Люди эды

11/08/2017.  10:53:01

Человеку, не привыкшему к стилю жизни обитателей Меа Шеарим, их бытие кажется экзотикой и анахронизмом в одном флаконе. Фото Макса Шамоты
Харедим — не то, о чем вы привыкли думать

Арик МАЙЗЕЛЬ, Иерусалим

Квартал Меа Шеарим был основан в 70-е годы XIX века. Он был построен как закрытая крепость, способная защититься от нападения разбойников. «Шеарим» переводится как ворота, а «меа» означает число сто, но в квартале нет ста ворот. Название квартала имеет совсем другой смысл. Подписание договора о его строительстве выпало на дни, когда в синагогах читали главу «Родословие Исаака»:

«И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь».
(Книга Бытие 26:12)
Сто крат — таков точный перевод Меа Шеарим. Основатели квартала старались сохранить его характер. Сегодня, как и почти 150 лет назад, в квартале живут только ультрарелигиозные, особое место среди которых занимает а-Эда а-Харедит.
«Эда» переводится как этническая группа, но в нашем случае она характеризует группу отколовшихся от общего течения религиозных евреев, потомков старой общины, жившей в Эрец Исраэль еще до первой мировой войны. Они жили в Старом городе и в районе Меа Шеарим. Лидером этой общины был раввин Зоненфельд.

Когда на выборах в Главный раввинат победил Авраам Ицхак Кук, отличавшийся либеральными взглядами, произошел раскол, и чтобы англичане признали представительство более реакционного Зоненфельда, формируется «эда». Люди эды характеризуются крайним неприятием сионизма как идеологии, считают создание государства Израиль моральным преступлением против Господа, Торы и иудаизма.

В Европе в то время как многие светские евреи увлекались сионизмом, религиозные евреи в противовес им организовали свое движение Агудат Исраэль. Многие из них видели в эде своих единомышленников, и когда в 20-е годы усилилась репатриация из Польши, многие члены Агуды присоединились к своим братьям. Выходцы из Польши были более терпимы к сионистам и считали, что даже не признавая сионизм, можно представлять и защищать интересы общины в Национальном Комитете (высший орган сионистского движения в Эрец Исраэль). Однако в 1929 г., когда после арабских погромов и резни Национальный Комитет собирался согласиться на притязания арабов на права у Стены Плача, произошел раскол. Эда отказалась от всяческого сотрудничества и признания сионистов.

Сегодня понятие «эда» распространяется и на сатмарских хасидов, также не признающих государство Израиль.

Эда а-Харедит выделяется на общем фоне ультрарелигиозной общины. Она является эталоном для всего еврейского религиозного мира, кашрут и суд эды считаются безусловными. Харедим, так себя называют люди эды, почти не говорят на иврите и используют для общения идиш. Их неприятие государства выражается в полной «автономии». Большинство харедим отказываются от гражданства, не платят налоги и отказываются получать выплаты от Национального страхования, положенные им по закону как многодетным семьям. Не пользуются услугами больниц, либо оплачивают их сами полностью, не пользуются автобусами, так как они субсидированы государством. Хоть они и должны платить городские налоги, как все, кто живет в этой стране, люди эды стараются устроить свои отношения с муниципалитетом так, чтобы отдельно оплачивать муниципальные услуги.

Поэтому они вынуждены много работать. В эде работают мужчины, в отличие от других ультрарелигиозных общин, где мужчины посвящают себя изучению Торы, а работают и содержат семьи женщины. Чтобы сохранять свою независимость, они больше времени уделяют работе и меньше изучению Торы, которое они приносят в жертву идее непризнания сионистов и их государства.

— Среди нас нет талмидим хахамим (отличившихся учеников иешив – религиозных еврейских школ), — говорит Эльёиш Кройс, один из ярких представителей общины.

Эльёиш Кройс и его многодетная семья живут в Меа Шеарим в тесной двухкомнатной квартире. Есть ещё подвал, но он отведен под архив. У Кройса собственное дело. Раньше он занимался разделкой и продажей кур, теперь у него кейтеринг – поставка готовых обедов. В семье Эльёиша 17 детей. Каждое рождение ребенка и все визиты к врачам он оплачивает из собственного кармана.

У входа в дом палестинский флаг. «Евреи не сионисты» написано на нем.

— Это флаг наших врагов, — делаю осторожное замечание.

Эльёиш отмахивается:

— Это чтобы у нас не селились другие. В свое время в Меа Шеарим начали покупать квартиры, люди готовы были заплатить двойную цену. Это были вернувшиеся в веру евреи. Но очень скоро они стали нарушать заповеди, привезли с собой компьютеры и телевизоры. Человек не меняется, он возвращается к тому, чем он был, как он вырос. Пусть живут как хотят, пусть селятся где хотят, но не у нас.

Тем не менее, его дом открыт для всех. Эльёиш, его жена и дети спокойно относятся к гостям и приглашают их посетить их дом. Странно смотреть на огромный склад матрацев и кроватей в крохотной комнате, которые разбираются перед сном.

Меа Шеарим. Фото автора Вход в квартал Меа Шеарим. Фото автора
Архив Кройса. Фото автора «Евреи не сионисты». Фото автора
Эльёиш Кройс (в центре) объясняет свое мировоззрение. Фото автора Кикар а-Шабат (площадь субботы). Здесь проходят демонстрации в защиту субботы, сюда приезжают журналисты в канун дня Независимости фотографировать, как ультрарелигиозные игнорируют сирену в память павшим. Фото автора
Без интернета и фильмов счастливая жизнь. Фото автора
Два сына уже живут отдельно. Дети Эльёиша не служат в армии. Один рано женился, другой ушел по профилю непригодности. Они не выходили ради этого на демонстрацию. Это не значит, что эда не активна.

Люди эды выступают за соблюдение субботы и сохранения еврейского характера в том районе, где живут религиозные. Так, например, когда была попытка открыть кинотеатр «Эдисо»н, находящийся недалеко от Площади Шаббат, в субботу, предшественник Кройса, Амрам Блой, подошёл к кассе кинотеатра и просунул голову в окошко. Так он и остался стоять, принимая на себя удары полицейских, пока не закрыли кинотеатр.

Известны демонстрации, когда пытались открыть движение в субботу по улице Бар Илан, находящейся в центре религиозного квартала. Командующий полицией в Иерусалиме Арье Амит приказал пустить на разгон демонстраций конную полицию, но результат был сокрушителен для него самого: власти пришли к соглашению с харедим, что улица Бар Илан будет закрываться в субботу только на время молитвы, хотя фактически она продолжала быть закрыта всю субботу, а Арье Амит мог поставить крест на своем продвижении. Через короткое время он покинул полицию.

По поводу демонстраций протеста против службы в армии иерусалимского крыла литваков (приверженцев раввина Ойербаха), он смеется:

— Они же берут деньги у государства, а значит должны ему подчиняться. Если они хотят, чтобы армия стала более религиозной, пусть идут в армию, и она станет религиозной.

Эльёиш Кройс не считает их харедим и не стесняется сказать им это в лицо. И несмотря на то, что люди, которым он говорит это, порой обладают гораздо бОльшими знаниями, чем он, посвящая всю свою жизнь изучению Торы, они воспринимают такое отношение как удар.

Выйдя из дома, я рассказал Эльёишу о своих впечатлениях от романа моего любимого писателя Агнона «Вчера-позавчера», в котором сионист Ицхак Кумар приезжает в Эрец Исраэль, переезжает в Иерусалим, под влиянием своих земляков приближается к религии и в венгерском квартале влюбляется в девушку. Агнон очень ярко описывал там и квартал Меа Шеарим.

Глаза Кройса загорелись. Передо мной стоял человек, который живет жизнью своей общины, человек, которого волнует окружающий его мир. Я смотрел в его глаза как в зеркало. И хотя я светский сионист, а он человек, не признающий и отвергающий мой мир, я не чувствовал ранее такого ощущения близости, как я ощутил в этот момент к нему.

Автор — израильский экскурсовод. Его персональный сайт — ariktours.com

http://www.isrageo.com/2017/11/08/ludie228/

 

Посмотреть также...

Аномальную жару в Израиле сменит непогода

11/17/2017   14:59:36 Ирина Зорина` Понижение температуры по всей территории еврейского государства начнётся уже в воскресенье, …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: