Главная / В Америке / Kosher nostra 

Kosher nostra 

09/10/2019  20:58:17

Ева Тривус
Газеты называли его «криминальным гением», «шефом шефов всеамериканской мафии»,  «крестным отцом крестных отцов» и даже «кошер ностра», приписывая ему все нераскрытые преступления в Соединенных Штатах.

В апреле 1911 года, пароходом «Курск», на нью-йоркский остров Эллис-Айленд, тогдашний иммиграционный центр, прибыла семья Сучовланских (по другим данным — Шушлановских) из Гродно.  Прибыла «на воссоединение» к отцу Шимону Сучовланскому, обосновавшемуся в «а голдэнэ мединэ» двумя годами ранее.  С другими членами семьи на американский берег сошел и десятилетний Меир…
Десять лет — это не так уж и много, поэтому о России Меир не помнил почти ничего. 
 «Почти»… потому что одним из немногих воспоминаний, все-таки вывезенных Меиром, был призыв солдата-еврея к своим единоверцам:  «Евреи! Сколько вы можете терпеть?! Давайте сдачи!!»
Fight back, «давать сдачи» стало его жизненным принципом.

Меир Лански. Фото из досье ФБР


Невысокого и не очень сильного Меира боялись самые отпетые драчуны Нижнего Ист-Сайда.  Он дрался до последнего — зубами, локтями, коленями… В те годы Ист-Сайд представлял собой настоящий котел, в котором варились ирландские, итальянские и еврейские иммигранты, и временами этот котел начинал кипеть.  В одной из драк Меир сталкивается с главой итальянских  уличных мальчишек Сальваторе Лучано, по прозвищу «Счастливчик» (Лаки). Лучано, «курировавший» местных девиц легкого поведения, в тот момент «наезжал» на Беньямина Сигеля, который пользовался «благосклонностью» одной из девушек бесплатно.  Меир как раз возвращался с работы (его отдали в ученики к слесарю, и, учитель предрекал, что когда-нибудь Меирке станет хорошим мастером и будет зарабатывать доллар в день!).  Увидев еврея в беде, Лански ударил Лучано сундучком с инструментами по голове… «Выяснив отношения», они стали друзьями.  Друзьями на всю жизнь, и именно эта дружба во многом определила дальнейший путь Меира.

Что еще повлияло на юного Меира, так это уличная игра.  Однажды в канун субботы мама послала его в булочную за халой (и его родители и он сам всю жизнь соблюдали субботу и праздники), а Меир проиграл данный ему матерью «никель».  Мама не стала его ругать, она заплакала, и тогда Меир пообещал ей, что никогда не будет проигрывать.  Именно так — не «не будет играть», а «не будет проигрывать».  После этого он долго наблюдал за игрой издали, изучал ее особенности и действительно больше никогда не проигрывал.  Он решил для себя, что будет игроком особого класса:  Меир понял простую вещь — проигрывают все, кроме тех, кто держит банк, игорные дома и автоматы.  И вообщеигра — это всегда наличные.

Меир Сучовланский меняет фамилию (точнее, обрезает ее), а со временем становится «Гением Лас-Вегаса», королем казино в Гаване и на Багамах, одним из богатейших людей Америки и  несомненным кумиром миллионов.  Игру он рассматривал как бизнес (может, не всегда легальный, но…), потому что «Люди всегда играли, играют и будут играть».  Но в то же время у него был и собственный моральный кодекс — он запретил проституцию в своих игорных домах и категорически отказывался от торговли наркотиками, несмотря на баснословные прибыли, которые сулило это занятие.

В 1939 году к берегам Кубы подошел корабль с еврейскими беженцами из Европы.  Кубинское правительство не разрешило ему войти в порт.  В этот момент на Кубе находился некий еврей (догадались, кто это?), владелец всех казино на Кубе, в силу этого пользовавшийся огромным влиянием в стране (часть доходов от игорного бизнеса получал тогдашний кубинский президент).  Меир Лански отправился в иммиграционную службу и добился отмены запрета, заплатив за каждого сошедшего на берег по 500 долларов (очень большая сумма по тем временам) и обещая помочь всем новоприбывшим, пока они не станут на ноги.

В годы «сухого закона», с 1919 по 1933, американцы пили так, как не пили никогда — ни до, ни после, и Лански начинает заниматься бутлегерством — незаконной продажей спиртных напитков.  Пользуясь тем, что в Канаде «сухого закона» не было, Лански вступает в союз с владельцем канадских винодельческих заводов Сэмом Бронфманом.  Сэм Бронфман тоже был евреем.  Виски контрабандой перевозили через озеро Онтарио, которое в народе, а иногда и в газетах, стали называть «еврейским озером».  Вообще-то, контрабандой алкоголя занимались не только (скорее, не столько) евреи — одним из конкурентов Меира Лански был Джозеф Кеннеди из Бостона,  основатель клана Кеннеди.  Да и пили контрабандное виски все, но, пресса замечала только евреев.  Половина доходов уходила на подкуп полиции, чиновников, таможенников, но давала баснословные прибыли и поэтому была поставлена на широкую ногу.  Пользуясь лазейками в  законодательстве, (производство и продажа спиртных напитков были запрещены, но запрет не распространялся на производство спирта для медицинских целей), так вот, пользуясь лазейками в законодательстве, Лански приобретает полностью или частично множество спиртзаводов.  Далее  все просто:  шотландское виски смешивается со спиртом, подкрашивается (у Лански был целый штат химиков), разливается по бутылкам с этикетками высших сортов и отправляется в сеть кафе и магазинов, где нелегально продается.  На пике «сухого закона» на 17 млн. галлонов купленного в Канаде виски было продано 49 млн. галлонов виски «а ля Меир Лански».  В те годы Лански уверял, что его бизнес больше, чем бизнес Генри Форда, и, наверное, он был прав.

В 1933 году «сухой закон» отменен.  Но Лански еще раньше возвращается в игорный бизнес, открывая казино в Кливленде, Детройте, Чикаго.
Тогда же, с подачи друга-компаньона Меира — гангстера Бени Сигеля — создается компания по строительству игорных домов и гостиниц в Лас-Вегасе. По примеру Монте-Карло, создается  игорная столица Америки.  Каждый должен чувствовать себя миллионером — зеркала, хрусталь мрамор, бархат, позолота, и, куда бы ты ни направлялся — обязательно надо пройти через казино.  Лас-Вегас строился долго, большинство объектов были открыты только в 1947 году.

А в 1933 году в Европе ситуация накалилась.  К власти в Германии пришли нацисты.  Начались антиеврейские выступления.  Соединенные Штаты Америки 20-х годов были страной негласного антисемитизма.  А в тридцатые, когда в Европе появились «братья по разуму», за океаном начались открытые выступления нацистов.  В те дни Меиру Лански позвонил нью-йоркский судья Натан Перельман и сообщил, что имеется негласное разрешение властей на разгон нацистских  митингов.  Общественная и финансовая поддержка гарантируется.  Единственное условие — никого не убивать.  Бить и калечить можно, убивать — ни в коем случае.  Лански согласился, отказавшись от денежного вознаграждения, и вскоре на сборища нацистов начали нападать отлично подготовленные, агрессивные молодые евреи — члены группировки Лански-Сигеля.  Зубы сыпались сотнями, руки ломались десятками, но слово свое гангстеры сдержали — ни один демонстрант не погиб.  Да и сами демонстрации как-то быстро прекратились.

В те же годы Лански начинает помогать еврейским подпольщикам в Эрец-Исраэль.  После признания Соединенными Штатами Государства Израиль (спустя 11 минут с момента его провозглашения) Лански переводит новому государству 50 тысяч долларов (очень большая сумма по тем временам).
Молодому государству приходилось нелегко — арабские страны начали войну,
 а европейские державы и США «держали нейтралитет», не продавая оружие Израилю.  В то же время у арабских военных оно каким-то образом появлялось.  И тогда Меир Лански, пользуясь своим влиянием на Восточном побережье США, особенно в Нью-Йорке и Нью-Джерси, организует отправку в Хайфу партии оружия, вернувшегося в Америку после окончания Второй мировой.  Половина оружия была совершенно новой… Более того, Меир Лански сумел прервать нелегальные поставки оружия Египту.  Этой операции предшествовала встреча Лански с президентом Израиля Вейцманом.  Гангстера интересовал один единственный вопрос:  «Это правда, что евреи воюют?  И они действительно убивают? Т ак же, как и все?..» Принцип «давай сдачи» никогда не оставлял Лански равнодушным… 
Выслушав ответ Вейцмана, Лански сказал: 
 «Я дам вам деньги.  Но на эти деньги должно быть закуплено оружие.  И только оружие».  Вейцман согласился, а что было дальше — вы уже знаете.

В отличие от итальянских «крестных отцов», которые передавали свои «семьи» детям, руководители еврейской мафии старались сделать своих детей респектабельными гражданами страны.  Сын Меира, Пол Лански, окончил военную академию Вест-Пойнт и, став капитаном ВВС, воевал в Корее; выйдя в отставку, он занимался преподавательской работой.  Дочь получила прекрасное образование, вышла замуж за бизнесмена, очень далекого от криминала.  Вообще, с частной жизнью Лански не связано ни одного скандала:  верный муж, прекрасный отец, верующий еврей.  Но зато в жизни общества нет такого преступления, в котором бы его ни обвиняли.  За ним  по пятам ходили люди из ФБР, все его телефоны постоянно прослушивались, регулярно проводились обыски, однако властям не удавалось предъявить ему каких-либо обвинений.  Себя он рассматривал как жертву антисемитизма. Правда это или нет — сказать трудно, хотя ФБР, подавая о нем рапорты, обычно подчеркивало «еврейский элемент» в организации криминала.
В 1970 году Лански, наконец, устал от постоянного надзора:  ему было уже 69 лет, да и сердце от такой нервной работы стало сдавать.  Он уехал в Израиль, для которого немало сделал не только личными денежными взносами, но и «производственными» отчислениями с доходов всех отелей и  казино Лас-Вегаса.

Гавана. Лански с сыновьями


У Лански была туристическая виза на два года, но он планировал остаться в Израиле навсегда.  У него была масса связей, и даже премьер-министр Голда Меир удостоила его своей аудиенции.

А ФБР настоятельно требовало выдачи Лански.  Голда Меир симпатизировала Лански, но намеревалась его предать, считая, что таким образом укрепит безопасность.  Лански не стал дожидаться унизительной и для Израиля и для него самого процедуры передачи его американским властям, и в ноябре 1972 года, за несколько дней до истечения срока визы, сам покинул пределы Израиля.  Агенты ФБР шли за ним по пятам.  Ни одна страна мира не приняла Меира Лански, несмотря на законные документы и наличие въездных виз.  Облетев полмира, он приземлился в Майами.

Состоялся суд, но в ходе судебного разбирательства все обвинения были сняты по причине их бездоказательности.. Несмотря на это, заграничный паспорт Меира Лански был аннулирован, и выехать за пределы Соединенных Штатов он не мог.

Последние годы Лански провел в Майами в своих апартаментах.  Он скончался в возрасте восьмидесяти одного года.  Однажды репортеры спросили его:  «Из всего, что Вы сделали в этой жизни, чем Вы гордитесь больше всего?»  В ответ он не вспомнил о своей помощи Израилю, о сыне, закончившем сверхпрестижный Вест-Пойнт, и о своих благополучных внуках.  Он сказал, что наибольшей своей заслугой считает борьбу  и победу над официальным антисемитизмом в Америке.

«Когда мы начинали, большая часть Флориды и многих других районов страны были закрыты для евреев.  До Второй мировой войны евреям запрещалось входить внутрь многих отелей, казино и апартаментов.  Наши казино были прекрасным местом, открытым для всех».

И еще одно его высказывание, которое нельзя не привести:  «Когда Б-г спросит меня:  «Что ты делал на Земле?» — я отвечу, что был евреем».

Ева Тривус

Мигдаль Times, №12, 2001

http://ami.spb.ru/A520/pages/A520-043.html

Материал предоставил Boris Brin. США

Посмотреть также...

В АШКЕЛОНСКОМ «АМИГУРЕ» ВСЕ СПОКОЙНО

11/13/2019  11:04:41 Пожилые люди, в том числе спасшиеся в Катастрофе, проживающие в ашкелонском доме жилищной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *