«Новые правые» ставят под угрозу победу всего правого лагеря

«Я не понимаю, на чем основываются уверения некоторых политических комментаторов о том, что так называемый “русский голос” потерял свои влияние и значимость на общеизраильских выборах», — заявил в интервью “Деталям” министр экологии и министр по делам Иерусалима, депутат кнессета Зеэв Элькин. — Русскоязычные голоса по-прежнему очень важны, это 15-16 мандатов. Поэтому я думаю, что, как и раньше, “русский голос” во многом определит исход выборов 2019 года.

— Господин Элькин, в Ликуде довольно резко восприняли решение Нафтали Беннета и Аелет Шакед отколоться от партии Еврейский дом и объявить о создании “Новой правой” партии. Почему?

— Я считаю, что это очень рискованный шаг, который ставит под угрозу весь правый блок. Не потому что Ликуд боится потерять мандаты — этого, видимо, не случится. Но мне это очень напоминает 1992 год, когда много правых партий боролись за голоса правого лагеря. И в результате большее количество людей проголосовали за правых, но так много голосов было выброшено в мусор, что в итоге было сформировано левое правительство. И вот сегодня, когда электоральный барьер очень высок — четыре мандата, партия Еврейский дом, имеющая 8 мандатов, делится на две части. Каждая из которых может не пройти электоральный барьер, что станет тяжелым ударом по национальному лагерю.

— Пока опросы дают Новым правым до 10 мандатов, а Еврейскому дому еще четыре. Но вы утверждаете, что партия Беннета и Шакед не представляет угрозу Ликуду. Почему? Ведь и вы, и они нацелены на, практически, тот же электорат: умеренно правые, как светские, так и религиозные?

— Все прекрасно понимают, что победа правого лагеря на следующих выборах зависит от того, сколько мандатов получит Ликуд. Нафтали Беннет, отколовшийся от партии, у которой было 8 мандатов — причем он, кстати, возглавлял ее, а не находился в какой-то внутрипартийной оппозиции — сегодня создает абсолютно тождественный список. Он там на первом месте, Шакед на втором, Шули Муалем — на одном из первых… То есть все приблизительно то же самое. Понятно, что он не получит ни 25, ни 30 мандатов! Соответственно, стать реальным кандидатом на должность премьера он не сможет. А победа того или иного лагеря определяется тем, кто станет премьер-министром. Если победит Нетаниягу — будет в Израиле правая коалиция. Если кто-то из левых — Лапид, Ганц, Габай – то победят левые. Это важно. И мне кажется, что правый избиратель это хорошо понимает. Соответственно, у него нет никаких особых причин голосовать за эту новую партию — если только он не является большим поклонником Нафтали Беннета. Но количество таких людей известно — не зря Еврейский дом получил на прошлых выборах только 8 мандатов.

— Но давайте вспомним, что на позапрошлых выборах Еврейский дом получил 12 мандатов. А потерю 4 мест на выборах 2015 года можно объяснить очень жесткой предвыборной кампанией Нетаниягу, который смог перетянуть эти голоса в Ликуд?

— Это правда, на выборах 2013 года Еврейский дом был новой партией, избиратели в ней еще не разочаровались. Вы же знаете, израильский избиратель очень любит голосовать за новых политиков. А на выборах 2015 года часть избирателей их уже покинула. Да и часть тех, кто остался, голосовали за Еврейский дом только потому, что он является секторальной партией для религиозных сионистов. Эти избиратели за Беннетом сегодня не пойдут. Те, кто лично поддерживают Беннета и Шакед — проголосуют за них, но все же речь здесь идет о половине от восьми мандатов, так что претендовать на реальное лидерство в правом лагере они не смогут.

— Если Беннет и Шакед преодолеют электоральный барьер и войдут в кнессет 21-го созыва, найдется ли, по Вашему мнению, для них место в коалиции, если ее вновь будет формировать Биньямин Нетаниягу?

— Если правый лагерь победит — то я не вижу причины для отказа. Хотя они почему-то очень активно заявляют, что уйдут в оппозицию, если не получат один из главных портфелей.

— Возможно, они реально оценивают свои шансы и понимают, что Нетаниягу не слишком будет настаивать на присоединении к своей коалиции их партии?

— Нафтали Беннет уже очень давно говорит, что Нетаниягу не хочет брать его в правительство. Тем временем уже в двух коалициях под руководством Нетаниягу Беннет присутствовал, причем не на последних ролях. Так что весь этот плач Ярославны пока не оправдан ничем.

— Вы сказали, что израильский избиратель непостоянен и любит голосовать за новых многообещающих политиков. Тем не менее, к Ликуду и лично к Биньямину Нетаниягу это заявление, похоже, не очень относится? Популярность вашей партии стабильна, чем это объяснить?

— Ликуд — партия со стажем, которая ведет за собой правый лагерь вот уже много лет. А я имел в виду новые партии, которые возникают перед каждыми выборами, как грибы после дождя, а потом сразу исчезают, потому что перестают быть новыми. Тогда ситуация, конечно, другая.

— Следующая каденция так или иначе будет проходить под сенью решений юридического советника по делам Нетаниягу. Как, по Вашему мнению, будут развиваться события, и как должен поступить глава правительства?

— Ну, я не пророк в этом смысле. Я очень надеюсь, что будет принято решение о закрытии дел. И я предлагаю не смешивать политические процессы с работой прокуратуры и юридического советника. Давайте дадим им возможность спокойно принимать решения, теми темпами, которые они сочтут нужными

— По всей видимости, Мандельблит примет решение уже после выборов. Сможет Нетаниягу продолжать занимать пост главы правительства, если юридический советник согласится с рекомендациями полиции и прокуратуры, по одному из дел или по нескольким?

— Это ведь вопрос не теоретический. Есть закон в Израиле, причем — Основной закон, и он дает четкие инструкции на этот счет. Закон гласит, что избранный премьер-министр обязан покинуть свой пост только в том случае, если он был окончательно осужден судом, в последней инстанции.

— В отношении Ольмерта, однако, действовали другие правила?

— Это не так. Ольмерт потерял политическую поддержку, и поэтому был вынужден уйти. Не Юридический советник правительства не говорил, что он должен оставить свой пост. Все, что было — это неготовность кнессета его поддержать: напомню Вам, что в тот период поддержка Ольмерта упала до считанных процентов. Поэтому ему просто ничего не оставалось делать.

— Как, по-Вашему, распределятся в этот раз голоса русскоязычных граждан?

— Рано еще предрекать, но полагаю, что основная борьба за русскоязычные голоса будет вестись между несколькими силами. Это, в первую очередь, Ликуд, потом НДИ и, видимо, Лапид. Думаю, именно они будут основными игроками на русской улице.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Моти Мильрод

Посмотреть также...

Подписано коллективное соглашение на заводе «Ханита» в Шломи

01/12/2022  20:03:35Отделение Гистадрута по региону Западной Галилеи, администрация завода металлоизделий «Ханита» в Шломи и рабочий …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *