Почему и когда разошлись пути Нетаниягу и Либермана

01/10/2020  13:53:35

Они давно не вместе, их редко увидишь рядом, их связь знала взлеты и падения, периоды партнерства и отчуждения. Сейчас, перед третьими выборами, отношения Авигдора Либермана и Биньямина Нетанигу можно назвать противостоянием

Авигдор Либерман и Биньямин Нетаниягу. Фото: AFP (Photo: AFP)

Авигдор Либерман и Биньямин Нетаниягу. Фото: AFP

На политический Олимп они шли рука об руку. Два мощных опытных политика, когда-то союзники, а теперь противники, вот уже 30 лет двигаются параллельными траекториями. Авигдор Либерман и Биньямин Нетаниягу вот уже много лет определяют политические векторы в нашей беспокойной стране и фактически формируют повестку дня и общественно-политические приоритеты.
Один — репатриант из бывшего Союза, второй — коренной израильтянин, закончивший школу и университет в США. Один – основатель и постоянный житель небольшого поселения Нокдим в Иудейской пустыне. Другой живет в вилле в Кейсарии, владелец квартиры престижном районе Иерусалима Рехавии. Впрочем, в последние 10 лет за ним прочно закрепился иной адрес: Бальфур, 6. Резиденция главы правительства.

Авигдор Либерман. Фото 2007 года: Герцль Йосеф

Авигдор Либерман. Фото 2007 года: Герцль Йосеф

В 1996-м молодой, энергичный, целеустремленный последователь Жаботинского Авигдор Либерман возглавил предвыборный штаб молодого, энергичного, целеустремленного политика правого толка Биньямина Нетаниягу и привел его к власти.

Нетаниягу открыл перед этим «русским» двери канцелярии министерства главы правительства, назначив его на пост гендиректора, на должность, неофициально известную как “директор страны”. Вместе они отправились в долгий политический путь. Я помню, как тогда в популярной сатирической передаче их показывали рядом – премьер Биби и его правая рука, могущественный «ВладимИр». Не знаю до сих пор, почему создатели передачи окрестили Либермана этим именем, но зрители именно тогда узнали о нем.

Впрочем, вскоре их пути разошлись. В том же 96-м, в знак протеста против передачи Хеврона Арафату, Либерман впервые начал взвешивать возможность отставки со столь значимого поста. Нетанигу его убедил остаться.

Однако, как выяснилось потом, их разногласия начались гораздо раньше. В 1995 году в кнессете возник политический казус. Арабские партии ХАДАШ и МАДА выдвинули вотум недоверия правительству Рабина из-за экспроприации земель в Восточном Иерусалиме. Нетаниягу решил, что фракция Ликуда присоединится к вотуму недоверия. Либерман, услышав об этом, прибежал с 13-го этажа штаб-квартиры Ликуда на 12-й, где находился офис председателя партии Биньямина Нетаниягу. Либерман утверждал, что это серьезная ошибка, и Ликуд дорого заплатит за это решение. Нетаниягу перебил соратника и уверенно заявил: «Ивет, когда есть возможность лишить власти политического оппонента, не стоит думать дважды». В конце концов решение об экспроприации земель было отменено, вотум недоверия был снят, но осадок, как говорится, остался.

Нетаниягу и Арафат. Фото: Ави Охайон, ЛААМ  (Photo: GPO)

Нетаниягу и Арафат. Фото: Ави Охайон, ЛААМ

В 1998 году Нетаниягу отправился в Уай-Плантейшн, где после долгих переговоров с Арафатом и тогдашним советником раиса Ахмедом Тиби подписал соглашение о передаче под палестинский протекторат значительной части территорий Иудеи и Самарии. Либерман открыто выступил против Нетаниягу, окончательно покинул Ликуд и создал новую правую партию – Наш дом Израиль.

Дальше – больше. Либерман, поселенец из Нокдим, проголосовал против изгнания евреев из Гуш-Катифа. Вместе с покойным Юрием Штерном он возглавил протестное движение репатриантов против программы размежевания. Нетаниягу, уже член правительства Ариэля Шарона, проголосовал «за». Шарон провел этот закон и стал любимцем левых. Тогда же при поддержке Аводы и МЕРЕЦ шароновской партии Кадима удалось провести закон, в соответствии с которым действующий премьер-министр получает право на полный иммунитет на время расследования его дел и может быть смещен только после окончательного признания его вины в суде. Либерман и его коллеги по партии НДИ проголосовали против.
Шарону этот закон не пригодился, но им в 2008 мог бы воспользоваться его преемник Эхуд Ольмерт. Тогда вся страна обсуждала уголовные дела премьера, и лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу заявил в эфире 2-го канала следующее: «Речь идет о премьере, по шею погрязшем в расследованиях, и у него нет общественного мандата и морального права выносить судьбоносные для страны решения. Я должен сказать, что существует реальная, а не выдуманная обеспокоенность, что его действия будут продиктованы личным расчетом, связанным с его политическим выживанием, а не национальными интересами – именно потому, что он так глубоко погружен в это особое бедственное положение». В последние годы это высказывание Нетаниягу вспоминают все чаще… Ирония судьбы, не правда ли?


Следующий год, 2009-й, стал годом начала долгого правления Биньямина Нетаниягу. Он выиграл выборы благодаря своей, как тогда казалось, жесткой позиции по вопросам безопасности. В одном из предвыборных роликов Нетаниягу снялся на въезде в Ашкелон, где обещал, придя к власти, покончить с диктатурой ХАМАСа в Газе. Но вместо этого правительство Израиля под его руководством платит дань преступному режиму, пытаясь купить за деньги перемирие или хотя бы его видимость.
В 2011-м году правительство Нетаниягу голосовало по вопросу о сделке по освобождению Гилада Шалита. Министры от НДИ Либерман и Ландау проголосовали против. Чем это закончилось, известно – на свободу вышли более тысячи палестинских заключенных, многие из которых, не успев вдохнуть воздух свободы, сразу же вернулись к террористической деятельности. На счету освобожденных террористов – новые преступления, в их числе – похищение и убийство трех израильских подростков в июне 2014-го года.

Похищенные и убитые террористами подростки: Эяль Ифрах, Нафтали Френкель, Ифрах Гильад. Репродукция: Шауль Голан (Photo: Shaul Golan)

Похищенные и убитые террористами подростки: Эяль Ифрах, Нафтали Френкель, Ифрах Гильад. Репродукция: Шауль Голан

Будучи министром иностранных дел, Либерман принял решение покинуть Совет ООН по правам человека, который «является частью глобальной системы лицемерия и двойных стандартов, нацеленной против стран свободного мира». Эта организация годами делает все возможное, что удержать Запад, и в первую очередь Израиль, от оборонительных операций и связать руки в борьбе с терроризмом и радикальным исламом. Сразу после отставки Либермана Нетаниягу возобновил членство Израиля в Совете.
В 2016-м году, через две недели после своего назначения на пост главы министерства обороны, Авигдор Либерман выступил категорически против извинений перед Турцией в связи с арестом флотилии «Мармара». Нетаниягу был «за», объясняя свою позицию стремлением улучшить отношения с Турцией. Позорные извинения были принесены, антиизраильский и антисемитский режим Эрдогана продолжает оставаться одним из главных факторов нестабильности в регионе. В эти дни султан снова угрожает Израилю и его союзникам – Кипру и Греции – и делает все возможное, чтобы не допустить возможности экспорта израильского газа в Европу.
В 2018-м по решению премьер-министра Нетаниягу был остановлен демонтаж незаконного арабского поселения Хан аль-Ахмар. Это решение противоречило рекомендациям министра обороны Авигдора Либермана. Нетаниягу издал письменную директиву за 20 часов до начала демонтажа, оправдывая свое решение «сложной международной обстановкой». И что в итоге? Израиль не демонтировал Хан аль-Ахмар, но, несмотря на это, Международный суд в Гааге в конце концов выдвинул против страны обвинения в военных преступлениях и преступлениях против человечества. Сколько людоедов ни корми, а они все равно постараются тебя сожрать — почему-то в Израиле это упорно отказываются понимать и раз за разом идут на уступки, которые воспринимаются как слабость.
И, наконец, день сегодняшний: Нетаниягу подает просьбу о парламентской неприкосновенности. Такова его линия защиты: иммунитет и отмена судебного процесса. Сегодня, в 2020-м, Нетаниягу уверенно говорит о необходимости получения иммунитета, хотя когда-то отказывал в этом праве Ольмерту. Ему можно, по его словам, потому как он невиновен, а его «дела» сшиты белыми нитками.
Кстати, в 2013-м Либерман поступил противоположно: принципиально ушел с поста главы МИДа и потребовал – после 17 лет судебной волокиты и разбирательств – немедленно начать суд и принять решение по его так называемым «делам». Без иммунитета, в суде. И суд единогласно вынес решение о его невиновности.
Их пути разошлись. Давно. И здесь речь не о личных отношениях — нет. Противостояние обозначено такими важными для политика вещами, как принципиальность, верность идеологии, нравственным принципам, в конце концов. Дважды Либерман поднимал вопрос о необходимости предоставления декларации о личных доходах лидеров партий и министров. И дважды Нетаниягу торпедировал эту инициативу теперь уже своего однозначного политического оппонента.Сегодня в политических кругах стало привычным слово «зигзаг». Оно означает не только постоянную смену позиций лидеров, но и беспринципность во имя сохранения кресла, должности, власти. Главный принцип – удержаться у власти, сохранить свой пост. Ради него можно лгать и вести себя, словно в книге

«1984» великого писателя Оруэлла, убеждая народ, что война — это мир, свобода — это рабство, а незнание – сила. Судить вам: кто этих зигзагов не совершал, а кто действовал согласно своим убеждениям и идеологии. Кто действовал в интересах безопасности и национальной защиты Израиля, а кто, прикрываясь «необходимостью политической целесообразности», идет на компромисс с террористами. Который, увы, зачастую расходится с национальными интересами страны.

Автор — сотрудник Института Евроазиатских исследований, специалист по этносоциологии постсоветского еврейства

Посмотреть также...

Ганц уступил: Лицман останется министром здравоохранения

03/29/2020  14:23:42 Юлий Эдельштейн, согласно договоренностям, не вернется на пост спикера кнессета Вести Яаков Лицман. …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *