На фото: рав Овадья Йосеф и Биньямин Нетаниягу. Фото: Моше Мильнер, GPO

Как закалялась ШАС

09/19/2021  16:45:29

В марте 1983 года в доме главного раввина Хайфы Элиягу Бакши-Дорона (который через несколько лет станет главным сефардским раввином Израиля) раздался телефонный звонок. На линии был житель Хайфы, один из высокопоставленных функционеров партии «Маарах», уроженец Багдада Моше Шахаль. Он рассказал, что минувшей ночью в иерусалимский отель приезжал рав Овадья Йосеф: просил о встрече, чтобы просить разрешить ему вновь баллотироваться на пост главного раввина Израиля.

То были напряженные для правительства дни. Министр финансов Моше Нисим, сын прежнего главного сефардского раввина Ицхака Нисима, рвался отомстить за отца, которого сместил с этого поста Овадья Йосеф – и продвинул закон, ограничивающий каденции главных раввинов десятью годами. Этот закон был прямо направлен против рава Овадьи, вынуждая его уйти с должности.

Бакши-Дорон ответил:

«Моше, вы сделаете большую политическую ошибку, если свергнете раввина Овадью. Это приведет к созданию сефардской партии, и вы все еще будете стоять в очереди, чтобы получить ее поддержку».

Но в те дни это еще даже шуткой не казалось: никто в мире не мог предвидеть ни создания партии ШАС, ни того, сколь огромную силу она обретет. Рав Овадья был подавлен из-за своей вынужденной отставки. Но с того момента его влияние только росло.

Можно полагать, что именно унизительное изгнание дало Овадье Йосефу понять, что никто не намерен заботиться ни о нем самом, ни о религиозных евреях восточного происхождения. На собственном частном примере он понял, что сефардам нужно собственное представительство. Вскоре после этого была создана партия ШАС, которая на парламентских выборах в 1984 году получила 4 мандата. И когда Моше Шахаль пришел просить, чтобы ШАС поддержала создание правительства во главе с «Маарах», он получил отказ.

Рождение партии

Перед парламентскими выборами 1984 года должны были еще пройти муниципальные выборы, в октябре 1983-го. Несколько местных активистов, раввины, пришли к р. Шалому Коэну (сейчас он возглавляет Совет мудрецов Торы – высший орган партии ШАС) и указали ему на проблему: до сих пор лидером сефардской общины был не сефард, а литвак, р. Элиэзер Менахем Шах. Для столь решительного шага, как выход из «Агудат Исраэль», которая на тот момент была единственной ультраортодоксальной партией в Израиле, требовалось разрешение рава Шаха. Убеждать его и отправился Шалом Коэн. Его главный аргумент звучал так: «Мы принесем голоса сефардов, которые вы принести не можете». Еще многих затем пришлось убеждать, что ШАС не отнимет голоса у ортодоксов, но напротив – приумножит их.

На фото: рав Шах. Фото: Beni Birk, I.P.P.A.

В итоге ШАС добилась успеха на муниципальном уровне: три ее представителя появились в горсовете Иерусалима, столько же в Тверии и два – в Бней-Браке. Что и стало катализатором для создания общенационального движения.

Они не ждали многого, но когда результаты выборов потрясли в 1984 году всю страну, Дери понял, что победил: то, что не удалось ни партии ТАМИ (созданной для сефардских евреев в 1981 году Аароном Абухацирой), ни «Черным пантерам», смогли сделать они. Они ворвались в комнату Морана с криками радости, которые были слышны, наверное, на всю Рехавию. Овадья Йосеф удивленно спросил: что случилось?

«Папа, мы получили четыре места!»

– закричал ему рав Давид Йосеф, но Овадья Йосеф только пожал плечами:

«Слава Богу, что получили. А теперь дай мне учиться дальше»

– и вернулся к чтению книги.

Борьба с ашкеназами

Арье Дери не забыл первые дни движения и, в частности, случай в Совете знатоков Торы (высший орган партии «Агудат Исраэль»): прежде, когда туда ввели раввина Эзру Атия, он ничего не мог понять, потому что все остальные говорили на идиш! Но потом они пообещали Овадье Йосефу, что перейдут на иврит и «все будет в порядке».

В борьбе за то, чтобы уменьшить зависимость от ашкеназского ортодоксального истеблишмента, Овадью Йосефа поддерживали Арье Дери и р. Давид Йосеф. Создание Совета мудрецов Торы (главный орган партии ШАС) стало, несомненно, альтернативой Совету знатоков Торы (главный орган партии «Агудат Исраэль»): сефардским евреям больше не нужно было полагаться на ашкеназских авторитетов. Пройдут годы, пока ШАС не сблизится с «Еврейством Торы», за это время становясь все более ультраортодоксальным движением, нежели в дни основания.

Дери также начал укреплять сефардские йешивы. Сам он в такой не учился, но своих детей будет посылать только в них. А со смертью р. Овадьи Йосефа ШАС объединит и новые общины – тех, кто опасался «открытости» и «либерализма», которые якобы отличали прежнего лидера, сходившего к народу и говорившего на его языке. Теперь те, кто отказывался протянуть ШАС руку, согласятся сидеть рядом с Арье Дери, и никаких цветов больше там не будет, кроме черного и белого. Дери изменил цели партии: заботиться не о периферии и репатриантах, а именно и только о сефардских ортодоксах. Впрочем, есть и те, кто говорит, что ШАС таким образом, напротив, вернулась к истокам, ведь создана она была, чтобы дать альтернативу ашкеназской ортодоксии…

Постановления, изменившие все

Дом раввина Овадьи на улице Жаботинского в Иерусалиме был центром паломничества политиков всех мастей, а израильское общество считало его абсолютно выдающейся личностью.

После Войны Судного дня 2700 солдат не вернулись из боя. Большинство из них были опознаны и похоронены, но были и сотни тех, кто считался пропавшим без вести. Их жены стали, по иудейской традиции, «агунот» – соломенными вдовами, не имевшими возможность выйти замуж. Армейским командирам никогда не доводилось еще сталкиваться с подобной проблемой: они пошли к главному раввину Израиля Овадье Йосефу, и он дал им решение.

В 1979 году имя его вновь оказалось на слуху, когда в своей знаменитой речи на тему «Галаха и мир» на конференции в иерусалимском Институте Кука он поддержал возвращение территорий Египту, сказав: «Если командиры ЦАХАЛа вместе с политическими лидерами определят, что это ведет к спасению жизни («пикуах нефеш»); что если не вернуть территории, есть опасность новой войны с арабскими соседями; а если вернуть их, то это отдалит такую опасность и создаст возможность для долгосрочного мира – допустимо вернуть часть Эрец-Исраэль для этой цели; потому что нет ничего превыше спасения жизни».

Именно раву Овадье принадлежит смелое постановление о признании иудеями членов эфиопской общины «Бейта Исраэль». В тот момент он уже возглавлял ШАС. Создавая сефардскую партию, Овадья Йосеф хотел объединить вокруг нее всех евреев-выходцев из Северной Африки и всех традиционалистов, которые оставались под крылом «Ликуда» благодаря тому, что Менахем Бегин тепло и уважительно относился к репатриантам и их традициям.

И в 1984 году пришло время пожинать плоды: за его благосклонность к будущему правительству боролись и ликудники, и представители «Аводы». В результате, когда в 1984 году было сформировано правительство национального единства, ШАС получила портфель МВД, а Арье Дери стал генеральным директором этого министерства. Он счел это большой победой.

Правые или левые?

Дери вошел в кнессет в 1988 году, затем стал самым молодым министром внутренних дел, одним из самых влиятельных в государстве. В разные времена он нашептывал Шамиру, Рабину, Пересу, Нетаниягу, и к его мнению всегда прислушивались.

В 1991 году шла война в Персидском заливе, и начальник генерального штаба ЦАХАЛа и командующий ВВС представили план ответного удара, включая и наземные операции. Но премьер-министр Ицхак Шамир колебался: американцы просили его воздержаться от активных действий. Раввин Овадья поддержал Шамира, прося его не действовать в Ираке. Однако, когда на Израиле начали падать ракеты и поднялась паника, позиции сторонников интервенции усилились. В какой-то момент Шамир решил, что, если «упадет еще хотя бы одна ракета», немедленно будет созвано заседание правительства для «решающего» обсуждения вопроса о вмешательстве.

Новые ракеты упали на Израиль 19 января. Был шаббат. В синагоге, где молились р. Овадья и Арье Дери, был хорошо слышен сигнал воздушной сирены. Дери упросил р. Овадья разрешения принять участие в заседании кабинета. Самолеты израильских ВВС уже ждали приказа на взлетных полосах с заведенными моторами, а начальник штаба представил план высадки войск, которые уничтожили бы ракетные позиции иракцев. Арик Шарон даже предлагал послать в Ирак, через Иорданию, бронетанковые войска.

На фото: Арье Дери. Фото: Томер Аппельбаум

Поддержку интервенции выражали даже те министры, которые считались умеренными. Дери взял слово.

«Всевышний помогает нам,

– сказал он. –

Против нашего главного врага выступила самая сильная держава в мире, с коалицией арабских стран. Все – бесплатно, они от нас ничего не требуют. И что? Из-за того, что у нас разрушены несколько домов, мы ввяжемся в войну, что приведет к развалу американской коалиции, а затем они обвинят нас в том, что это мы помешали им свергнуть Саддама? И что принесет нам эта война, кроме нескольких тысяч погибших? Мы отправим наших лучших сыновей на фронт вдали от дома только ради вашего раздутого эгоизма? Из-за того, что несколько присутствующих здесь генералов не могут перенести, что где-то идет война, а Израиль в ней не участвует? А когда самолеты полетят через территорию Иордании – что на это скажет иорданский король?»

Шамир взял перерыв. Самолеты не взлетели. Дери победил израильских генералов…

…Когда в 1992 году ШАС вошла в правительство Рабина, это было сделано в интересах… образовательной религиозной сети «Маайян Тора»: до того государство финансировало 15 классов, потом стало 90. ШАС заступалась за Шуламит Алони, министра образования от МЕРЕЦ («может, она была криклива, но на самом деле дала нам все», – вспоминает Дери свои слова, сказанные Овадье Йосефу). При первоначальном голосовании за соглашения Осло ШАС решила воздержаться (на тот момент даже Рабин не знал, в чем их суть: подробности знали только Перес и Бейлин).

После всего этого понадобилось еще много времени, чтобы Арье Дери смыл с партии и с себя пятно «левого» и «врага народа» и стал восприниматься как естественный член правых коалиций и любитель поселенческого движения. Дери все сильнее тащил ШАС вправо: он знал взгляды его потенциальных избирателей. Хотя скажем честно: представителей «второго Израиля» дороговизна жизни волнует куда больше, чем единство Эрец-Исраэль или мир с палестинцами.

С Нетаниягу – до конца

Дела шли в гору и в 1999 году достигли пика: ШАС получила 17 мандатов. Сефарды вернулись домой. Именно тогда началась атака, завершившаяся для Арье Дери тюрьмой «Маасиягу» и со временем вернувшая ШАС в традиционные для нее рамки 11 мандатов.

На фото: Эли Ишай. Фото: Элиягу Гершкович

13 лет партию возглавлял Эли Ишай, без особых конфликтов, пока Нетаниягу не снял с себя всю ответственность за гибель 44 сотрудников сотрудников Управления тюрем в пожаре на горе Кармель – переложив ее на Ишая. Зато когда Дери вернулся, он заключил Биби в медвежьи объятья: тот уже не мог двинуться без него. Так что было вполне естественно, что Дери в последних избирательных кампаниях обещал остаться с Нетаниягу, и сдержал слово. В то время как лидеры «Еврейства Торы» не скрывали, что прислушиваются и к предложениям с другой стороны.

Тому, что Дери пошел с Нетаниягу до самого конца, есть несколько причин.

Во-первых, он в «правительстве перемен» никому не нужен. И сам он признал с трибуны кнессета: никто его туда не приглашал.

Во-вторых, Дери не хочет нарушить данное избирателям обещание не сидеть в коалиции, которая не является полностью правой. Старая гвардия, возможно, могла принять прежние постановления раввинов Овадьи Йосефа и Шаха о правомочности концепции «территории в обмен на мир», но сегодняшние религиозные – националисты, иногда вплоть до ультраправых. Не случайно Марзель и Смотрич собрали много голосов в местах, считавшихся оплотами ортодоксии.

Ну и, конечно, личный фактор: Дери не может сесть в одно правительство с Либерманом, Лапидом и Матаном Кахане, не утратив доверия своих избирателей. Лучше уж в оппозиции.

Недаром именно Дери стал сегодня главным борцом против правительства Беннета-Лапида. Он мобилизовал всех депутатов ШАС на эту «священную войну». Он не упустил ни одного филибастера и втайне верит, что в этом новом правительстве все же появится трещинка. Вот тогда он и нанесет сокрушительный удар, а пока что будет лишь доставлять головную боль: это все, на что он сейчас способен.

Но его утешает то, что статус «второго Израиля» в государстве изменился.

«Даже недруги ШАС признают, что генеральными директорами, судьями, журналистами и т.д. сефарды начали становиться благодаря ШАС»,

– говорит он.

Авраам Дов Гринбойм, главный редактор газеты «ХаДерех», издания партии ШАС – специально для журнала «Либерал».
На фото: рав Овадья Йосеф и Биньямин Нетаниягу. Фото: Моше Мильнер, GPO

На врезках: рав Элеэзер Шах, 1992. Фото: Beni Birk, Israel Press and Photo Agency (I.P.P.A.) / Dan Hadani collection, National Library of Israel / Wikimedia commons, CC BY 4.0
Арье Дери. Фото: Томер Аппельбаум
Эли Ишай. Фото: Элиягу Гершкович

Посмотреть также...

Запускаем проект «Метро»!

10/18/2021  18:54:57 Председатель комиссии Кнессета по национальным проектам *депутат Юлия Малиновская* сообщила о завершении процесса …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *