Главная / "Ришон ЛеЦион" / Соль мира. Прикосновение к цадику.
Собрание хасидов на оэле Раби Нахмана, в Умани. С дореволюционной открытки

Соль мира. Прикосновение к цадику.

10/05/2019  14:43:02

Барух Бавли

РабиНахман из Бреслева уже было собрался  начать урок, как вдруг, взявшись за подлокотники кресла, в котором сидел, тихо произнес на идише: «Когда человек сидит в кресле, он — менч (достойный уважения, честный человек).

Кресло цадика Нахмана;

Тем, кто знает идиш, это слово скажет о многом. А те, кто знаком с учением раби Нахмана, подтвердят, что в этом слове заключен глубочайший скрытый смысл.
В современном языке словом менч называют цельного человека. Такой человек, соединив в себе различные силы и элементы, качества физические и духовные, преодолевает внутреннюю пустоту, которую все мы иногда ощущаем. Когда такой человек сидит в кресле, оно не пустое. Он сидит в кресле, и он — менч.
Может ли быть, что кресло, в котором ты сидишь, пусто?
— Это просто смешно! — возразите вы. — Как оно может быть пустым?
Правы, это невозможно… Ведь ты же сидишь в нем!
Но, возможно, что человек, сидящий в кресле, ощущает себя совершенно пустым, опустошенным. И тогда кресло действительно пусто — несмотря на то, что кто-то сидит в нем!
Кресло. Кресло цадика. Кресло еврейского лидера, руководителя, способного тонко чувствовать и переживать проблемы и чаяния своих хасидов. Цадик — несомненно — Менч, во всех отношениях. И кресло
цадика — не пусто, даже, когда праведника, в физическом облике, в нем нет.
Любая вещь, оставшаяся от цадика, наставника и главы поколения — бесценна. И чем дальше мы отдаляемся от исторической эпохи, в которую жил и учил цадик, тем более ценнее для нас его вещи. Кипа, молитвенник, бокал для кидуша, трость, курительная трубка…

Кипа Раби Нахмана

Они пропитаны духом, наполнены мощнейшей духовной энергетикой, несут печать того времени. Сказано, что на истинном цадике почивает Шехина.
С этими предметами, зачастую, происходили удивительные курьёзы.
Незадолго до Рош а-Шана 1808 года, один из последователей раби Нахмана, шойхет из Теплика, принес Ребе изящно изготовленное вручную шикарное кресло. Ребе спросил шойхета, сколько времени ему понадобилось, чтобы сделать такую вещь , и тот ответил, что последние шесть месяцев он работал по часу в день. Ребе воскликнул: «Тогда в течение полугода вы каждый день проводили по одному часу, думая обо мне!».
Во время казачьих набегов на евреев в Украине, в начале 1920-х годов, кресло было разобрано и распилено на мелкие куски реб Цви Арье Липпелем. Он доставил его из Чигирина в Кременчуг, на расстоянии около двадцати миль (тридцать два километра), и работал почти все время, чтобы сберечь и сохранить его.  Кресло было передано на хранение семье Розенфельд из Кременчуга.
В 1936 году реб Моше Бер Розенфельд привез кресло Рабейну в Иерусалим. В 1959 году оно было восстановлено израильскими мастерами.
В 1984 году кресло было вновь отреставрировано в Иерусалиме, и выставлено на обозрение в синагоге Бреслев в Меа Шеарим, где его можно увидеть и сегодня.
«Времени не существует», — утверждает Раби Нахман, подразумевая и свои удивительные истории, и весь мир. Более того, он исключает время из исходных элементов мироздания. Согласно цадику Нахману, Б-г дал человеку все, кроме Времени. Таким образом, понятие времени никогда не встречается в трудах рабби Нахмана, как, впрочем, и понятие места.
А потому рассказы, вещи и предметы, связанные с цадиком —  вневременные.
Колоритный свидетель эпохи — любимая трубка раби Нахмана, которую, как и его прославленный дед — Баал Шем Тов, он иногда расскуривал во время прогулок. На идише она именовалась «люльке».

Могла ли сила амулета справиться с вредом курения?

Одно из писем Раби Нахмана, написанное его рукой

Один из самых интересных документов – это письмо рабби Нахмана его старшей дочери — Адели, написанное всего за сто дней до его смерти, обнаруженное доктором Либес. Рабби Нахман просил дочь взыскать долг, причитающийся с некоего должника Ламперского, и заодно рассказать последние новости. Особенно примечательно то, что письмо, затрагивающее житейские темы, написано на высоком иврите. Стилистика рабби Нахмана весьма любопытна (из уважения он обращается к дочери в третьем лице, а начинает письмо так: «Моей любимой, моей скромной, милосердной и мудрой дочери, достойнейшей женщине, госпоже Адели».
Часы Раби Натана Штернгарца, ближайшего ученикасподвижника и последователя раби Нахмана, благодаря которому, сохранилось учение цадика, его богатое наследие, недавно обнаружились в США, в частной коллекции Аарона Бергера.

4,5. Личные часы Раби Натана Штернгарца

Личные часы раби Натана — это, несомненно, редчайший предмет, существующий в единственном экземпляре в мире, который может быть определен, как один из ценных и уникальных объектов в истории Браслава (не считая кресла цадика Нахмана).

Портрет цадика раби Шаи Штейнера. Использовался как амулет, защищавший от мышей и крыс. Венгрия. 1930-е гг. Шая (Ишайя) Штейнер (1851–1925) – хасидский цадик из города Бодрогкерестур (Венгрия), известный как Керестирер ребе.

Предметам и личным вещам Цадика, нередко придают силу амулета, или оберега. Так, например, порт­рет ца­ди­ка р. Шаи Штей­не­ра, ис­поль­зо­вался как аму­лет, за­щи­ща­вший от мы­шей и крыс, а его кид­уш­ный бо­кал, вы­плав­лен­ный из се­реб­ря­ных мо­нет, при­над­ле­жав­ших пра­вед­ни­ку, якобы,  способен обладать мистической силой.

Бокал для кидуша, принадлежавший цадику Нахману

Интерес к этим вещам — неподделен, они привлекают, интригуют и завораживают. Может быть, в некотором смысле, и благодаря этим предметам, человек, впоследствии, начинает искать подлинные корни, связи с Творцом, прилепляться к цадику и осуществляет тшуву.
Как знать. Как знать.

Мемориальная доска в Умани, на месте, где жил Раби Нахман, и где он оставил этот мир;

Барух Бавли

Посмотреть также...

О чем скрипит мост?

10/19/2019  18:33:13 Лазарь Данович «Дело Наамы Иссахар» и слова одного очень частого гостя Москвы Но …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *