Реклама
Реклама

Где начался антисемитизм

Реклама

06/14/2021  10:51:24

История евреев США доказывает, что именно просвещенные интеллектуалы бежали от своей идентификации, как от эпидемии

Я испытываю огромное уважение к харедимным евреям, ходящим во всем мире во всем одеянии религиозного еврея. К моему стыду, признаюсь, что за границей я одеваю шляпу (чтобы прикрыть кипу). За исключением Америки. Там еще недавно еврей мог свободно разгуливать по улице в кипе, уже тем более в Нью-Йорке – городе с самым большим количеством евреев в мире. Это закончилось. Евреи получают удары за свое еврейство не только в Израиле, но на Таймс-сквер в Нью-Йорке и в Лос-Анжелесе.

В 30-е годы прошлого века параллельно с подъемом нацизма в Германии расцвел антисемитизм в США, среди прочего при поддержке Генри Форда, которым восхищался Гитлер. В те годы антисемитские митинги были рутинным явлением. Весной 1935г. нацисты собирались провести сборище в Йорквилле – населенном немцами районе в Upper East Side в Нью-Йорке. Лидеры еврейской общины Нью-Йорка хотели предотвратить это сборище, но не было законного повода. Они были вынуждены обратиться за помощью к еврейским гангстерам. Судья Натан Перельман связался с Меиром Ланским, чтобы нанять того помешать нацистскому сборищу при условии, что не будут жертвы. Ланский согласился со всеми условиями Перельмана за исключением одного – он отказался взять деньги.

В интервью покойному журналисту Ури Дану позже рассказывал Ланский: «Мы знали, как нужно обрабатывать их. Мои знакомые итальянцы предложили помощь, но это было дело чести и я не согласился. Я должен сказать, что я получал большое удовольствие, избивая нацистов. Особенно крикливые из них получали особую обработку, но главное было преподать им урок, чтобы они поняли – не стоит идти против евреев».

Ланский со своими друзьями прибыли к месту сборища. «Мы нашли там несколько сотен коричневорубашечников», — рассказывал он Дану. — «Нас было полтора десятка, но мы сразу начали действовать. Мы ворвались в зал и сходу выбросили нескольких из них на улицу через окна. Кулачные бои шли по всему помещению. Большинство из них перепугались и убежали. Мы преследовали их и били, часть из них была недееспособна несколько месяцев. Да, это было физическое насилие. Мы хотели преподать им урок. Мы хотели показать, что евреи не всегда готовы сидеть тихо и терпеть удары».

Не только гангстеры поняли, что нельзя молчать. И Гиллель Кук с Бен Гехтом, создавшие Комитет спасения евреев Европы поняли, что нельзя молчать, но еврейский истеблишмент в США был запутан и парализован. Вначале он игнорировал антисемитскую волну в Германии, а позже был в шоке от катастрофы, постигшей европейское еврейство. «Нью-Йорк Таймс», считающаяся важнейшей газетой мира, принадлежащей еврейским владельцам и имеющей еврейских редакторов, вначале скрывала, а затем приуменьшала сведения о массовом убийстве евреев. Один из ведущих редакторов Макс Френкель определил провал газеты в верном описании Катастрофы как самый «потрясающий и позорный» провал в истории этой газеты. «Подход газеты заключался в том, что страдания евреев Европу были ужасными, но не отличались от страданий десятков миллионов других жертв войны, и поэтому их не стоило выделять». Общепринятой отговоркой было: американское общество поймет неправильно сопротивление газеты Гитлеру и будет считать это еврейским делом.

Уже в августе 1942г. Стивену Вейзу (реформистскому раввину, тогдашнему лидеру американского еврейства) стали известны масштабы убийств в Европе. Американские власти попросили его сохранить это в тайне. «Вначале победим, а потом спасем», — объяснил ему его друг – президент Рузвельт. Вейз сотоварищи набрали в рот воды и вначале скрывали информацию от американских евреев. Мало того – они действовали против любого, кто пытался вскрыть нацистские зверства. «Юденрат гетто», — называл из Гиллель Кук. Лишь через несколько месяцев Вейз собрал пресс-конференцию и официально опубликовал объемы убийств.

В 1942г. – в разгар геноцида – Вейз провозгласил в своей речи: «Мы американцы — прежде всего, в конечном итоге, в каждый момент и ничто, идет ли речь о вере, расе или судьбе, не отличает нас от нашей американскости».

В книге «Сын 20-го века» Гехт описал попытку поднять тему Катастрофы на повестку дня. Он собрал 30 виднейших, известнейших и успешных писателей Нью-Йорка в доме драматурга и сценариста Джорджа Кауфмана («Ночь в опере», «Братья Маркс»). Все приглашенные были евреи. Гехт полагал, что у тридцати присутствовавших могло быть огромное влияние на американские СМИ и на общественное мнение. Он описал им немецкую машину уничтожения и попросил их принять участие в борьбе и использовать свои таланты в спасении собратьев. «Немцы», — объяснял Гехт, — «верят, что цивилизованный мир безразлично смотрит на уничтожение евреев. Почему бы им не думать так? Кто-нибудь провел демонстрацию против них? Разве Черчилль протестовал? Разве Рузвельт говорил против них? »

Гехт закончил свое выступление надеждой, что протест в Америке повлияет на британское общественное мнение и заставит правительство Ее Величества открыть врата Эрец Исраэль для 4 миллионов евреев, мечтающих о спасении.

«Когда я закончил», — пишет Гехт, — «не было слышно восклицаний. Тишина. Я не ожидал аплодисментов, но и не понял смысл молчания». И тут 10 человек просто встали и ушли, не говоря ни слова. Молчание сломалось, когда писательница и драматург Эдна Фарбер, обладательница премии Пулитцера, вопросила громко: «Кто платит Вам, чтобы Вы проводили эту презренную пропаганду? Г-н Гитлер или г-н Геббельс?» Присутствующие зашумели в гневе – не против Фарбер, а против Гехта. Тогда, как и всегда, именно просвещенные интеллектуалы – не гангстеры – бежали от своей идентификации, как от эпидемии. Они опасались ущербу своему имиджу как американцев. Единственный, кто подошел к Гехту, был композитор Курт Вейль, пожелавший оказать помощь любым возможным способом.

6 октября 1943г. – за 2 дня до Йом-Кипур – шествовала делегация из 400 ортодоксальных раввинов в сторону Белого дома, чтобы встретиться с Рузвельтом, который увильнул от встречи. Через 4 дня после этого в 6000 синагогах страны провели день просьбы-мольбы о судьбе «наших братьев в Европе». Через месяц Комитет спасения собрал миллион подписей под петицией, поданной президенту и Конгрессу, с требованием создать государственное агентство, которое будет заниматься спасением евреев.

9 ноября обе палаты Конгресса решили подать законопроект о создании правительственного учреждения, которое будет заниматься беженцами. Администрация Рузвельта воспротивилась этой инициативе, но когда выяснилось, что Конгресс намерен провести этот закон, несмотря на противодействие президента, Рузвельт объявил в январе 1944г. о создании «Совета, который будет заниматься беженцами от войны». Эта организация спасла остатки европейских евреев. По оценкам, 200 тысяч выживших венгерских евреев обязаны своими жизнями усилиям этого Совета, а не Кастнеру.

28.05.2021

Перевел Моше Борухович

Реклама

Посмотреть также...

Мы в школе Sun Spark обучаем детей с особыми потребностями, инвалидностью обучения и СДВГ.

08/01/2021  18:25:36 Dany Oirik   כאשר לילד שלנו יש צרכים מיוחדים, לקויות למידה או בעיות …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама