Вокруг одни пасдараны

Реклама

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

04/29/2022  20:02:41

США не пойдут на мировую с Ираном – не хотят исключать бойцов Корпуса стражей исламской революции из списка террористов. Иран в ответ не даёт гарантий, что при случае не бомбанёт по Израилю.

Последние несколько дней анонимные, но очень высокопоставленные источники в израильском правительстве с удовольствием сообщают, что США готовы признать: ядерная сделка с Ираном провалилась. На этом фоне Иран судорожно требует очной встречи всех участников переговоров и в очередной раз предостерегает США от «повторения ошибок» Дональда Трампа. Но в ответ пока тишина.

Если США действительно откажутся от заключения сделки, то это будет либо огромной победой израильских дипломатов, либо просто большим подарком для них – какова их роль в финальных решениях администрации Джо Байдена, до конца непонятно.

 

 

Но в любом случае это поразительно: в январе 2022 года начался восьмой раунд переговоров по возвращению к Совместному всеобъемлющему плану действий, согласно которому Тегеран обязуется вести исключительно мирную ядерную деятельность в обмен на снятие международных санкций. Напомним, что план появился еще в 2015 году, но перестал работать после того, как в 2018 году президент США Дональд Трамп объявил о выходе из соглашения и анонсировал новые санкции против Ирана. Так вот, последние четыре месяца все стороны процесса – а помимо Ирана, это так называемая «Группа шести»: Россия, КНР, Великобритания, Франция, Германия и США – чуть ли не ежедневно сообщали о достигнутых результатах. Что вот-вот – и все опять подпишут.

 

 

Но в какой-то момент США замолчали. И причиной тому было ультимативное требование Ирана исключить Корпус стражей исламской революции из списка террористических организаций, коей он признан в США, Израиле и ряде других стран. Для Израиля, неоднократно сталкивавшегося с агрессией КСИР и его кровавым антисемитизмом, после этого требования даже факт возможного возвращения к ядерной сделке с Ираном отошел на второй план.

В мирную атомную промышленность Ирана израильские политики не верят – как сказал премьер-министр Нафтали Беннет, «Израиль будет продолжать противодействовать Ирану до соглашения, во время соглашения и после соглашения». Но лишь узнав о новом требовании Ирана, Беннет призвал министров не распыляться на обсуждение всех противоречий с США, а сосредоточиться на главном из них – не допустить исключения КСИР из списка террористических организаций. И кажется, у них это получилось.

 

 

В ответ на предложение Штатов дать «публичное обязательство по деэскалации в регионе», Иран ответил отказом. Точнее, ответил как раз КСИР – его командующий заявил, что Иран в обмен на снятие санкций не прекратит пытаться отомстить каждому, кто был причастен к смерти генерала Касема Сулеймани. Генерал, возглавлявший элитное подразделение корпуса «Аль-Кудс», был убит в результате удара беспилотника США в 2020 году. А вот его местонахождение, по мнению КСИР, отслеживала разведка Израиля. Так что посыл более чем понятен. Да, это не официальное заявление президента Ирана, но зависимость иранского правительства от мнения КСИР давно ни у кого не вызывает сомнений. Более того, все чаще высказывается убеждение, что КСИР – это и есть правительство Ирана, просто неофициальное. Так кто же они такие?

 

 

В самом Иране их сокращенно называют «пасдаранами», то есть стражами на фарси. Официально они являются частью вооружённых сил Ирана, но если армия охраняет границы, то «пасдараны» ведут войну с неверными – всеми, кто представляет угрозу режиму. «Охрана революции и ее завоеваний» – именно так статья 150 Конституции Исламской Республики Иран определяет их функцию. Корпус был создан в 1979 году, после победы исламской революции – тогда шахский монархический режим Мохаммеда Резы Пехлеви был свергнут, а лидером страны стал аятолла Рухолла Хомейни, тут же провозгласивший Иран исламской республикой.

 

 

Хомейни задумывал КСИР как противовес регулярной армии – дабы избежать в будущем возможного переворота со стороны военных. В связи с этим в КСИР брали в основном религиозных фанатиков – их после революции становилось в Иране все больше и больше. Эти люди – еще вчера гонимые за свой национализм, зачастую из самых бедных слоев общества, – стали опорой власти и получили почти неограниченные права, в том числе на репрессии. Функции корпуса планомерно расширялись: сначала появилось отдельное министерство, занимавшееся делами стражей, затем КСИР стал составной частью государственного аппарата Ирана, а постепенно заполучил и полную автономию.

 

 

Чтобы понять место КСИР в политическом устройстве Ирана, необходимо вспомнить о структуре государственной власти в этой стране. По конституции президент Ирана – ныне Ибрахим Раиси – обладает намного меньшей властью, чем Верховный духовный лидер – ныне аятолла Али Хаменеи. Да, управление страной осуществляется законодательной, исполнительной и судебной властями, независимыми друг от друга. Но только Верховный духовный лидер назначает и снимает по своему усмотрению факихов – знатоков мусульманской юриспруденции – в Совет по охране Конституции. А совет этот может блокировать решение любой из трех ветвей власти.

 

 

Верховный духовный лидер назначает руководителей всех ведомств страны, и только он имеет право объявлять войну, являясь главнокомандующим и контролируя все спецслужбы. Он же напрямую руководит и Корпусом стражей исламской революции, откуда выходит добрая половина министров каждого правительства и треть депутатов национального парламента. Главный критерий отбора на руководящие должности в КСИР – личная преданность Верховному духовному лидеру и готовность выполнять любые указания.

Аятолле Али Хаменеи в апреле исполнилось 83 года. Он находится у руля Ирана с 1989 года, но управляет ли он им самостоятельно или следует влиянию генералов КСИР – вопрос, который в последнее время волнует все больше число политологов. Ведь под лозунгом защиты революции высшие должностные лица КСИР давно ведут собственную игру – аффилированные с КСИР структуры контролируют почти все секторы иранской экономики, в том числе сферу военных разработок и производства вооружений. По некоторым оценкам, КСИР контролирует до 60% иранской экономики. Вот почему присутствие КСИР в террористическом списке Госдепа довольно болезненно для Ирана с экономической точки зрения.

 

 

Но дело не только в экономике: признавая КСИР террористической организацией, США оставляет за собой право использовать против него военную силу. И это существенно сдерживает КСИР от активных боевых действий в регионе. Если же КСИР перестает быть для США террористической группировкой, то военная атака на него, как на часть иранской армии, юридически классифицируется как нападение на Иран и его вооруженные силы.

Да, выпустить на рынок запасы иранской нефти, которые сейчас находятся под эмбарго, – главная цель США, поэтому-то они и участвуют в переговорах по возвращению к «ядерной сделке». Но условие про КСИР значительно утяжелило вес возможных последствий. С одной стороны, для США это формальность – санкции против КСИР «накладывались» при Трампе, и Байдену довольно легко отказаться от этого наследия своего оппонента, как и от санкций против Ирана. С другой стороны, США не могут игнорировать категорическое мнение Израиля, Саудовской Аравии и других союзников США в Персидском заливе. Консенсус американская сторона как раз и пыталась найти, попросив Иран дать «публичное обязательство по деэскалации в регионе».

 

 

Но одной из целей исламской революции, породившей современный Иран, было распространить «шиитский полумесяц» по всей территории региона. И КСИР, мнящий себя гарантом достижений исламской революции, отказаться от агрессивной внешней политики не готов. А пойти на сделку с США без учета мнения КСИР иранские власти не могут – иначе их вполне может ждать государственный переворот: конфликтовать с корпусом «пасдаранов» внутри Ирана вряд ли решится даже армия. Численность КСИР оценивается примерно в 125 тысяч человек. Состав остальных вооруженных сил в два раза больше, но сравниться с материально-техническим обеспечением КСИР они не могут. КСИР – самое элитное военное подразделение Ирана, в котором помимо пехотных и танковых частей есть собственные подразделения ВМФ и ВВС. Ополчение резервистов, готовых в любой момент вступить в КСИР, насчитывает два миллиона человек. А главное, КСИР контролирует стратегические ракетные силы Ирана.

Именно это и вызывает беспокойство Израиля – понятно, что стражи вряд ли остались в стороне от развития иранской ядерной программы. Тем более что свою лютую ненависть к Израилю «пасдараны» даже не пытаются скрывать.

Алексей Викторов

Алексей Викторов

https://jewish.ru/ru/events/world/199355/

Посмотреть также...

Встреча в столице Негева с пожилыми жителями, пережившими Катастрофу.

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 04/29/2022  15:25:15 Депутат Кнессета Элина Бардач-Ялова «Сегодня …