AP Photo/Hatem Moussa

Командующий Сухопутных войск объясняет, почему ЦАХАЛ не оккупирует Газу

10/09/2021  20:21:48

В интервью газете «ХаАрец» по завершении службы на посту главы Командования сухопутных войск ЦАХАЛа, генерал-майор Йоэль Стрик рассказывает, что, по его мнению, представляет собой единственную угрозу существованию Израилz.

В последние годы внутри ЦАХАЛа, и в обществе в целом, возникла серьезная полемика относительно использования сухопутных войск. Вот уже как минимум два десятилетия Израиль редко использует сухопутные подразделения для крупномасштабных маневренных операций на территории противника. Даже когда точечная напряженность перерастает в военную операцию или почти в войнусоздается впечатление, что стечение обстоятельств не позволяет принять решение о вводе наземных войск вглубь того или иного района.

В последний раз ЦАХАЛ использовал целые подразделения для оккупации территории в противостоянии со слабым, но упорным противником, который причинил Израилю большой ущерб и потери, главным образом в результате взрывов террористов-смертников. Это было в 2002 году в ходе операции «Защитная стена» («Хомат маген») против палестинцев на Западном берегу.

Потребовалось всего несколько недель, чтобы взять под контроль палестинские города, и только в Дженине ЦАХАЛ встретил реальное сопротивление со стороны вооруженных, но плохо организованных формирований. С тех пор, во время Второй ливанской войны (2006 г.) и в ходе серии операций в секторе Газа (2008, 2012, 2014, 2021 гг.) использование сухопутных войск было осторожным и ограниченным. Каждый раз, когда поднимался вопрос о наземном маневре, принималось решение не прибегать к таковому, или довольствоваться крайне ограниченной версией.

Дискуссия эта теперь снова актуальна, на фоне нового развития событий и исторической даты. Летом прошлого года высшее руководство страны утвердило значительное дополнение к оборонному бюджету. Это позволит, после многих лет задержек, действительно приступить к реализации многолетнего плана «Тнуфа» (Импульс), сформулированного начальником генштаба Авивом Кохави.

6 октября отмечалась годовщина войны Судного дня, во время которой находчивость и отвага командиров и бойцов на местах смогли изменить ситуацию в пользу Израиля, несмотря на фактор неожиданности. Военные историки часто упоминают, что война 1973 года была также последним случаем столкновения танковых дивизий (из Израиля, Египта и Сирии).

Кохави, возможно, даже чаще, чем его предшественники , говорит о модернизации сухопутных войск и их развертывании, когда это необходимо. Но в армии на этот счет царит скептицизм. В течение многих лет наземная подготовка, в частности подготовка многих резервных подразделений, игнорировалась.

Не отражает ли выбор политического эшелона, по рекомендации Генштаба, раз за разом не идти на глубокие маневры, очевидного предпочтенияНе идет ли речь о страхе обнажить истинные возможности сухопутных войск, о страхе потерь, которые будут сопровождать подобное соприкосновение с противником в Газе и, конечно, на юге Ливана? 

Это не просто принципиальное обсуждение. Если все разговоры о силе сухопутных войск — пустые слова, практический смысл состоит в том, что у Израиля не будет возможности принять решительные меры ни против «Хизбаллы», ни даже против ХАМАСа.

Генерал-майор Йоэль Стрик прослужил в качестве командующего сухопутных войск ЦАХАЛа более двух с половиной лет. На следующей неделе он завершит свой срок и отправится проводить исследования в США. За время службы в ЦАХАЛе он занимал ряд руководящих должностей, в том числе командующего Северным военным округом, главы Командования тыла, начальника оперативной бригады Генштаба, командира дивизии на ливанской границе и командира бригады «Гивати».

В интервью «ХаАрец» Стрик говорит очень решительно. Он категорически отвергает предположения о том, что Генеральный штаб и политический эшелон опасаются использования сухопутных войск.

«Я не занимаюсь анализом настроений и атмосферы,

— говорит он. —

Наземные операции на вражеской территории не проводятся, чтобы доказать свою мощь или поднять настроение обществу. Они проводятся, когда это необходимо. У каждой кампании есть стратегическая составляющаяРешающим фактором является стремление к достижению стратегических целей».

«Предположим, государство решает свергнуть ХАМАС в секторе Газа, уничтожив его военную мощь. Подобное не произойдет без наземной операции. Но когда речь о сдерживающей кампании, в центре внимание — устранение возможностей врага. Это то, что мы сделали в ходе последней операции в Газе»,

— говорит Йоэль Стрик.

Решение вообще не использовать наземные войска внутри Газы в ходе майской операции не было вызвано отсутствием уверенности в их силах?

«Конечно нет! Я хорошо знаю Газу. Нет необходимости преувеличивать. В ЦАХАЛе нет ни одной бригады, которая, если сбросить ее в определенном районе, не разделила бы его на отдельные элементы. Вопрос в том, какой ценой и за какой срок. Наша концепция гласиткратчайшее время, относительно низкая цена, максимальное достижение. Идея «Тнуфы» состоит в том, чтобы построить военную машину, которая позволит это реализовать и принесет бесспорные достижения. Маневр выстраивается с этой целью как ключевой игрок. Это будет очень действенный инструмент.

Вопрос в том, чего бы вы хотели достичь. Уничтожения «Радуана» (спецназа «Хизбаллы»)? Уничтожения «Нохавы» (спецназ ХАМАСа)? Прекращения обстрелов тыла? Это должно быть сделано с такой мощью, которая нанесла бы противнику решающий удар, полностью лишив его возможностей. Посмотрим, как заговорит «Хизбалла», если потеряет тысячи боевиков, ракетные склады, стратегические объекты»,

— говорит генерал-майор Стрик.

Самый громкий голос, который за последние годы прозвучал против общепринятого мышления в ЦАХАЛе, — это голос генерала запаса Ицхака Брика. К концу своего срока в качестве уполномоченного по жалобам солдат ЦАХАЛа Брик составил множество документов, большинство из которых были впервые опубликованы в «ХаАрец». В них он резко критикует организационную культуру ЦАХАЛа, в частности, пренебрежение обучением и резервными силами, а также состояние сухопутных войск.

«В средствах массовой информации не однократно звучало такое мнение: «Наземных операций не было, потому что Брик прав: вы не готовы, вы боитесь потерпеть поражение, — говорит Стрик. — Но подобное обсуждение совершенно непрофессионально. Когда я вступил в должность, у штаба был лозунг, что только наземный маневр будет решающим. Это чушь. Это тоже неверноРешающим будет все вместе. Задача многогранна. У ЦАХАЛа есть целый набор инструментов: один — это пятикилограммовый молот, другой — плоскогубцы, третий — маленькая отвертка. У кампании есть стратегическая цель. Инструменты подбираются в соответствии с ней».

Стрик считает, что эти обвинения «являются безумием людей, которые не понимают, где они живут».

«Жизнь в одном измерении прошла. Сегодня, когда вы отправляетесь на операцию в Газе, вы также должны думать о последствиях в Иудее и Самарии, в Ливане, Иране. Нашим врагом больше не является спецназ сирийской армииПротив нас действуют террористические армии. Они могут нанести серьезный ущерб Государству Израиль, посредством болезненного удара по тылу, но, за исключением иранского ядера, для существования страны нет никакой потенциальной угрозы. Во время Войны Судного дня, 48 лет назад, меч реально был у самого нашего горла. Сегодняшние наши угрозы отличаются по своему значению. Когда мы переходим к операции по сдерживанию, основное внимание уделяется лишению врага оперативных возможностей. Как это делали американцы во время войны во Вьетнаме».

Амос Харэль, «ХаАрец», Н.К. Фото: Hatem Moussa, AP

Посмотреть также...

Второй случай вируса «Омикрон» в Израиле

11/28/2021  23:08:17 Женщина, недавно вернувшаяся из Южной Африки, стала вторым в Израиле носителем нового штамма …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *