Ultima Thule

300px-Dov_Kontorer
Дов Конторер, «Вести»
 Октябрь 26, 2013   9:44:14 AM

Предписанный взгляд 

Нынешнюю общественную дискуссию по вопросу об эмиграции из Израиля породила серия примечательных репортажей Матана Ходорова, освещающего экономическую тематику на 10-м канале израильского ТВ. Молодой и энергичный Ходоров относится к числу тех журналистов, о которых уважительно говорят, что они «имеют свою адженду», т.е. повестку дня, задающую четкий идеологический вектор их публицистике. В случае Ходорова такой аджендой является полное самоотождествление с целями и настроением летней политической кампании 2011 года. В то время он, как и большинство его коллег в ведущих израильских СМИ, использовал все доступные ему средства для нагнетания «социального протеста», сулившего, как казалось в то время левым, реальную возможность сбросить правительство Биньямина Нетаниягу с помощью альтернативной оппозиционной риторики.

Эта риторика, сосредоточенная на дороговизне, неравенстве в распределении доходов, критике «свинского капитализма» и пр., пробудила в обществе страсти, которые давно уже не просыпались от исполнения заезженной «песни о мире». Но нужного левым результата кампания не дала, и большинство коллег Ходорова отложило лозунги «социального протеста» до лучших времен, тогда как сам он остался дежурным по этой теме или не смог освободиться от нее по молодости лет, в силу известной склонности юных все принимать всерьез.

Бульвар Ротшильда был очищен от оккупировавших его демонстрантов два года назад, и за это время у Ходорова не возникло сомнений в том, что участниками распиаренных акций протеста были в то время лучшие люди страны. Он то и дело пытался вызвать у зрителей 10-го телеканала ностальгические чувства в связи с летними событиями 2011 года, создать у них ощущение преждевременно прерванной борьбы и указать на возможность ее продолжения. Серия подготовленных им репортажей о «новой волне» эмиграции из Израиля служит той же задаче, но подступился к ней Ходоров в этот раз иначе.

Ясный месседж его репортажей упустить невозможно: лучшие люди страны потерпели поражение на площадях, и теперь многие из них наказали неблагодарное государство своим отъездом. Их энергия и недюжинные дарования, встречавшие столько препятствий на родине, будут востребованы на чужбине. Ходоров не положился на то, что зрители сами сделают вывод из его репортажей, снятых в Берлине, Лондоне и Нью-Джерси. Правильный взгляд на вещи был буквально продиктован им в самом начале:
«Примерно через год после массовых демонстраций протеста я стал замечать, что в каждой из групп, составляющих круг моего общения, кого-то не хватает. Где он? Уехал за границу – на время, подзаработать, или уже навсегда. Это были те самые молодые люди, которых я прошлым летом видел на площадях: тогда они верили, боролись, требовали социальной справедливости. А теперь многие из них – самые смелые или наоборот – бросили поле битвы и сели на самолет. Они все еще любят Израиль, но им важнее найти такое место, где они смогут купить квартиру, совершать дешевые покупки в супермаркете, получить образование за разумную цену. Десятая часть израильтян живет за границей, утверждая собственным выбором, что созданное ими и их отцами еврейское государство больше не является для евреев самым привлекательным местом».

Это напыщенное заявление не находит подтверждения в выборе лиц, проинтервьюрованных журналистом: многие из них живут за границей давно, и их отъезд из Израиля не может быть связан с крушением тех надежд, которые связывались самим Ходоровым (или кем бы то ни было еще) с политической кампанией 2011 года. Вполне возможно, что Ходоров верно описал ситуацию в группах, составляющих круг его общения, но доказать телезрителям это он не сумел. Проделанной им журналистской работы это не перечеркивает, но ее качество было бы выше, если бы автор репортажей воздержался от натужной попытки вбить отснятый материал в жесткое идеологическое клише.

То же самое можно сказать о восторженном придыхании, с которым Ходоров повествует о берлинских ценах, лондонских зарплатах и удобствах жизни в американских пригородах. Этот восторг может быть абсолютно оправдан объективными показателями, но он слишком часто напоминает лакейскую реплику в чеховском «Вишневом саду»: «Понятное дело. За границей всё давно уж в полной комплекции». У кого-то в связи с этим возникнут другие литературные ассоциации, но они вряд ли будут носить лестный для журналиста характер.

Новое отношение

Тем не менее, в целом о серии из четырех репортажей, показанной 10-м каналом ТВ, можно сказать, что она была познавательной и полезной, как полезна любая работа СМИ в качестве инструмента первичной социальной диагностики.

Израильское общество сильно изменилось с 1976 года, когда Ицхак Рабин выразил свое отношение к покидающим страну эмигрантам с помощью хлесткого выражения нэфолет шель намошот, экспрессия которого ощущается даже теми, кто не знает его точного смысла («отпадение плетущихся в конце»). Многие сочтут это высказывание Рабина лучшей частью его политического наследия, о котором так часто говорят в эти дни в связи с восемнадцатой годовщиной его убийства, но тех, кто считает иначе, явным образом больше. Во всяком случае, опрос общественного мнения, проведенный по заказу 10-го канала ТВ специально для обсуждаемой серии репортажей, показал, что отъезд из страны стал «легитимнее» в глазах многих израильтян (49 процентов), что число тех, кто был бы готов поддержать решение своих детей об отъезде (45 процентов) вдвое больше числа тех, кто стал бы решительно возражать против их решения покинуть Израиль (22 процента), что о возможности отъезда из страны так или иначе задумывалось большинство ее граждан (51 процент).

В связи с этими данными тем, кто решается во всеуслышание заявить о своем нетерпимом отношении к эмиграции из Израиля, требуется определенное гражданское мужество. В репортажах Матана Ходорова эту роль взял на себя известный журналист Дан Маргалит, сказавший, среди прочего, что если бы кто-то из его детей решил покинуть Израиль, он счел бы это своим величайшим личным фиаско. Но идти против доминантного общественного настроения журналисту проще, чем публичному политику, который не может не думать о том, как будут восприняты его слова избирателями. По этой причине особого уважения заслуживает министр финансов Яир Лапид, вызвавший бурю негодования в социальных сетях своим заявлением о том, что у него «нет терпения к людям, готовым выбросить в мусорный ящик единственное еврейское государство лишь потому, что в Берлине комфортнее». В том же контексте может быть упомянут Узи Даян, заявивший, что эмиграция евреев из Израиля всегда будет восприниматься им как предательство сионистского идеала, и выразивший откровенно брезгливое отношение к уезжающим в Германию израильтянам.

Таковы сегодня голоса меньшинства. Ходоров заявил в одном из своих репортажей, что если прежде бывшие израильтяне стыдились своего выбора, то эмигранты «новой волны» не испытывают ни малейшего стыда в связи с тем, что решили покинуть еврейское государство. Напротив, им присуща готовность яростно обвинять Израиль в том, что они «оказались вынуждены» устраивать свою жизнь на чужбине. Такую готовность некоторые из героев обсуждаемых репортажей действительно продемонстрировали, но при этом авторский вывод о полном отсутствии у них какого-либо чувства неловкости в связи с решением покинуть Израиль остался по существу голословным. Напротив, многие из тех, с кем беседовал Матан Ходоров, говорили о том, что испытывают чувство стыда в связи с принятым ими решением и не хотят считать его окончательным.

В ритме марша

Но если сами репортажи Ходорова, при всей их безыскусной тенденциозности, заслуживают положительного отклика как вполне успешная попытка заострить внимание публики на определенных проблемах, будь то местный уровень цен (в сравнении с европейским и американским) или изменившаяся реакция общества на отъезд израильтян из Израиля, то этого никак не скажешь о волне спровоцированных ими публикаций.

Эта волна носит худшие черты кампанейщины, и ее общим знаменателем является тезис о том, что не отдельные люди, а «целое поколение» не видит теперь своего места в Израиле. Данный тезис предъявляется не сам по себе, а вместе с целым букетом претензий к правительству, иногда обоснованных, но чаще — весьма некорректных или попросту лживых. За ними легко угадывается озлобленность политических сил, которые раз за разом терпят поражение на выборах, но все еще сохраняют за собой доминантное положение в израильских средствах массовой информации.

Мне уже доводилось в прошлом писать о кампанейщине как особом режиме работы СМИ. Этот режим не относится к числу местных изобретений, но в последние годы он стал здесь особенно популярен, и это является, как я полагаю, методологическим ответом левой элиты на ее неспособность убедить гражданское большинство в благотворности предлагаемых ею решений по основным для страны проблемам внешней политики и безопасности. Отмеченная неспособность требует «альтернативной повестки дня», что и достигается – по крайней мере, частично — путем превращения второстепенных фактов и выражаемых ими явлений в главное содержание национального дискурса.

Определяющим признаком кампанейщины является синхронная работа всей артиллерии СМИ по одному произвольно выбранному квадрату. Произвольно – лишь в смысле наличия или отсутствия в данном квадрате действительно важных целей, т.е. информационного повода, объективно заслуживающего не просто упоминания (или даже критического упоминания), а долгого и сосредоточенного внимания СМИ, с обязательной в таких случаях драматизацией событий. Но политический выбор квадрата не бывает случаен, и в наших условиях он всегда будет таким, что огонь по нему прямо или сильным рикошетом ударит по возглавляемому Ликудом правительству.

Принципиальной особенностью хорошо раскрученной кампанейщины является то, что она не терпит долгих пауз. Подобно наркоману, которому нужно все чаще спасаться новой дозой наркотика, средства массовой информации, привыкшие к режиму синхронной пальбы по квадратам, затрудняются работать иначе. Данное утверждение нетрудно проиллюстрировать, предложив читателю окинуть мысленным взором некоторый условный период; например, последние три года.

В этом случае он, наверное, вспомнит, что почти весь 2011 год прошел под знаком завываний по поводу надвигающегося на Израиль в сентябре «политического цунами». Когда этот прогноз не оправдался, его авторы объявили, что «сентябрь – не дата, а процесс», но они могли бы не утруждать себя и таким объяснением, поскольку к сентябрю страна уже качалась на бурных волнах «социального протеста», подчиняясь ритму бесчисленных заявлений, статей, комментариев и репортажей, в которых доказывалось, что высокие темпы роста израильской экономики, рекордно низкая безработица и весьма умеренная инфляция, вместе с растущим спросом на дорогие товары и колоссальным потоком израильского туризма в ближние и дальние страны, суть несомненные признаки обнищания среднего класса.

Усвоение этого нетривиального тезиса требовало большого напряжения интеллектуальных ресурсов нации, так что их с трудом доставало на осмысление проблем внешней политики и безопасности. Весь свободный запас оттягивал на себя Меир Даган, превращенный израильскими СМИ в непререкаемого оракула. Бывший директор Моссада был очаровательно скромен, уверяя публику в том, что с его уходом израильское правительство превратилось в беспризорного подростка, который тянется к самым опасным кнопкам на Ближнем Востоке, не желая и не умея понять, чем может быть чревато подобное озорство.

Когда волна «социального протеста» спала, а затянувшееся соло Меира Дагана поднадоело публике, израильские СМИ стали спешно раздувать до масштабов национального бедствия проблему «поселенческого террора». Материалом для этого им служили спорадические акции правых анархистов, объединяемые общим названием таг мхир. Энергичное обличение этих акций побудило членов Совбеза ООН сделать грозное заявление по поводу «поселенческого террора», но в самом Израиле эта кампания быстро исчерпала себя, поскольку стимулировать ужас общества по поводу каждой дурацкой надписи, оставленной на автобусной остановке или даже на мусульманском кладбище, оказалось достаточно трудно. Тут-то и вспомнили про давний инцидент на офицерских курсах ЦАХАЛа, связанный с религиозно мотивированным отказом группы курсантов слушать женское пение.

Пропагандистский потенциал этого инцидента не был до конца отработан, и к началу 2012 года он пришелся в самую пору: с его помощью стартовала новая демагогическая кампания, теперь уже — против «вытеснения женщин». Все это дополнялось регулярными истерическими всплесками по поводу «реакционного законотворчества» правых партий, будь то попытки ограничить иностранное финансирование местных НКО, ведущих планомерную работу с целью дискредитации еврейского государства, или осторожные шаги к столь необходимой Израилю реформе судебной системы. И, наконец, дежурными блюдами израильской кампанейщины, всегда пригодными для разогрева и быстрой подачи, являются Сара Нетаниягу и трения в канцелярии главы правительства.

Пустой квадрат

После выборов в Кнессет XIX созыва, состоявшихся в январе 2013 года, первым поводом для набата в израильских СМИ стала подготовка секвестированного бюджета, дыра в котором возникла не в последнюю очередь из-за того, что правительство Нетаниягу вынужденно уступало информационным атакам, которыми сопровождались в прошлую каденцию крупные забастовки (врачей, социальных работников, железнодорожников, некоторых категорий государственных служащих) и, разумеется, разгульные акции под лозунгами «социального протеста». Следующей темы для дружной атаки не находилось в течение нескольких месяцев, пока повод наконец не представился две недели назад — с удачной подачи Матана Ходорова. Серия его репортажей о «новой волне» эмиграции из Израиля послужила сигналом к появлению множества комментариев и заявлений, авторами которых настойчиво проводится мысль о том, что правительство Израиля «издевается над своими гражданами» и буквально подталкивает их к бегству из страны.

В этом случае, как и всегда с началом очередной информационной кампании, полезнее всего задать самый общий вопрос: имеется ли в квадрате, по которому теперь дружно работает вся артиллерия израильских СМИ, действительно важная цель? Происходит ли там нечто такое, чем оправдан весь этот шум? В данном конкретном случае это равноценно вопросу о том, является ли положение с эмиграцией из Израиля действительно драматическим и ухудшилось ли оно в последнее время, как нас убеждают?

То, что десятая часть израильтян живет за границей, само по себе не новость, и по поводу данных, которые были приведены в одном из репортажей Матана Ходорова, можно сказать, что они интереснее всего тем, что выявляют существенно разные оценки данного контингента различными израильскими ведомствами. Центральное статистическое бюро сообщает, что за границей постоянно живет 574 тыс. граждан Израиля, не считая родившихся там детей, тогда как Битуах леуми отмечает, что своих прав на пособия национального страхования лишилась в результате постоянного проживания за границей 521 тыс. израильтян. Крайние оценки предлагают МВД, знающее о 272 тыс. израильтян за границей, и министерство абсорбции, сообщившее в той же связи о 750 тыс. израильтян.

Эта разноголосица требует отдельного комментария, но она во всяком случае не выявляет какой-то новой проблемы. Что же до нынешних масштабов эмиграции и связанных с ней тенденций, то по этим показателям Израиль занимает одно из лучших мест среди государств, входящих в престижную группу OECD. Соответствующая статистика рассматривает как основной показатель число эмигрантов из данной страны на каждую тысячу ее жителей, и в 2006 году этот показатель составлял для Израиля 4,1 – столько же, сколько для Канады и Германии; меньше, чем для Швеции (5,4), Финляндии (5,9) и Великобритании (6,5); намного меньше, чем для Ирландии (16,2).

Также и по эмиграции лиц с высшим образованием, на каждую тысячу таковых в данной стране, положение Израиля было в 2006 году весьма обнадеживающим: столько же, сколько в Финляндии (5,9), меньше, чем в Канаде (6,9), Италии (7,2) и Германии (7,3), намного меньше, чем, в Великобритании (11,6), Швейцарии (11,8) и Ирландии (18,1).

При этом в 2006 году, к которому относятся приведенные выше данные OECD, из Израиля эмигрировало 22,4 тыс. человек, в следующем 2007 году — 21,2 тыс., в 2008 году – 19,1 тыс., в 2009 году – 15,9 тыс., в 2010 году – 15,6 тыс. После этого длительного спада, имевшего одной из своих причин мировой экономический кризис, разразившийся в 2008-2009 гг., наметилось некоторое увеличение эмиграции из Израиля: в 2011 году страну покинули и не вернулись в нее до конца следующего 2012 года 16,2 тыс. человек. В том же году после длительного проживания за границей в Израиль вернулось 9,5 тыс. его граждан. Разница между этими показателями составила 6,7 тыс. человек; она возросла в сравнении с 2010 и 2009 гг., но все еще далека от докризисного уровня 2008 года (8,5 тыс. человек).

Естественно предположить, что в случае возвращения мировых показателей экономического роста к докризисному уровню, т.е. с появлением значительного числа новых рабочих мест в Европе и США, эмиграция из Израиля возрастет дополнительно – в силу общеизвестных глобализационных процессов и того несомненного факта, что в мире действительно имеются страны, жить в которых дешевле и проще, чем в Израиле. Но даже и с возвращением к уровню 2006 года Израиль остался бы по показателям эмиграции вообще и эмиграции лиц с высшим образованием, в частности (т.н. «утечка мозгов»), одной из самых благополучных стран мира. А это позволяет утверждать, что квадрат, по которому дружно бьет в последние недели едва ли не вся артиллерия израильских СМИ, просто-напросто пуст.

Израильское общество может быть и изменило свое ценностное отношение к эмиграции, и этот факт может радовать одних и огорчать других, но реальные условия жизни в Израиле, при всех связанных с ними трудностях, таковы, что они не порождают массовой эмиграции. Рассуждения о «целом поколении» израильтян, не видящем себе места на родине, откровенно лживы, и набат, гремящий в связи с этим над нашими головами в последние две недели, есть всего лишь свидетельство того, что мы переживаем сейчас очередную демагогическую кампанию, надуманный повод для который выбран случайным образом.

Logo

Посмотреть также...

НДИ против решения полиции: нельзя отдавать безопасность граждан Израиля на откуп бедуинским кланам

05/13/2021  15:38:16 Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Алекс Кушнир обратился к юридическому советнику …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *