Око минфина – в каждой тарелке 

07/07/201520:09:20

Согласно проекту министра финансов Моше Кахлона, для каждого израильтянина будет установлен кредитный «потолок», нечто вроде «финансового паспорта»…

(Из газет)

e8c295bb9badc0272ac1d1780c66a779

Юрий Моор-Мурадов

В пятницу житель Холона Шуки Аводатнер как обычно прибыл с маленьким сыном Давидом к супермаркету в промышленной зоне, чтобы сделать еженедельные покупки.

 

У входа уже ждал его персональный фин-надзиратель Сасон Мифлегин, держа наготове финансовый паспорт Аводатнеров, в котором отмечены доходы, ипотеки и будущие расходы этой семьи. Полгода назад парламент и правительство приняли закон, и теперь к каждому гражданину Израиля прикреплен сопровождающий, который следит за тем, чтобы люди при покупках не выходили бы за рамки своих финансовых возможностей.

 

Мужчины обменялись рукопожатиями, Шуки нашел себе тележку, и они зашли в громадный супер, где уже бродили по рядам такие же пары.

 

В первые минуты не возникло проблем: Шуки привычно положил на дно тележки толстую газету конца недели, на нее – большой пакет стирального порошка, рулон бумажных полотенец для кухни. Но уже у следующей полки надзирателю пришлось вмешаться: Шуки попытался снять с самого верха упаковку туалетной бумаги с милым щенком на обертке и надписью «Особо нежная, высший сорт». Надзиратель мягко остановил подопечного, вернул упаковку на место и подвел его к соседней полке с туалетной бумагой второго сорта.

 

— Господин Аводатнер, — произнес он укоризненно, — я уже говорил вам в прошлый раз: это не для вашей категории «Черный-4». Вот эта туалетная бумага тоже ничего, не царапает. А цена той бумаги «царапается», — рассмеялся надзиратель собственной остроте.

 

В винный ряд своему подопечному он даже не позволил зайти: граждане категории «Черный 4» покупают вино со скидкой, оно стоит на особом прилавке, на котором написано крупными буквами: «3 бутылки за 100 шекелей».

 

В хлебном отделе покупатель опять оплошал, и надзиратель терпеливо ему объяснил: «Нарезанный хлеб – не для нас. Мы берем целую серую булку и нарезаем в хлеборезке. Нарезанный можно брать только в случае, если хлеборезка сломалась».

 

В молочном отделе Шуки вел себя правильно: он равнодушно продефилировал мимо молока в картонных упаковках прямо к большому корыту, в котором лежало молоко в полиэтиленовых пакетах. И это очень разумно: та же жирность, только на 20% дешевле. Зачем кутить? Тем более, что Шуки уже купил пластмассовый кувшин, куда они укладывают надрезанный пакет. Очень удобно в пользовании.

 

Сасон не позволил Аводатнеру зайти и в ряд с минеральной водой: это не для него. Вода в кранах вполне пригодна для питья.

 

В отделе сладостей маленький Дуди снял с полки коробку с шоколадными конфетами, но Сасон был начеку: он шутливо пригрозим шалуну пальцем, вернул коробку на место. Чтобы малыш не заревел, Сасон сказал ему добрым голосом: «Нет, малыш, нельзя это брать. В коробках возле касс полно конфет с истекающим сроком годности, их отдают за полцены. Возьмешь там».

 

Папаша Аводатнер самостоятельно пренебрег отделом свежего мяса, взял нужное в холодильниках с замороженным.

 

Чтобы закончить поскорее, надзиратель заранее предупредил Шуки, направившегося к рыбному отделу: «Семга, форель, денис не берем. В газете есть рецепты блюд из рыбы святого Петра – три кило за 100 шекелей, и народного карпа – 4 кило за те же сто шекелей».

 

Возле касс Сасон в последний раз осмотрел тележку, с самого дна выудил пакетик с напитком «шоко». Когда он успел его положить? Аводатнеры могут покупать «шоко» только в больших дешевых упаковках.

 

Все. Можно разрешать. Сасон достал из портфеля резиновую печатку, приложил ее ко лбу Аводатнера-старшего, там четко отпечаталось темно-синее слово: «Проверено». Сасон знает, что нарушает инструкцию. Недавно в конторе им разъяснили, что нельзя ставить печать на видное место, лучше всего – на руке, возле локтя. Но ничего, Шуки примет пару раз душ – надпись и сойдет. Зато кассирше не нужно долго искать ее, очередь вон какая длинная.

 

Перед тем, как расстаться, Шуки спросил своего надзирателя, может ли он в следующую пятницу сделать покупки в продуктовом магазине рядом с домом. Сасон рассмеялся: «Ну, хитрец! Нет, в том магазине все дороже на треть. Ты должен все время помнить: твоя семья имеет категорию «Черный-4″. Твое место – здесь».

 

Сегодня Сасону предстоит еще одна встреча. На этот раз будет полегче: его второй подопечный – преуспевающий бизнесмен с кредитной категорией «Оранжевый-2», иными словами – всего на два пункта ниже категории премиум «Белый-1». Не придется пристально следить за каждым шагом бизнесмена. Ограничений очень мало: не позволить ему заказать билет на отпуск на Марсе, не позволить купить остров, расположенный более чем в пяти тысячах километрах от Израиля и не позволить заказать девушку по сопровождению в престижном салоне у Центрального автовокзала под названием «Оазис».

Сасон без ложной скромности может причислить себя к лучшим надзирателям: его нельзя разжалобить, нельзя подкупить – даже намеком на возможные утехи…

 

*******

 

Надзиратель Сасон Мифлегин вернулся домой часам к трем. Жена уже ждала с обедом. Стол ломился от яств: семга на гриле, салаты трех видов, стейки на огне, испанский бренди. На десерт – шоколадное суфле. Хотя категория у надзирателя Сасона была пониже, чем у бизнесмена, но тоже достаточно высокая. Сасон и вся его семья знают, кому они должны быть бесконечно благодарны. Не зря же месяц назад он снял со стены в салоне портрет премьера и вместо него повесил вырезанный из газеты портрет своего нового кумира министра финансов Моше Кахлона, который внедрил институт финнадзирателей и распорядился установить для них приличные оклады…

 

 

На иврите статья опубликована здесь:

 

http://www.news1.co.il/Archive/003-D-104131-00.html

 

 

[email protected]

 

 

Посмотреть также...

Тайна убийства комкора Котовского — В поисках истины

09/27/2020  18:04:56

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *