии. При этом изначально дом Ротшильдов на Бёрнерштрассе во Франкфурте принадлежал не им, а семейству Шиффов. Брат деда Джейкоба – Давид Тевеле Шифф, в 1765 году переехал в Лондон, где стал раввином Большой синагоги. В 1784-м он продал свою половину франкфуртского дома Мейеру Амшелю Ротшильду. Через два года другую половину дома Ротшильду продал и сам дед – раввин Меир Соломон Шифф. Но под одной крышей две семьи никогда не жили.

Отец Якоба воспитывал детей по религиозным законам. Он определил сына на обучение в школу Еврейского религиозного общества, которую мальчик посещал до 14 лет. Там помимо общеобразовательных предметов он изучал расширенный курс немецкой литературы, идиш, французский и английский языки и многое другое, что в будущем принесло ему славу невероятно образованного человека.

 

 

После школы Якоб проработал несколько лет в одной из торговых фирм – и всерьез задумался о переезде в Америку. Его там, впрочем, никто не ждал. Посланное отцом письмо одному из знакомых финансистов осталось без ответа, после чего Шифф-старший категорически отказался отправлять сына в неизвестность. Якоб настаивал, но против воли отца не шел. Другие члены семьи, желая помочь ему, собрали десятки рекомендательных писем – они разослали их знакомым и незнакомым выходцам из Франкфурта, которые уже обосновались в Новом Свете. Настойчивое участие семьи помогло: отец дал сыну благословение на отъезд.

Якоб Шифф прибыл в Америку в августе 1865 года. Для начала он устроился клерком в одну из посреднических организаций Нью-Йорка, которая занималась сделками с государственными облигациями США. Спустя два года он открыл уже аналогичную собственную контору. Позже, пройдя натурализацию и получив в 1870-м американское гражданство, вступил в Торговую палату штата Нью-Йорк – именно тогда он стал называться на американский манер Джейкобом.

 

 

Имея дела с воротилами американских финансов, Шифф зарекомендовал себя энергичным и дальновидным специалистом. Вскоре он получил должность представителя Лондонско-ганзейского банка: в его обязанности входил квартальный отчет в штаб-квартире в Гамбурге, в связи с чем Шифф частенько бывал на родине. Один из таких приездов в 1873-м совпал со смертью отца.

Многие биографы утверждают, что деньги для Шиффа имели второстепенную ценность. На первом месте всегда была семья. И судя по принятому в 1873 году решению, так оно и было. После смерти отца Шифф закрыл свою фирму в Нью-Йорке, уволился с должности Лондонско-ганзейского банка и возвратился во Франкфурт, чтобы быть рядом с овдовевшей матерью. Казалось, он окончательно закрыл американскую страницу своей жизни.

 

 

Однако через год во Франкфурт приехал Абрахам Кун – американский банкир немецко-еврейского происхождения, старший партнер фирмы Kuhn, Loeb & Co. Шифф был знаком с ним раньше по биржевым делам. Но после случайной встречи в доме банкира Жака Дрейфуса Джейкоб получил от Куна предложение вступить в фирму. Сам Кун отошел от активного участия в бизнесе и планировал окончательно вернуться в Германию – в связи с чем и искал партнера, способного заменить его. Биографы Шиффа писали: «Он согласился не сразу, так как не хотел покидать мать. Но она понимала настроения сына и бескорыстно посоветовала ему вернуться в Соединенные Штаты, сказав: “Ты создан для Америки”». В январе 1875-го пароход с Джейкобом Шиффом на борту пришвартовался в Нью-Йорке. Сойдя с палубы, тот приступил к работе в фирме Kuhn, Loeb & Co.

Вскоре у него завязались романтические отношения с Терезой Лёб – дочерью главного партнера фирмы Соломона Лёба. Спустя полгода молодые люди поженились. А спустя еще десять лет, когда в 1885-м Соломон Лёб практически отошел от дел, Шифф, которому тогда исполнилось 38 лет, стал главой фирмы. Впрочем, это была уже формальность, так как даже будучи младшим партнером фирмы Шифф находил самые перспективные направления и выступал от имени фирмы во всех крупных сделках. При Шиффе, который сосредоточился на слиянии банковского и промышленного капитала, компания стала одним из крупнейших банкирских домов США, уступая только банковской империи Морганов.

 

 

Его называли финансовым гением. Биографы Шиффа считают, что именно этот человек больше всех повлиял на создание современной американской финансовой машины. В 1905 году Шифф произнес знаменитую речь с критикой Министерства финансов, призывая выработать «эластичную» банковскую систему, способную в моменты кризиса увеличить денежную массу. Именно после этого в Штатах началась кампания за создание центрального банка – Федеральной резервной системы США, органа, который взял в свои руки контроль над всей системой банков.

С годами Джейкоб Шифф все больше интересовался политикой и жизнью еврейских диаспор. Считают, что организация «Джойнт», помогающая евреям всего мира, тоже началась с него. Точнее – с созданного им в 1906 году «Американского еврейского комитета» для защиты прав евреев в США. Именно к этой организации, и в частности к Шиффу, позже стали обращаться за помощью представители еврейских общин других стран. Джейкоб Шифф пошел им навстречу. В октябре 1914 года он вместе с двумя другими влиятельными еврейскими деятелями – Феликсом Варбургом и Льюисом Маршаллом – создал «Американский еврейский комитет помощи». Позже этот комитет объединился с другим – «Центральным комитетом помощи евреям, пострадавшим от войны», основанным лидерами общины ортодоксального иудаизма в США. Это слияние и привело в итоге к созданию «Джойнта» в ноябре 1914-го. Даже само название этой организации означает «Объединённый».

 

 

Чтобы защитить евреев Европы и России, Шифф использовал не только деньги, но и личное влияние – в том числе связи в высших политических кругах США. Русские антисемиты, для которых Шифф олицетворял все самое худшее на земле, были уверены: именно он спровоцировал русскую революцию 1905–1907 годов путем «тайной выдачи умеренных пособий и распространения революционной литературы». Газеты черносотенцев писали, что Шифф объявил личную войну русскому царю – для чего использует свое влияние в финансовом секторе, перекрывая доступ России к получению внешних займов. При этом его критики и враги в России редко задумывались о главном мотиве борьбы Джейкоба Шиффа. Этим мотивом была не война с Николаем II и не война против России, а желание прекратить ущемление прав евреев, желание усмирить погромщиков и дать своим соплеменникам хотя бы элементарное чувство безопасности. Ходит легенда, что «неистовый Шифф» зашел в этом желании так далеко, что даже на смертном одре призывал потомков «не кредитовать страны, в которых есть место антисемитизму».

Джейкоб Шифф умер в 1920 году. Фирма Kuhn, Loeb & Co просуществовала до 1977-го, после чего объединилась с Lehman Brothers. История корпорации, являвшейся четвертым по величине инвестиционным банком США, закончилась крахом. Именно банкротство Lehman Brothers принято считать отправной точкой мирового финансового кризиса, в который погрузился мир в 2008 году.

Алексей Викторов

Алексей Викторов

https://jewish.ru/ru/people/business/197743/

Посмотреть также...

Курс 3д моделирования и печати в Сан Спарк

11/30/2021  15:36:36 Академия программирования и дизайна Sun Spark работает уже 25 лет и за это …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *