Три шикарные истории от Игоря Губермана

09/19/2020  14:31:51

Про великий русский язык

Я вам сейчас расскажу факт, который наверняка уже изучают социальные психологи. У меня в Америке, в Бостоне, есть семья приятелей. Там глава семьи — бабушка, она такая вся из себя филолог, заканчивала филфак в Питерском университете. Дети работают, бабушка-филологиня целиком посвятила себя внуку. Она ему рассказывает о великом культурном городе на Неве, она ему читает, она с ним разговаривает. Мальчик приехал в Америку в возрасте одного года, сейчас ему уже лет девять, наверное. У него прекрасный русский язык, пластичный, большой словарь — все, как вы понимаете, от бабушки, потому что кругом английский. Как-то они были в гостях, внук долго читал наизусть первую главу «Евгения Онегина». Все хвалили его и бабушку. Выходят, идут к машине.

Вторая половина декабря, в Бостоне гололед. Внук вдруг говорит: «Однако, няня, скользко на дворе. Дайте руку мне, пожалуйста, свою. По крайней мере, на@бнемся вместе».

Я и есть Ваш профессор

Три года назад я перенес очень тяжелую операцию… Нет, начать надо с предоперационной.

Лежу я там, уже немножко уколотый, ожидаю своей очереди. И тут ко мне подходит мужик в зеленом операционном костюме и говорит: «Игорь Миронович, я из бригады анестезиологов. Я пришел сказать, что мы вас очень любим, постараемся — и все у вас будет хорошо. А вы вообще как себя чувствуете?»

Я говорю: «Старина, я себя чувствую очень плохо, начинайте без меня». Он засмеялся… Сделали мне операцию, и повалили в мою палату врачи, кто на иврите, кто на русском желают мне здоровья и уходят, а один все не уходит. Такой худенький, совсем молоденький, лет 35 ему.

Он говорит: «А почему вы ничего не едите? Надо бы есть, уже второй день. Может, вам выпить надо?»

Я говорю: «Конечно! А у тебя есть?»
Он говорит: «Ну да, у меня есть немного виски».

«Сгоняй, — говорю. — Только спроси у моего профессора, мне уже можно выпивать-то?»
А он: «Ну что вы меня обижаете. Я и есть ваш профессор».

Принес он полбутылки виски, я сделал несколько глотков, вечером пришел мой приятель, и мы с ним еще добавили, и я стал немедленно поправляться, прямо на глазах. И еще лежа в больнице, снова начал писать стишки.

Из-за антисемитизма

Год, наверное, 96–97-й. В Америку на постоянное жительство въезжает пожилой еврей, в прошлом полковник авиации. Он проходит собеседование через переводчика, который мне это и рассказал.

И на собеседовании чиновник из чистого любопытства спрашивает:

«А чего вы уехали из России, вы ведь сделали такую карьеру?!»

Полковник отвечает:

«Из-за антисемитизма».

Чиновник допытывается:

«А как это вас лично задело? Все-таки вы доросли до полковника».

Еврей говорит:

«Смотрите, в 73-м году, когда в Израиле шла война, наша подмосковная эскадрилья готовилась лететь бомбить Тель-Авив. Так вот, представьте, меня не взяли!»

Автор: Игорь Губерман

Читать далее: https://isralove.org/load/1-1-0-2556?utm_source=copy

Посмотреть также...

Курс молодого бойца, или Как в Китае стюардесс учат сидеть, улыбаться и… проходить полосу препятствий

10/21/2020  14:26:56 Кто из пассажиров, предпочитающих путешествовать воздухом, не любовался отточенными движениями и улыбками стюардесс, …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *