Амос Шокен. Фото: Walla! / Реувен Кастро

Отлучили от пера: хватило одного твитта

07/25/2021  13:49:46

В «Гаарец» верят в свободу слова до тех пор, пока она не вступает в противоречие с политическими взглядами владельца газеты.

Источник:Новости недели

В Израиле нет другого такого издания, как «Гаарец», где так легко сравнивают премьер-министра с нацистским преступником, поливают грязью целые общины, оправдывают террористов и теракты против евреев, называя это «законной борьбой против оккупантов», и беспощадно атакуют родителей, потерявших в этих терактах своих сыновей и дочерей. Иногда кажется, что пока такие тексты исходят от сторонников левой политической линии, в «Гаарец» работают только редактора, умеющие сказать «нет» автору любого другого направления. И все же — ради «объективности» — издание старается отвести на своих страницах отдельные уголки, предназначенные для инакомыслящих

Последние пять лет одной из таких была Ноа Дроми. Ранее она, сторонница национального лагеря, работала в Институте сионистской стратегии, потом, перейдя на журналистскую стезю, опубликовала в «Гаарец» около 150 статей, кроме того, регулярно выступает на 20-м канале телевидения. В последние месяцы Ноа ведет также обзор «Познакомьтесь с прессой» на 12-м телеканале. Но в «Гаарец» она больше не публикуется, и ее телевизионная карьера достаточно ярко показывает, как воспринимает свободу мысли и слова одна из ведущих газет страны, если принципы этой свободы противоречат политической позиции ее владельца.

Пять лет подряд Дроми публиковала свои еженедельные статьи, не получая гонорара.

— Для меня был важен разговор с теми читателями, которые думают иначе, чем я, — объяснила она. — Некоторые из них не терпят того, что я пишу, и я порой получаю от них ужасающие ответы. Но есть немало и таких, которые говорят мне: «Я не согласен с вами, но с удовольствием читаю то, о чем вы пишете».

Годами все протекало довольно мирно, пока Ноа не занялась на телевидении обзором израильской прессы.

— В редакции мне сказали, что некоторые подписчики, увидев меня на экране, словно прозрели. Внезапно им стало ясно, что я правая, «чужая» и иногда даже — о, ужас! — отождествляю себя со сторонниками Нетаниягу. Они зашли на мою страницу в «Твиттере», прочли еще ряд моих комментариев и стали отправлять цитаты из них вместе жалобами владельцу газеты Амосу Шокену.

Первый твитт, после которого Дроми начала понимать, как работает система цензуры в «Гаарец», она написала два месяца назад во время беспорядков, устроенных израильским арабами. «У меня такое чувство, что однажды здесь разразится вторая война за независимость. Даже если наступит так называемый мир, они не остановятся, поскольку это то, чего они действительно хотят, вплоть до новой войны, в которой вновь «освободят» Храмовую гору и Пещеру праотцов. Для палестинцев это будет вторая Накба. И то, что сейчас происходит, укрепляет меня в этих мыслях».

Стоит ли говорить, что в дни, которые арабские жители страны жгли синагоги, линчевали соседей-евреев и громили их бизнесы, слова Нои Дроми сильно задели чувства постоянных читателей «Гаарец». При этом они появились не в газете, а только в социальных сетях, но этого оказалось достаточным для того, чтобы подписчики газеты потеряли покой. И когда журналистка отправила в редакцию очередной материал, она с удивлением обнаружила, что он не опубликован. На вопрос «Что происходит?» редактор раздела Алон Идан позвонил ей и сказал: «Послушай, Ноа, Амос получил много жалоб на твой пост и для него это красная линия».

— Выходило, что это я хочу второй войны, второй Накбы, и меня попросили разъяснить свою позицию.

Буквально накануне нашей беседы Ноа озвучила эту позицию во время эфира на канале «Кан 11» и согласилась пояснить ее в «Твиттере». Она написала: «Я бы очень хотела обмануться в оценке последних событий. Период, предшествовавший им, был для меня «золотым веком» еврейско-арабских отношений, и то, что происходит в эти дни, меня очень удручает».

В «Гаарец» успокоились, но ненадолго. Несколько недель назад организация «Ад кан» начала кампанию по сбору пожертвований. Кто не знает, напомню, что данная организация ассоциирует себя с правым лагерем и проводит расследования, связанные с нарушением закона при финансировании леворадикальных организаций или с распространением ложных фактов против солдат ЦАХАЛа и Государства Израиль. Трудно поверить, но очередные гонения на Дроми начались после того, как она поместила в своем «Твиттере» пост другого автора, призывающий пользователей сети жертвовать деньги «Ад кан». Результатом стал новый звонок из редакции.

— Мне позвонил Алон Идан и спросил: «Ты сделала репост в отношении кампании «Ад кан»?» Я ответила «да». И он сказал мне: «Послушай, с точки зрения Амоса, эта организация ставит своей задачей уничтожение внутренних врагов, а это переход красной линии, потому что «Гаарец» считает себя домом этих «врагов». Я ответила, что это нормально, если Амос Шокен так думает. Я тоже думаю, например, что то, что делает и говорит генеральный директор «Бецелем» Хагай Эльад, — это ужасно, но никогда бы не сказала, что из-за этого следует закрыть ему рот. Кроме того, я даже не написала сама об «Ад кан», а просто поделилась твиттом другого человека. И вообще — какое это имеет отношение к газете? Я же не писала об этом в ней. И пусть даже Амос не любит эту организацию, я не слышала, чтобы она занималась незаконной деятельностью». Однако Алон заявил, что Амос сказал свое последнее слово, и я должна перестать присылать свои статьи в газету. Он также добавил: мол, «генерал» желает, чтобы я публично — в качестве возможного получения прощения — высказала свое мнение по поводу фразы «внутренние враги», которой до сих пор пользуется «Ад кан».

Словом, Ноа, образно говоря, предложили в наказание за проступок сто раз написать в школьной тетрадке «левые правы, а правые ошибаются». И она решила, что это переходит ее собственные красные линии.

— Я ответила, что была бы рада продолжать публиковаться, но не готова сделать то, что они просят.

Почему эта история привлекает наше внимание? Оставим то, что Ноа Дроми вправе как свободный человек в свободной стране заниматься чем угодно в свободное от работы время, включая написание постов в социальных сетях, если она не нарушает закон. Оставим и то, что она вообще не работает в газете в том смысле, как это принято считать, то есть состоит в штате и получает зарплату. Интересно другое, а именно — столь чуткое внимание газеты и ее редакторов ко всему, что связано с использованием слова «враги», когда речь идет о левых организациях. Кто не очень внимательно читает «Гаарец», может на мгновение запутаться и подзабыть, что именно эта газета не раз называла экс-премьера Биньямина Нетаниягу врагом и Аманом, сравнивала с Адольфом Гитлером, а «Ликуд» с нацистской партией. И эта же газета восхваляла «человечность» террористов, совершающих нападения на солдат ЦАХАЛа, объявляла эмиссаров ХАБАДа более опасным явлением, чем «корона», а сторонников национально-религиозного лагеря — более опасными, чем «Хизбалла»… Называла Стену плача «отвратительным местом», призывая упразднить Израиль как еврейское государство.

Со всем этим, оказывается, Амосу Шокену живется легко. Но с одним-единственным автором, который выражает поддержку — причем, даже не на страницах газеты — правой организации, Шокен мириться не может. И происходит это в стенах редакции, которая не перестает вещать со страниц своей газеты о свободе мнений, мысли и всех других свободах в мире, поддерживая без обиняков плюрализм, если он служит выражению их мыслей и мнений. Но именно поэтому я считаю важным пояснить, насколько эта «свобода» соответствует истине.

Несколько лет назад, после того как в газете «Гаарец» была опубликована очередная колонка, восхваляющая гуманность и мужество палестинцев, бросающих «коктейли Молотова» в солдат ЦАХАЛа, я взял интервью у издателя газеты Амоса Шокена и попросил его объяснить, о чем он думал, одобряя эту публикацию.

— Зачем ограничивать свободу слова и свободу выражения? — ответил он тогда. — Что вы от меня ждете? Чтобы я сказал, что эту статью, которая мне не нравится, мы не будем публиковать?

— Но если вы выступаете за свободу выражения мнений, готовы ли вы опубликовать статью, восхваляющую гуманность и смелость ребят из «Таг мехир»?.

— «Гаарец» не публикует все подряд. Даже левый, написавший статью низкого уровня, не может надеяться на ее публикацию.

— А если я на хорошем уровне напишу материал о мальчиках из «Таг мехир»? — я был рад усложнить задачу.

— Думаю, мне было бы сложно похвалить этих ребят.

— А палестинских убийц — несложно? — оставил я за собой последнее слово.

На днях я вновь позвонил Амосу Шокену, чтобы спросить, почему он решил прекратить пятилетнее сотрудничество с Ноа Дроми.

— «Ад кан» — это движение, которое хочет посягнуть на свободу слова других людей, — ответил он. — И я не хочу, чтобы в «Гаарец» работали люди, поддерживающие эту организацию. Я не говорил, чтобы Дроми уволили из-за того, что нам не подходит ее позиция, или потому что она неважно пишет. Но если она ассоциирует себя с «Ад кан», это открывает мне достаточно ясно ее позицию, с которой я не могу согласиться.

Источник: Маарив

Перевод: Яков Зубарев

Посмотреть также...

«Зеленый стандарт» для занятых в экономике Израиля

09/26/2021  20:32:39 Авигдор Либерман  «Зеленый стандарт» для занятых в экономике Израиля В последние дни активно …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *