Иран – США: куда ведет ракетный кризис? Интервью Радио Свобода.

01/10/2020  19:38:03

Авраам Шмулевич: Точно так же, как Кремль – это не одна сущность, а несколько башен, которые часто ведут борьбу друг с другом, точно так же и Иран не является чем-то единым. Из Ирана в последнее время идут совершенно противоположные месседжи. Во-первых, как Андрей правильно сказал, министр иностранных дел Ирана выпустил очень прогрессивное заявление. Надо сказать, кстати, кто такой министр иностранных дел Ирана, чей он родственник: его сын женат на дочке бывшего Госсекретаря США Керри. Дети вместе учились в Гарварде. То есть он представляет круги, которые ориентированы, так или иначе, на Запад. Мировая элита оказывается здесь очень тесно связана. Он заявил действительно, что все уже хорошо, мы отомстили. Так же примерно выступило государственное иранское телевидение: страшная месть, мы удовлетворены.

Одновременно руководитель Стражей исламской революции сказал прямо противоположное, что это не была месть, что мы только готовимся, американцы еще получат страшный удар. Сегодня один из руководителей Корпуса стражей выступил с таким же заявлением, что главная месть США еще предстоит. Известно, что в Иране есть две партии, есть партия, которую возглавляет верховный вождь Ирана аятолла Хомейни.

Часто не понимают, что Ираном правит не президент, президент Ирана – это даже не вторая, а третья властная вертикаль, третий уровень власти. Правит всем верховный вождь аятолла Хомейни, который, как известно, является сторонником очень жесткой линии, мессианский шиизм, борьба с Америкой, с Израилем, как борьба за приход Мессии, который нужно политическими средствами приблизить. Его главной рукой являлся генерал Сулеймани, он официально был командующим внешними силами Корпуса, но известно, что люди Сулеймани принимали самое активное участие в подавлении народных волнений в Иране. 1500 иранцев, которые были убиты в ходе подавления, это на его совести, кровь на его руках. Теперь эта фигура убрана. Во внутренней политике Хомейни не очень понятно, на кого опирается, но, тем не менее, Корпус существует.

Корпус стражей исламской революции состоит из двух частей, есть кадровая армия, несколько сот тысяч человек, есть народное ополчение, 10–11 миллионов человек, которых можно поставить под ружье. Это люди, конечно, достаточно плохо подготовленные, против армии они воевать не смогут, но подавить какие-то внутренние волнения вполне могут. Плюс есть достаточно много наемников или добровольцев из других шиитских стран, из Пакистана, из Ливана, из Афганистана, которые тоже находились под командованием Корпуса стражей, которых тоже можно использовать во внутренней политике. Борьба между двумя этими партиями в Иране сейчас идет.

Партия, которая ориентирована если не на сотрудничество с США, в принципе они понимают, что любое серьезное сохранение с Америкой окончится для иранского режима крахом, и партия войны, которая, наоборот, считает, что для Ирана хорошо воевать. Надо еще понимать, что Корпус стражей исламской революции контролирует 50% иранской экономики, причем той части иранской экономики, которая возникла из-за санкций, то, что называется импортозамещение, местные производства, которые призваны заменить отсутствующие товары, и огромный трафик контрабанды всего, чего угодно, начиная от технологий и компьютерных материалов, кончая наркотиками, за счет которых Иран тоже держится, это все в руках КСИР. Соответственно, если будет достигнуто какое-то примирение с США и санкции будут сняты, для страны это будет, конечно, хорошо, но очень многие люди в Корпусе потеряют основной источник доходов. Поэтому я думаю, та борьба, которая идет сейчас в Иране, – это борьба нешуточная, ее результат совершенно еще неясен. Из Ирана идут прямо противоположные заявления. Мы можем ожидать вспышки военных действий, каких-то терактов против США, нападений и так далее.

Михаил Соколов:  Мне хочется услышать ясный ответ: даст ли Израиль аятоллам получить свою атомную бомбу или нет?

Авраам Шмулевич: Я думаю, что нет. Это было неоднократно заявлено буквально на всех уровнях, руководителями правительства, руководителями армии, разведки и так далее. Я думаю, большая часть населения Израиля здесь солидарна, что дать атомную бомбу стране, которая открыто говорит, что она хочет уничтожить еврейское государство, евреи на это не пойдут. Израиль сделает, я надеюсь, все. Я как гражданин надеюсь на правительство, я думаю, правительство будет соответствовать моим ожиданиям. Израиль сделает все, чтобы не дать Ирану получить атомную бомбу. Это вопрос выживания государства Израиль, вопрос выживания еврейского народа. Это будет сделано политическими или военными методами, но это будет сделано. Израиль сделает все, чтобы Иран не получил атомную бомбу, он ее не получит.

Михаил Соколов: Как расценивается российская активность сейчас в регионе, в Сирии и так далее, рядом с границами Израиля? Тем более предстоит визит Путина в Израиль, как я помню.

Авраам Шмулевич: Израиль совершенно не рад тому, что появилась Россия. С другой стороны это не значит, что если Россия уйдет, то сразу же в регионе возникнет тишь и благодать и благолепие. Поэтому Израиль относится к появлению России настороженно, но как к данности. Израильско-российские отношения с момента ввода войск пережили несколько моментов, несколько стадий. Были даже практически прямые угрозы со стороны Израиля, то есть это был слив в ведущих израильских СМИ со ссылкой на источники в разведке, в руководстве армии, что Израиль готов нанести удары по российским частям в Сирии, если будут перейдены некоторые красные линии. У нас есть, как считается, самая совершенная в мире система противовоздушной обороны, с этих позиций Израиль разговаривает с Россией. Мы готовы уважать российские интересы, терпеть российское присутствие в Сирии, если не будут перейдены некоторые красные линии, а именно не будет иранских частей «Хезболлы» у наших границ, не будет вооружения Ирана или других сил с современным ракетным или другим оружием. Идет такое перетягивание каната. Израиль относится совершенно без восторга к этому присутствию России, но готов с ним мириться, если Россия будет играть по нашим правилам, во всяком случае в том, что касается израильской безопасности. Мы готовы дать России возможность в том, что касается ее интересов, если эти интересы не пересекаются с Израилем, дать возможность России делать то, что она хочет.

Михаил Соколов: Авраам, что вы ждете от визита в Израиль путинского?

Авраам Шмулевич: 

Я думаю, что наше руководство ждет, во-первых, подтверждения тех красных линий, которые Израиль прочертил, то есть подтверждений Путина, что он не будет нарушать израильские интересы, хотя бы получить его разъяснения по поводу того, какие дальнейшие шаги, что, собственно, Россия хочет получить в Сирии, зачем она туда ввязалась. У меня такое впечатление, что Путин действует в излюбленной своей манере гопника, который гонит, что называется, понты. Потому что вести самостоятельную политику в Сирии, серьезную войну в Сирии Россия не может. Россия балансирует среди интересов Ирана, который несет основную тяжесть поддержки Асада. Там находится порядка ста тысяч прокси — иранских сил, которые воюют на стороне Асада. Между интересами Турции, Саудовской Аравии и так далее.

Сейчас Россия, можно сказать, подписала капитуляцию в Ливии. Я напомню, что до этого произошли прямые столкновения между российскими силами и турецкими. Несколько недель назад было сообщено, что погибли 35 бойцов частных военных компаний, вы понимаете, что они никакие не частные. Они были убиты беспилотниками, которые официально принадлежат правительству Триполи, но это турецкие беспилотники. Это такая же модель, которая была со знаменитыми «помидорами не отделаетесь». Путин пытался пересечь некоторую границу, получил встречный удар, сбитый самолет и отступил. То же самое было с американцами.

С уважением
אברהם שמולביץ
Авраам Шмулевич
Раввин.

Посмотреть также...

Как в Израиле отменяли идиш

04/16/2021  22:58:17 В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор коммунистической газеты «Коль ха-Ам» Меир Вильнер …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *