САША ГАЛИЦКИЙ

«Старикам нельзя приказать»

01/23/2021  15:41:48

САША ГАЛИЦКИЙ

Художник Саша Галицкий почти 20 лет служит в домах престарелых. В интервью Jewish.ru он рассказал, что помнят старики о Холокосте и как помочь пожилым родителям.

У вас с женой Таней есть Музей искусства пожилых людей. Что это такое?
– Это рисунки, скульптуры и другие произведения авторов преклонного возраста, которые выставлены в «залах» нашего музея по всему миру. Под залами я имею в виду дома наших хранителей. Ведь что такое музей? Это, по сути, просто белая освещённая стена. Работает наш музей так: на сайте мы выкладываем фотографию работы, сделанной пожилым человеком, и собираем заявки от желающих её забрать. Потом запускаем волчок и разыгрываем работу. Всё как на аукционе, только наш проект абсолютно некоммерческий, победитель оплачивает лишь доставку. Но взамен он обязуется найти «экспонату» место в своём доме и прислать нам фотоотчет. Так у произведения искусства появляется «хранитель», а у нашего музея – новый «зал». Сегодня у нас уже около сотни «залов» по всему миру: кроме Израиля, это Россия, Германия, США и многие-многие другие страны. У нас есть и английская версия сайта. Мы играем в эту игру – с аукционом, хранителями, экспонатами, музеем – на полном серьёзе, как только можно играть в старости. С одной стороны, сегодня художественная ценность этих работ никакая. Но с другой – мало ли как оно повернётся потом?

 

 

Как вообще появилась такая идея?
– Я почти 20 лет веду в домах престарелых кружки резьбы по дереву. Девять лет назад ушла из жизни одна из моих очень плодовитых учениц. Дому престарелых нужно было освободить её комнату, и тогда я сфотографировал её работы, выложил у себя в блоге и провёл шутливый аукцион. Так всё и началось. Быстро стало понятно, насколько много это значит для пожилых людей, а если они уже умерли, то для их семьи. Увидеть работу востребованной. Сейчас я мечтаю, чтобы мы стали такой станцией «Сортировочная» для работ стариков со всего мира. Чтобы не только мы рассылали экспонаты, но и к нам бы присылали работы пожилых людей из разных стран. Хочется наладить связь с домами престарелых по всему миру, найти людей, которые хотели бы подключиться к проекту. Ведь сейчас в мире старых людей становится всё больше, это мировой тренд. А расстояние, как показала пандемия, не помеха. У меня был проект с российским фондом «Старость в радость», я на расстоянии обучал различным художественным техникам. Хорошо помню на фотографиях лицо совсем не старого человека на коляске с потухшим взором. Мы взяли его раскрашенного «Ван Гога», опубликовали, собрали отзывы, которые написали ему люди, и всё ему переслали в распечатанном виде. Когда он их прочитал, у него стало совсем другое лицо! Он на фотографиях улыбается!

 

 

Получается, искусство скрашивает одиночество?
– Искусство помогает начать диалог. Старики все одиноки, даже если у них есть дети, внуки и правнуки. Они для своих семей как камни. Такие поросшие мхом каменные глыбы. К тому же то поколение, с которым я сейчас работаю, – это поколение войны, чудом выжившие люди, пережившие гибель близких в Холокосте. Они ничего не рассказывают своим детям. Никогда. Они вообще ни с кем не говорят о своём прошлом, кроме таких же, как они. Но через картины, через ассоциативную работу мозга во время занятий возникает диалог. У меня есть один почти столетний ученик, который родился в Польше, в местечке Здуньска-Воля. Там жил один юноша, который вырезал из дерева рельефы со сценами еврейской жизни этого местечка, – мой ученик его даже помнит. Парень тот погиб, как и почти всё еврейское население местечка, а эти деревянные рельефы чудом сохранились. Я после этого несколько раз просил своих учеников вырезать сцены, которые могли быть и в их детстве где-то в предвоенной Европе. И когда они красят лошадь коричневым цветом, это не просто так, а потому что в деревне их детства была именно такая лошадь. Так через творчество на поверхность выходят воспоминания. Одна моя ученица, Ирит Ненер, пережившая ребенком Холокост в Амстердаме, пригласила меня к себе на обед и рассказала свою историю. Несколько раз сотрудники иерусалимского мемориала истории Холокоста «Яд ва-Шем» обращались к ней за свидетельствами, но она отказывалась. После нашего с ней разговора она согласилась рассказать им всем свою историю.

 

 

Как нам, детям, поддержать своих близких стариков? Особенно сейчас, в условиях пандемии?
– Расстояние не играет никакой роли! В ситуации с «короной» любое человеческое общение становится ещё более ценным. Ущерб от того, что старики сидят дома одни, гораздо больше, чем риск заразиться, потому что от одиночества происходят изменения в мозгу. В первый карантин весной все сидели по домам, но потом мы в Израиле поняли, что нельзя оставлять стариков одних. Сейчас работаю каждый день, как и до «короны».

Можно и нужно придумывать занятия, подсовывать фильмы или книги, договариваться их обсудить. Можно ввести расписание регулярных разговоров по телефону, можно заказать цветы по интернету или попросить соседку занести подарок, можно предлагать какие-то наборы для творчества, но самое главное – движение души. Только это и имеет значение, только для этого мы и нужны им. Самое важное для них – знать, что о них помнят. Что о них думают. Что кто-то знает, что у них происходит в жизни.

 

 

Что делать тем, у кого не хватает терпения?
– Сейчас, как никогда, особенно важно заткнуть в себе все противоречия и дать своим старикам выговориться. Может быть, в них сидит какая-то обида – надо выслушать. Да, это требует энергии, да, порой сложно найти в себе силы поговорить с мамой, которая знает все твои болевые точки, но не надо ей сейчас ничего доказывать. В разговорах со стариками полностью запрещены ярость, злость, обиды. Когда ты начинаешь звереть – ты проиграл. Если не обращать внимание на конфликтную ситуацию, пропустить мимо ушей – будет проще, появится уважение к самому себе. Или просто нужно переводить всё в шутку – ведь когда надежда умирает, остаётся смех. Я был когда-то начальником, были подчинённые, была иерархия. Но старикам нельзя приказать: «всё, хватит, уходи». Как-то на занятии я начал спорить с одним дедом, горячо спорил. И тогда ко мне подошла ученица и сказала на ухо: «Сейчас мы все уйдём». И вот это важно помнить: они все скоро уйдут. А вот что совсем не важно, так это то, прав я или нет.

Авторы фотографий: Мария Кушнир и Саша Галицкий.

Посмотреть также...

Побег из освенцима

02/28/2021  20:54:32

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *