Dura lex…

08:49:43  

 05/03/2018

Мих. Южилевский

«Dura lex, sed lex»
В общепринятом переводе с латыни «Закон суров, но это — закон»
Знаменитая фраза на латинском лежала в основе Римского права

«Закон – дурак, но – закон», — из сленга студентов-правоведов, учившихся на русском языке

«Латынь из моды вышла ныне:
Так, если правду вам сказать,
Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать…»

А.С. Пушкин

Латынь, действительно, из моды вышла уже давненько. Однако, говоря о Законе в данной ипостаси, давайте попытаемся разобраться, что же имели в виду древние (но от того не менее мудрые) правоведы. Тем более, что пока сей Акт (во всех смыслах слова) еще не стал ни Законом, ни реальностью, это вполне допустимо. Итак, если посмотреть внимательнее на крылатую латинскую фразу «dura lex, sed lex», обнаружится что вариант перевода «закон суров, но это — закон» не совсем точен. Слово dura – на самом деле переводится не как суровый, то есть простой и грубый, а как жестокий. Слово lex — «закон», всё верно. А вот слово sed — просто союз «но». Так что дословно «dura lex, sed lex» означает «Жесток закон, но это закон». А подразумевается: «… и выполнять его все равно придется». Википедии в точности не откажешь, но не обязательно в ней копаться, чтоб это понять. Впрочем, и вышеприведенное мнение студентов-юристов тоже звучало бы к месту; типа: «Умный закон, или глупый, а…»
Эти мысли приходят в голову в связи с тем, что пересмотренный(!) вариант «Национального закона», который определяет Израиль как еврейское государство, вышел на «финишную прямую» и будет вот-вот проголосован в Кнессете, поскольку его основной инициатор министр туризма Ярив Левин («Ликуд») изменил формулировки законопроекта, чтобы удовлетворить партнеров по коалиции. Постараемся не особо вдаваться здесь в правовые подробности в силу их сложности и многочисленности (что исключает возможность компетентного и объективного комментария в рамках газетной статьи), напомним лишь, что такой Закон закрепляет статус Израиля, как «национального дома еврейского народа», и подчеркивает, что иврит является официальным языком государства и имеет «особый статус». Закон также гласит, что Иерусалим является столицей Израиля.
«Национальный закон» является одним из самых важных законов, с которыми Кнессет когда-либо имел дело, и мы намерены вынести его на голосование», — подчеркнул Левин. И, вероятно, здесь г-н Левин прав. Но он не упомянул (то ли не понял, то ли – наоборот, понял, и как раз, поэтому не сказал), что именно в силу важности такого документа следовало тщательнейшим образом продумать и прописать каждую – не то, что строчку, букву этого документа, а также адекватность этой буквы духу будущего закона. Необходимо было также предусмотреть каким образом принятие этого закона повлияет на другие основополагающие законы нашего государства. Не постесняюсь сказать больше: может быть не следовало торопиться с его принятием, оставив это, совсем непростое дело до более – не то, что лучших, в лучшие времена не шибко верю – но более зрелых времен. Однако требование к высокой морали его величества Права в очередной раз натолкнулось на лукавый бетон коалиционной дисциплины: принимать, так принимать! Принимаем….
Если что и было хорошего в первичной редакции законопроекта, так это то, что ей удалось, казалось бы, невозможное: она объединила в неприятии предложенного текста правых, левых и центристов! Об этом спорном и противоречивом законопроекте взахлеб и чуть ли не хором писали, что в своей первичной редакции, фактически подчиняющей демократизм Государства Израиль его еврейскому характеру, документ не пройдет.
Изменения не заставили себя ждать. Как стало известно, под давлением ультраортодоксальных политических фракций, наше с вами государство Израиль было определено уже не как «еврейское и демократическое государство», но как «еврейское государство с демократическим режимом». У вас нет ощущения, что средь бела дня у нас крадут страну? У меня, к примеру, есть; тем более что во фразе «Земля Израиля является исторической родиной еврейского народа и местом создания государства Израиль» по просьбе харедим, последняя половина предложения была удалена, так что Эрец-Исраэль осталась лишь «исторической родиной еврейского народа». А «государство» наше (следите за руками фокусника!) — тю-тю; я же говорил…. К тому же, добавлено положение о том, что «закон предписывает» поддерживать религиозное наследие и священные места, в соответствии с еврейской национальной традицией. Роль государства по отношению к еврейству диаспоры в первоначальном тексте закона определялась как «действия, направленные на сохранение исторического и культурного наследия еврейского народа в диаспоре». Однако, по просьбе все тех же религиозных фракций, словом «историческое» заменено на «религиозное». Ну-ну…
На определенном этапе в текст закона попытались (скажем, так!) внести не согласованные с коалиционными партнерами изменения, которые в потенциале могли представлять угрозу, в том числе, и для гражданских прав репатриантов, а также стать основой для изменения Закона о возвращении. НДИ выступила против внесения данных изменений, и в итоге добилась их отмены. Стоит отметить, что ни один депутат от коалиционных партий не встал на защиту прав русскоязычных репатриантов – только парламентарии от НДИ. А вы что, ждали чего-то другого?

…История законопроекта о национальном государстве отражает тот грустный факт, что в Израиле нет единого мнения о характере и принципах нашего государства, — пишется в толковой статье на сайте «МИГ». Не во всем с ней можно согласиться, но в целом материал оставляет впечатление вдумчивости честности оценок. Проект возник, справедливо отмечается в упомянутой статье, чтобы преодолеть существующие разногласия, но… вместо этого породил новые. Оказалось, что понятие «еврейское и демократическое» каждый трактует по-своему, а многие мечтают оставить только одно из двух определений.
Интересна реакция на происходящее парламентских фракций и их лидеров. К примеру, экс-министр юстиции и лидер партии «А-Тнуа» Ципи Ливни предупредила, что не допустит утверждения закона, в котором еврейская составляющая будет доминировать над демократической… или наоборот. Хотелось бы посмотреть…
Нафтали Беннет, в качестве дискуссионного аргумента, естественно (кто бы сомневался?) пригрозил выйти из коалиции, если не будет принят национальный закон, проведение которого прописано в предвыборной программе его партии. Понятно, в удобной ему редакции.
Еще один взгляд. Наверное, другому государству, находящемуся в дружественном или нейтральном окружении, нет нужды защищать свою национальную идентичность, поскольку на нее никто не посягает, — приходит к грустным выводам статья в «МИГ». Но в нашем случае основы государственности действительно становятся фактором международной политики.
Не случайно в ходе последних палестино-израильских переговоров «противная» (во всех смыслах) сторона категорически отвергла пункт о признании Израиля как национального государства еврейского народа. Этот отказ оправдывался тем, что когда-то ПНА уже признала Израиль. Принятие национального закона может стать, таким образом, очередным предлогом для срыва переговоров. Учитывая сегодняшние настроения президента США г-на Трампа, которому Израиль уже многим обязан, вряд ли нам нужно, чтобы отсрочка диалога и сам закон, о котором идет речь, стали поводом для новых нападок «международного сообщества».
Так стоит ли игра свеч? Нужно ли вызывать огонь на себя ради принятия закона, который лишь уточняет старый, и, позволю себе дополнить позицию авторов «МИГ», привычный и достаточно справедливый принцип «еврейское и демократическое»? Такой риторический вопрос задают умеренные противники закона, которые просто не хотят «дразнить гусей».

Я в свое время немалую часть журналистской биографии посвятил работе с правовой проблематикой. Общение со знающими людьми многому научило. В частности, накрепко запомнилась мудрость седых правоведов: «Если вы хотите, чтобы ваши законы исполнялись – не принимайте плохих законов!» Не утверждаю, что этот закон плох. Но, на мой взгляд, он, при всей своей значимости и актуальности, не доведен до необходимой кондиции (может быть, поможет работа в комиссиях) и не стал – возможно поэтому — выражением общественного консенсуса. Что поделаешь? «Dura lex, sed lex!»

Мих. Южилевский

Посмотреть также...

НДИ представила Закон о хозяйственном регулировании для индивидуальных предпринимателей

10/29/2020  15:39:53 Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Одед Форер, возглавляющий парламентское лобби в …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *