Главная / Ближний восток / Идеальный посредник

Идеальный посредник

04/14/2018   12:38:38

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу может стать главной фигурой в урегулировании конфликта в Сирии 

Освобождение Мосула в Ираке и неминуемый крах сирийской столицы «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ) станут победами, которые президент Дональд Трамп запишет на свой счет. В ходе предвыборной кампании он обещал избирателям победу над террористами. Трамп является сторонником сильной власти и убежден, что это единственный ее вид, который работает на Ближнем Востоке.

Дональд Трамп достиг соглашения с президентом России Владимиром Путиным о частичном прекращении огня на юго-западе Сирии. Переговоры двух лидеров состоялись на саммите «Большой двадцатки» в Германии. Перемирие, вероятно, не продлится долго, но сам факт достижения соглашения ознаменовал собой важный момент.

Тем не менее, вспомнив историю, можно усмотреть тревожные предпосылки в складывающейся ситуации. Сто лет назад, в разгар Первой мировой войны, Великобритания и Франция начали делить между собой Османскую империю. Они не проконсультировались со своими союзниками, а тем более с людьми, которые жили на землях от Персидского залива до Северной Африки.

Итоги встречи Трампа-Путина в Мюнхене указали на то, что современные сверхдержавы могут работать вместе. Американская пресса демонизировала Россию, отчасти в свете подозрений в адрес Трампа, но США и Кремль, на самом деле, не враги. Они — соперники, да, но обе стороны понимают, что сотрудничество предпочтительнее военной конфронтации, которая застопорит разрешение конфликтов на Ближнем Востоке.

Так что необходимо сделка, и для этого необходим посредник.

Китай не заинтересован. Западная Европа слишком заинтересована. Саудовцы и иранцы заняты своей средневековой кровной враждой. Лига арабских государств не является реальной силой. Организация Объединенных Наций, как всегда, бесполезна.

В качестве «свахи» можно использовать Биньямина Нетаниягу.

Премьер-министр Израиля — приемлемая кандидатура для обеих сторон. Американо-израильское стратегическое партнерство продолжается много лет и высоко ценится новой администрацией. Во время своего визита в Иерусалим в мае Трамп заявил о любви и уважении к Израилю. Любовь — ненадежная эмоция в международных отношениях. Уважение имеет значение, особенно когда зиждется на военном, экономическом, технологическом и дипломатическом потенциале, которыми располагает Израиль, в сочетании с его готовностью действовать независимо, когда он чувствует необходимость.

Путин, как и Трамп, уважает Израиль по тем же причинам. Он продемонстрировал это во время своей кампании в Сирии, поддерживая открытую линию для Нетаниягу и министра обороны Авигдора Либермана (который родился и вырос в бывшем Советском Союзе и чей первый язык — русский).

Свое отношение к Израилю российский лидер также продемонстрировал прошлым летом, когда отметил 25-ю годовщину возобновления дипломатических отношений между Россией и Израилем, приняв Нетаниягу и его жену Сару на торжественном представлении Большого театра. Путин высоко оценил тесную связь между израильтянами и россиянами (примерно у 25% израильтян русское происхождение), но отношения основаны на гораздо большем, чем родство или тактическая координация.

В «Большом» Путин провозгласил, что обе страны пользуются «надежным фундаментом доверия и взаимопонимания, на которые можно положиться при планировании будущего».

Реалистичная оценка Нетаниягу ситуации на Ближнем Востоке способствует уверенности обеих сторон в нем. В конце 1970-х годов, задолго до того, как он вошел в политику, он заранее предупредил, что арабский терроризм против Израиля, если таковой будет допущен Западом, в конечном итоге превратится в глобальную эпидемию. Двадцать лет спустя он справедливо отклонил соглашения в Осло, обнажая существующие разногласия между Израилем и палестинцами, и предсказал, что это приведет к кровопролитию.

Будучи премьер-министром, Нетаниягу признал, что «арабская весна» — не что иное как эйфория СМИ, которая приведет не к демократии, а к катастрофе. Он назвал ошибочным решение администрации Обамы поддержать правительство «Братства мусульман» в Каире (сегодня даже саудиты признают, что Братство является террористической организацией).

Он был прав, настаивая на том, что иранская агрессия является самой острой проблемой на Ближнем Востоке; и когда саудиты, и другие суннитские арабские государства, пришли к такому же выводу, Нетаниягу протянул им руку, чтобы построить де-факто фронт против Тегерана.

Конечно, премьер-министр не является бескорыстной стороной. У него есть и свои интересы.

Они включают в себя сохранение Израилем контроля над территорией к западу от реки Иордан, Голанскими высотами и Восточным Иерусалимом; заключение мирного договора с арабским миром, который не предполагает создание полностью суверенного палестинского государства; вывод проиранских сил из Сирии и Ливана; восстановление санкций до тех пор, пока иранцы не прекратят поддерживать ливанскую террористическую группу «Хезболла» и не откажутся от своей геноцидной риторики против евреев, а также от идеи создать ракеты, способные нанести удар по Израилю.

Эта повестка дня не идентична американской или российской, но не противоречит основным интересам обеих держав. США, независимо от того, кто находится в Белом доме, хотят прежде всего защитить своих союзников и их нефтяные месторождения, уничтожить террористические организации и сохранить мир в регионе — все цели, которые Израиль разделяет.

Россия хочет проецировать себя в качестве сверхдержавы, поддерживать правящую семью Асада Сирии (сотрудничество с которой длится уже 50 лет), получить свою долю нефти в Ираке, бороться с терроризмом, который, по их мнению, может вдохновить их собственное беспокойное мусульманское население, а также сохранить средиземноморскую военно-морскую базу в сирийском Тартусе.

Все это — часть российских стратегических целей со времен Российской империи. Израиль может сотрудничать с Россией, особенно если Сирия будет поделена на независимые сферы влияния.

Таким образом Нетаниягу оказывается в роли самого приемлемого кандидата, которого уважают как Путин, так и Трамп (или, если дойдет до импичмента, Майк Пенс). Он, одним словом, необходим.

Это не ускользнуло от мирового внимания. Ранее премьер-министр Индии Нарендра Моди, посещая Иерусалим, призвал к союзу для борьбы с терроризмом и демонстративно воздержался от упоминаний о палестинском государстве на Западном берегу (хотя Индия, которая имеет второе по величине мусульманское население в мире, горячо поддерживала эту идею десятилетиями), а также радушно пригласил Нетаниягу прибыть в Дели с ответным визитом. Такое приглашение считалось бы геополитической научной фантастикой всего несколько лет назад.

Аналогичный ветер подул и во французском правительстве. Через десять дней после визита Моди в Израиль Нетаниягу отправился в Париж, чтобы принять участие в церемонии, посвященной участию Виши в Холокосте. Недавно избранный президент Франции Эммануэль Макрон воспользовался случаем и провозгласил, что «антисионизм — это вариация антисемитизма», тем самым повторив мантру Нетаниягу.

Вашингтон и Москва станут вершителями судьбы Ближнего Востока, но сверхдержавам нужен посредник, и Израиль подходит на эту роль как нельзя лучше.

Автор: Зев Чафетс, Bloomberg 

Перевод: Алексей Свищев

Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/10186/idealny_posrednik#ixzz5Cdcib5ou
Follow us: zahav.ru on Facebook

Посмотреть также...

Шведские евреи — между джихадистами и неонацистами

07/15/2018.   08:48:59 Кнаан Липшиц Когда Каринна Сьоберг распустила еврейскую общину города Умео на севере …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: