Главная / Антитеррор / Война вполсилы

Война вполсилы

12/07/2018    12:09:54

Почему Израиль играет в игрушечные войны и ведет сепаратные переговоры, вместо того, чтобы уничтожить ХАМАС, объясняет бывший сотрудник израильской разведки Александр Гринберг.

Последний раунд противостояния между Израилем и ХАМАСом закончился почти без жертв, за исключением нескольких членов ХАМАСа в Газе, высокопоставленного офицера израильского спецназа и палестинского рабочего в Ашкелоне, убитого палестинской же ракетой. Еще одной жертвой стал израильский министр обороны Авигдор Либерман, покинувший свой пост – уже шутят, что главарь ХАМАСа Исмаил Хания убил политически Либермана. Ну, а в целом эта маленькая войнушка не изменила расклада сил. Кому и зачем она тогда была нужна?

Прежде всего надо уяснить, что многие детали и, главное, цели этой операции еще надолго останутся засекреченными, а возможно, и никогда не будут преданы огласке. Бросается в глаза тот факт, что операцию проводили не обычные израильские боевые части, а подразделение «Сайерет Маткаль» – спецназ Генштаба, предназначенный для сбора разведывательной информации в тылу врага по всему Ближнему Востоку. И наибольший успех достигается, когда никто не стреляет, да и сам факт проведения операции остается неизвестным. В этот раз обойтись без стрельбы, видимо, было невозможно. Однако у этой операции, безусловно, была стратегическая цель, раз израильское руководство санкционировало в ее рамках ликвидацию ряда членов ХАМАСа, а значит – и неминуемую огласку. Да и ХАМАСу, очевидно, был нанесен немалый урон, раз он не формально отстрелялся по Израилю, как это происходит обычно, а решился на массированный ответ.

При этом ХАМАС не столь монолитен, как пиарщики боевиков это пытаются представить. Усугубляется конфликт между политическим главарем организации Исмаилом Хания и полевым командиром Ихьи Сиуара, возглавляющим военное крыло ХАМАСа. Большой идеологической разницы между ними нет – они просто представляют разные группы интересов внутри ХАМАСа. А конфликт во многом обусловлен даже не политической конкуренцией, а битвой за всё сжимающееся финансирование: ручеек дотаций в сектор Газа из Ирана, Катара и Турции продолжает сокращаться. К тому же Иран поддерживает сейчас в основном не ХАМАС, а составляющую ему конкуренцию в секторе группировку «Исламский Джихад».

Чтобы понять логику действий таких организаций, как не запрещенный в России ХАМАС или запрещенные ИГИЛ и «Аль-Каида», надо абстрагироваться от всех популярных стереотипов, изображающих членов этих организаций как слабоумных и примитивных фанатиков. Религиозный фанатизм, мистика и неистовая вера в иррациональное – это просто удобная идеология, с помощью которой можно творить насилие и неплохо на этом зарабатывать. Это вполне прагматичное поведение. И на руководящих постах в ХАМАСе находятся абсолютно трезвые и рационально мыслящие люди. Просто их логика находится в отличной от нашей системе координат.

Этот рационализм, но попросту говоря – политический цинизм, и позволяет главарям ХАМАСа сегодня объявлять Израиль смертельным врагом, с которым невозможны никакие переговоры, а завтра вступать в эти самые переговоры и подписывать с еврейским государством перемирие. При этом, несмотря на весь цинизм, для таких лидеров, как Исмаил Хания, есть границы, которые они не могут перейти, поскольку и вся их власть в секторе Газа, и финансирование, получаемое от исламских государств, целиком и полностью зависят от антиизраильских риторики и действий. И если ХАМАС останется только на уровне риторики, то он окончательно станет восприниматься не как боевая организация джихадистов, а как коррумпированный узурпатор власти в секторе Газа.

Таким образом, верхушка ХАМАСа обязана действовать, но крайне сбалансированно: с одной стороны, обстреливать Израиль, чтобы доказать Ирану, другим исламистским организациям и населению сектора свою антиизраильскую позицию, а с другой стороны, стараться стрелять несильно и неточно, чтобы ответная израильская реакция не смела само правление ХАМАСа в Газе. При этом боевики еще должны не разозлить вконец руководство Египта, которому каждый раз потом приходится мирить ХАМАС и Израиль.

Можно сказать, что и в этот раз ХАМАСу снова удалось соблюсти деликатный баланс, а также добиться намеченных целей – ведь в конечном итоге Израиль согласился перевести деньги из Катара в Газу, что и было главной целью всей кампании для боевиков.

Примечательно, что в ходе минувшего обострения ХАМАС вполне сознательно не использовал весь арсенал оружия, которым он располагает. И тем самым, в сущности, нивелировал израильскую доктрину сдерживания. Ведь сдерживание противника заключается в том, что он не предпринимает каких-то враждебных действий из-за страха перед ответной реакцией. Когда же главари ХАМАСа осознали, что израильские ВВС бомбят его позиции «понарошку», поскольку после десятков вылетов бомбардировщиков были убиты только три палестинца, то поняли, что проводимый ими обстрел еврейского государства, видимо, является приемлемым для израильтян. Был бы неприемлем – ответная реакция была бы мощнее и погибших среди палестинцев было больше. Израиль же, в свою очередь, опасался, что большие жертвы среди палестинцев приведут к обстрелу Тель-Авива и других городов и многим жертвам со стороны еврейского населения. Таким образом, оказалось, что не только Израиль сдерживает ХАМАС, но и ХАМАС сдерживает Израиль.

В том числе и поэтому итоги состоявшегося вооруженного конфликта в Газе восприняты израильским обществом как капитуляция перед ХАМАСом. Многие удивляются, почему Израиль играет в эти игрушечные войны и ведет сепаратные переговоры вместо того, чтобы раз и навсегда уничтожить ХАМАС. Но дело в том, что операция по захвату Газы и свержению режима ХАМАСа чревата, во-первых, тяжелыми потерями и среди израильских солдат, и мирного населения сектора, а во-вторых, приведет к интифаде на территории всей Палестинской автономии и, вероятно, международным санкциям. То есть само решение проблемы ХАМАСа создаст большие по сложности проблемы.

Израильское общество очень часто впадает в крайности: то в истерию, то в эйфорию. Одни требуют от правительства решительных действий, другие требуют избегать потерь. При этом однозначного решения данная ситуация не имеет. Но очевидно, что проводить сухопутную операцию, которая не изменит ситуацию коренным образом, но будет сопряжена с тяжелыми потерями – нецелесообразно.

Надо помнить, что реальность всегда хитрее, чем безапелляционные воззвания политиков крайних взглядов. Государственная стратегия требует видения дальнейших перспектив, а не только сиюминутных ситуаций. Главным стратегическим преимуществом Израиля является непримиримый конфликт между властями Палестинской автономии и руководством ХАМАСа, а также конфликт внутри этой группировки. И в израильском разведывательном и дипломатическом сообществах существует консенсус относительно того, что стратегической целью еврейского государства должно быть усугубление этих конфликтов, а не война с кем-нибудь из сторон, которая снова объединит их всех в антиизраильских позициях.

Тем более что невозможность единения Палестинской автономии и сектора Газа хоронит навсегда идею независимого палестинского государства, поскольку они становятся де-факто иностранными друг для друга территориями.

Меж тем ХАМАС восстанавливается после конфликта и продолжает наращивать свой арсенал ракет, который скоро приблизится по мощности огня к арсеналу «Хезболлы». А значит – новый раунд противостояния не за горами.

Александр Гринберг

Посмотреть также...

Диетолог рассказал, какие орехи полезны для сердца и мозга, а какие — при диабете

15.12.2018   12.07 Сколько орехов можно есть без вреда для здоровья и кому какие орехи подходят? …

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: