Фото: Walla! / Реувен Кастро

Ядерные силы Израиля

12/07/2021  12:11:18

Сегодняшний Израиль стоит на пороге 2-ой войны за независимость. Но не только. Израилю требуется его собственное — еврейское правосудие.

«Сердце мудрого влечет его вправо, а сердце глупца — влево»
Коэлет 10:1-2

Еврейский либерализм

С первого момента своего существования государство Израиль определило себя как еврейское и демократическое. Долгие годы этот двойственный статус не вызывал каких-либо трений. Между тем, в последние годы именно они все более раскалывают израильское общество, наполняя новым значением его старое разделение на «правых» и «левых».

В 1997 году телевизионная камера запечатлела, как глава правительства Биньямин Нетаниягу шепнул на ухо раву Кадури: «левые забыли, что означает быть евреями». На протяжении десятилетий левые презрительно фыркали по поводу этой случайно подслушанной реплики.

Но ровно 20 лет спустя свежеиспеченный в тот миг председатель партии «Авода» Ави Габай повторил эти слова громогласно. «Мы живем, — заявил он перед группой студентов, — в еврейском государстве, я глубоко в это верю, а партия «Авода» отдалилась от этого. Нетаниягу сказал раввину Кадури, что левые забыли, что означает быть евреями, и что сделали левые? Забыли, что такое быть евреями, как будто обиженно заявили, мол, раз вы про нас такое говорите, то мы будем только либералами. Мы евреи и мы живем в еврейском государстве. И я тоже считаю, что одна из главных проблем партии «Авода» заключается в том, что она от этого отдалилась. Нам необходимо говорить о наших еврейских ценностях. Все начинается с нашей Торы, Галахи и наших базовых принципов. Это основа для любого поколения, все начинается там».

Как и в 1997-м, так и в 2017-м году эти слова вызвали бурю. Политики и деятели культуры рвались к микрофонам, доказывая, кто из них больший еврей.

Однако при этом лишь очень немногие придерживались оценки самого Габая и заявляли, что они не меньше ликудников привержены традиции.

Такой аргумент приводился очень редко. В основном защита сводилась к апологии либерализма. Утверждалось, что либерализм, мол, это и есть единственное истинное наследие иудаизма, что тот наилучший еврей, кто лучший либерал. Теория эта имеет под собой определенную почву.

Свобода, равенство и братство — в основе своей еврейские идеи. Ведь именно еврейская традиция с одной стороны провозгласила человека богоподобным суверенным существом, а с другой предложила единую всему человечеству генеалогию, т.е. всех объявила равными во всем братьями.

Но становясь достоянием всего человечества, либерализм утрачивает свою еврейскую видоспецифичность, оттесняя последнюю в лучшем случае в сферу семейных сантиментов.

Более того, при малейшей конфронтации с традицией еврейский либерал стремительно выплескивает на голову своего оппонента ушат христианских прозрений двухтысячелетней давности: «не тот иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце» (Рим 2:28)

Утверждение, что тот лучший еврей, кто лучший либерал весьма спорное. Являясь их истоком, Синайское откровение к либеральным ценностям все же не сводится, и предполагает (помимо либеральных) также и свои «собственно еврейские ценности».

В ТАНАХе сказано не только: «Не таковы ли и вы для Меня, сыны Израилевы, как сыны Куша?» (Амос 9:7), но также «вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Шмот 19:6).

Наряду со свободой и равенством Синайское откровение превозносит также служение и священство, объявляя еврейский народ избранным «из всех народов, которые на земле» (Двар 7:6)

При всем том, что либерализм пришел из иудаизма, он всего лишь делает человека человеком, но не еврея евреем. Еврем его делает исключительно вера, вложенная в слова молитвы: «Ты избрал нас из всех народов, Ты полюбил нас и благоволил к нам. Ты возвысил нас над всеми языками, и освятил нас заповедеми Твоими, и Ты приблизил нас, Царь наш, к служению Тебе, и Имя Твое, великое и святое, над нами возгласил».

Создатели государства Израиль не славились особой набожностью, они ограничивались лишь национальной составляющей еврейского чувства. Однако в чувстве этом искрилась приведенная молитва, а ТАНАХ, как документ национальной истории, был карманной книгой сионистов.

Но что поделаешь, в народных обычаях, в национальных чертах еврея нет ничего, что не имело бы религиозного значения. Своим выходным днем сионисты выбрали символ иудаизма — субботу, а не светлое либеральное воскресенье; с грегорианского они перешли на еврейский календарь (по которому отмечали сельскохозяйственные праздники); в качестве герба они взяли семисвечие; заговорили на языке пророков, и главное, утвердились в решении создать «национальный очаг» не где придется, а именно в Сионе — в традиционном месте сбора еврейского народа.

Однако со временем в «социалистическом лагере» светских израильтян еврейство основательно выветрилось из памяти. Произошло расслоение общества на тех, кто воспринимают свою принадлежность еврейству, как принадлежность уникальной судьбе, как верность этой судьбе, и на тех, кто связал свою судьбу… с «глобализацией» и всеобщим «прогрессом».

Не придавая своему еврейскому происхождению какого-либо значения, «глобалисты» с презрением относятся к традиционным евреям, которые выглядит в их глазах стадом примитивных расистов.

Но между национально-религиозными и либерально-индивидуалистическими началами в действительности нет противоречия. Произрастая из одного корня, они работают друг на друга. И в том, что глава Ликуда — т.е. светской партии, определяющей себя как «национал-либеральную», прекрасно помнит свое еврейство — нет решительно ничего странного.

Более того, в действительности демократическими и либеральными ценностями дорожат как раз правые национальные силы, в то время как левые, приписывающие исключительно себе домейн «либерализм», превратились в его заклятых врагов: среди левых все труднее становится встретить людей готовых что-либо обсуждать, а не истерически осуждать.

Это не только израильское, но мировое явление. И в Европе, и в США толерантные по отношению к себе самим «либералы» день ото дня становятся все более нетерпимыми к «примитивным» точкам зрения, замещая дискуссию агрессивными «политинформациями».

Но в Израиле у этого процесса имеется своя специфика. Перерождение израильской демократии в свою противоположность имеет давнюю историю.

Израильская специфика

Оставляя в стороне вопрос, каким образом светская левая элита с годами утратила связь с еврейской нацией и ее религией, а правая — эту связь укрепила, сосредоточимся на самих связанных с этим явлением процессах.

С момента образования государства Израиль его политическая структура была вполне демократической.

Власть была разделена на законодательную (Кнессет), исполнительную (Правительство) и Судебную. При этом ядерные политические силы, как им и было положено в демократиях парламентского типа, принадлежали Кнессету. Силы правительства и тем более суда, можно было бы сравнить с силами электромагнитными.

Однако после прихода к власти Ликуда (1977), левые социалисты быстро почувствовали, что демократическими средствами добиться успеха им уже не дано, и сделали ставку на чиновнический аппарат, сформированный исключительно ими — левыми светскими ашкеназами. Так ядерные политические силы стали постепенно смещаться от парламента к бюрократии, сосредоточившись прежде всего в юстиции.

Считается, что курс на демонтаж сионизма был взят в 1993 году Ицхаком Рабиным, мечтавшим получить «мир в обмен на территории», но променявшим их на все ту же войну.

Но все же рабинская авантюра меркнет рядом с тем уроном, который нанесла стране ее юстиция, в первую очередь Верховный суд, представляющий собой закрытый клуб левых радикалов, назначающих своих преемников (в комиссию по назначению судий входят представители парламента, но в отличии от судий они лишены права вето).

Вмешательство БАГАЦа в политические вопросы стало отмечаться вскоре после прихода к власти Ликуда, еще при Меире Шамгаре. Но только в 90-х «судебный активизм» заявил о себе в полный голос. Самоназначаемый и никому не подотчетный БАГАЦ вменил себе в обязанность надзирать за исполнительной и законодательной властями.

Со своей стороны левые политики и верные им казенные СМИ, нарекли этот надзор «властью закона» («шильтон ха-хок»), не подлежащей никакой критике.

Пока эта власть проявлялась лишь в искусстве вертеть законом в интересах левого дела с ней худо-бедно еще можно было мириться. Однако в 1992 году юстицией была подстроена самая настоящая законодательная авария.

Для расширения соответствующих полномочий судья Аарон Барак надоумил парламентариев провести в Кнессете закон, названный им «Достоинство и свобода человека».

Кто мог ожидать, что в глазах БАГАЦа, свободы частных арабов окажутся на порядок значимей национальной свободы еврейского народа?

Но план был именно таков. С помощью изготовленного им правозащитного лома Верховный Суд (возглавляемый Аароном Бараком с 1995 по 2006 годы) стал торпедировать все законодательные инициативы парламента и все решения правительства, отстаивающие национальные интересы государства Израиль.

Всего несколько примеров из сотен политических диверсий, совершенных БАГАЦем в нынешнем тысячелетии. После того как в 2000 году Арафат развязал террористическую войну, правительство решило установить границу с ПА в одностороннем порядке, т.е. построить в Иудее и Самарии разделительный забор, оставляющий Израилю значительные территории. БАГАЦ нивелировал политический смысл этого начинания, сведя его к вопросу «безопасности». Суд перечертил все представленные ему карты, прижав строящийся забор к «зеленой черте».

БАГАЦ последовательно срывал все правительственные меры, направленные на ограничение незаконной эмиграции, и даже отменял запрет на въезд отдельных иностранцев, отличившихся своей антиизраильской деятельностью.

Незаконное еврейское строительство на территории Иудеи и Самарии пресекается БАГАЦ-ем на самом корню, в то время как с 2008 по 2021 год в зоне «С» появилось 72 000 незаконных арабских строений.

БАГАЦ запретил основывать населенные пункты, предназначающиеся только для евреев, но не предъявляет аналогичного требования к арабам, одаряя последних привилегиями в рамках «позитивной дискриминации» (освобожденные от армейской и даже альтернативной службы, арабы принимаются в ВУЗы без экзаменов).

Велик вклад БАГАЦа в военное дело. По его распоряжению, правительство обеспечивает сектор Газы водой, продовольствием и электричеством, даже в час открытой военной конфронтации, когда блокада могла бы послужить средством давления. Верховный суд ограничил правила ликвидации террористов, разрушения их домов, и даже использование при их аресте определенных приемов.

Вопреки демократическому выбору еврейского народа Верховный суд ведет жесткую политику, направленную на превращение Израиля из еврейского государства в государство общегражданское.

Ни один суд мира не имеет тех полномочий, которыми наградил себя БАГАЦ, а Кнессет оказался не в силах их дезавуировать. С одной стороны в нем постоянно присутствует внушительное арабское и левое меньшинство (на страже которых стоит БАГАЦ), а с другой — всегда наличествуют политики правого лагеря, не решающиеся выступить против могущественного противника и почтительно склоняющиеся перед «властью закона».

Эта нерешительность обусловлена как бесконтрольностью прокуратуры, так и чрезвычайными полномочиями юридического советника правительства, которыми его наделил все тот же Аарон Барак.

«Правосудие» цепко держит в своих руках всех парламентариев. Одних — действительно коррумпированных — прокуратура по умолчанию не трогает, против других — в коррупции не замешанных — открывает фиктивные дела.

Таким методом из политики были изгнаны Рафаэль Эйтан и Авигдор Кахалани, с помощью этого приема удалось сорвать назначение на пост министра юстиции профессора Якова Неемана и Руби Ривлина, а также сместить Хаима Рамона.

Не секрет, что уничтожение Гуш-Катифа в 2005 году было предпринято Шароном во избежание судебного процесса.

С 2016 года и по сей день открыты четыре уголовных дела против Нетаниягу. Он обвиняется в получении дорогих подарков от друзей («Дело 1000»), в попытке повлиять на владельца «Едиот ахронот» Мозеса с целью улучшить свой медийный имидж («2000»), во вмешательстве в закупку германских подводных лодок («3000»), а также в утверждении сделки о слиянии компаний «Безек» и «Йес» в обмен на положительное освещение своей персоны на платформе «Валла» («4000»).

Первым стало рассматриваться именно это дело, поразительное в первую очередь тем, что в нем Нетаниягу исходно обвиняется не в реальном преступлении, а в том, которое только в его исполнении признается таковым.

Как заметил видный американский юрист Дершовиц, «ни один законодательный орган в любой стране, управляемой верховенством права, никогда не примет закон, криминализующий такое поведение…. Если же такой закон когда-либо будет принят, весь Кнессет окажется в тюрьме».

В ходе суда действительно обнаружилось, что то, в чем пытаются обвинить Нетаниягу, с избытком совершалось его политическими противниками (Герцогом, Лапидом и тем же Беннетом).

Но даже это фиктивное преступление инкриминировать Нетаниягу не удается! Свидетельства лиц, которых месяцами ломали на допросах, сливая в прессу вкладываемые им в уста «версии», разоблачаются в ходе судебного процесса! А ведь именно на основании этих незаконных утечек (караемых тремя годами лишения свободы) Нетаниягу было присвоено звание крупнейшего коррупционера в мировой истории!

Хотя в данной ситуации закон не требует от главы правительства отставки, левый лагерь и несколько правых лицемеров объявили ему бойкот по «моральным соображениям».

Необходимая пауза

Здесь не место выяснять, каким образом Нетаниягу, всегда предпочитавший широкие коалиции и вызывавший немало критики справа, все же превратился в ультимативный национальный символ и сфокусировал на себе всю ненависть «сынов света» — израильских «глобалистов» и «прогрессистов». Но так стало, и борьба «правых» и «левых» оказалась сведена сегодня к схватке «бибистов» с юстицией, к борьбе парламента с судейской мафией.

Исход этой схватки покрыт мраком неизвестности. БАГАЦ отказал Нетаниягу в просьбе прямой трансляции судебных заседаний, а казенные СМИ приводят только исходные заявления свидетелей, утаивая от слушателей, как они переворачиваются в ходе расследования. Кроме того, одна из статей обвинения именуется «нарушением общественного доверия»: пункт, по которому произвольно может быть осужден любой без исключения политик.

Иными словами, исход суда решительно неясен, и прогноз в целом для Нетаниягу остается неблагоприятным.

Мало кто верит, что судьи окажутся теми людьми, которые решатся запустить ядерную реакцию, т.е. обрушить обезумевшую от собственной наглости юридическую систему страны и вернуть власть народу.

Но независимые юристы и журналисты (Бараши, Форрер, Ципори) присутствуют в зале суда. Они ведут в сети собственные ю-тюб-каналы, выступают на волнах «Галей Исраэль», на 14-том телевизионном канале.

Важным оказалось свидетельство замначальника Отдела по расследованию нарушений полиции (МАХАШ) Моше Саада, которого в данный момент смещают с этой должности. Свое увольнение Саад объясняет стремлением прокуратуры скрыть нарушения, сопровождавшие шитье дел против Нетаниягу. https://www.9tv.co.il/item/36948

Годами скрывать в мешке шило «сынам света» не удастся. На следующие выборы правые пойдут с требованием создания государственной комиссии по расследованию преступлений прокуратуры и с призывом к широкой судебной реформе. И Нетаниягу видится сегодня тем лидером, который будет способен их осуществить.

Но для возвращения политических ядерных сил в их исходное состояние, коалиции Нетаниягу мало иметь 61 мандат. Для схватки с загнанным в угол драконом перевес сил должен быть убедительным. Во всяком случае не таким, которого можно добиться, кидая каждые полгода орел-решку. Выход из клинча — первое необходимое условие для дальнейшей борьбы. В этом отношении создание нынешнего правительства явилось положительным явлением.

Беннет обманул своих избирателей. Вопреки предвыборным обещаниям он выцыганил себе пост главы правительства, не набрав даже 10 мандатов; он вступил в коалицию с Лапидом и Аббасом, а главное перешел вместе Сааром на сторону юстиции. Однако одно свое слово — не допустить 5-е выборы — он все же сдержал. Так Беннет подарил Ликуду столь необходимую тому паузу. Через год, возможно даже и раньше, народ сможет более отстраненно и более позитивно отнестись к тому, кто, хотим мы того или не хотим, стал национальным символом Израиля.

Цена этой паузы достаточно велика. Наличие в коалиции радикальной исламской партии (допущенной в Кнессет милостью БАГАЦа) создало опасный прецедент, играющий на руку общему левацкому курсу на превращение Израиля в химически чистое «демократическое» государство, которое в перспективе не может быть (стать) никаким другим, кроме исламистского.

Хрустальный месяц

Чтобы осознать всю пагубность этой затеи, ее следует рассматривать в контексте растущей враждебности к еврейскому государству его арабских граждан, а также неспособности государства этой враждебности противостоять.

Первой ласточкой явилась поддержка, оказанная израильскими арабами интифаде 2000 года. Тогда при разгоне толпы, забрасывавшей еврейский транспорт камнями и бутылками с зажигательной смесью, погибло 13 погромщиков.

Назначенная по следам этих событий государственная комиссия (Ора) причислила убитых к лику великомучеников и навсегда связала руки полиции.

Дарованная арабам привилегия безнаказанно подвергать опасности жизнь своих еврейских сограждан предопределила дальнейший беспредел: банды арабов и бедуинов на глазах у солдат расхищают военные базы, грабят фермеров, берут под рэкетирскую «опеку» даже крупные стройки страны.

Явление это вышло на новый уровень в мае 2021 года. Во время операции «Шомер Хомот» по всей стране прокатилась волна еврейских погромов. Были сожжены сотни синагог, еврейских магазинов, частных домов и автомобилей, но полиция бездействовала. В лучшем случае стражи порядка перекрывали шоссе, не позволяя еврейским жителям Негева и Галилеи вернуться в свои дома, так как по дороге тех поджидали арабские погромщики.

Позже многие бандиты были опознаны и задержаны, но на смену оскопленной полиции пришли беззубые суды, и смутьяны оказались на свободе, дозаправленные мотивацией к дальнейшему джихаду. В настоящее время по всей стране — включая ее столицу — арабские толпы в качестве разминки перекрывают движение на магистральных улицах.

Никто в Израиле не сомневается, что первое же военное обострение будет сопровождаться массовыми еврейскими погромами, что стране предстоит даже не Хрустальная ночь, а как минимум Хрустальный месяц.

В 1948 году образовавшееся еврейское правительство, чтобы не создавать вакуума власти, продлило действие законов британского мандата. Ожидалось, что со временем будет создана своя конституция… Однако и поныне в земле Израиля царствует по преимуществу британский закон. И это символично. Сегодня израильтяне неожиданно обнаружили себя в подмандатной Палестине. Как сотню лет назад британцы не пресекали действий арабских погромщиков, но лишь обезоруживали евреев, так поступает и современный «сионистский» суверен.

Сегодняшний Израиль стоит на пороге 2-ой войны за независимость, которая решительно подстегнет требование системных реформ, в результате которых ядерные политические силы страны вернутся в свое естественное состояние.

Но нельзя ограничиваться только этой задачей. Израилю требуется его собственное — еврейское правосудие. Истинные ядерные силы народа Израиля коренятся не в Кнессете, а в Том, кто выше его.

Государство галахи

Обновленный Израиль должен измениться не только в политическом, но и в религиозном отношении. Евреи собрались в Святой земле не только затем, чтобы построить в ней «единственную демократию на Ближнем востоке». Подразумевалась и иная цель, о которой пришло время вспомнить. Как сказал Ави Габай: «Все начинается с нашей Торы, Галахи и наших базовых принципов. Это основа для любого поколения, все начинается там».

У евреев имеются не только национальные, но и религиозные права, которые требуют своего признания. Причем это признание никак не подрывает общий демократический статус государства.

В статье «Мандат Торы в свете разума» я писал: «Государство галахи технически вполне уживается с секулярными правовыми нормами и, в сущности, предполагает их. Согласно галахическому решению рабби Авраама-Йешаяу Карелица (признаваемому всеми ветвями ортодоксально иудаизма) современные светские евреи квалифицируются не как находящиеся вне закона «эпикоросы», а как легитимные «украденные младенцы», от которых исполнение закона не ожидается, и убеждения которых уважаются. Тем самым галаха признает демократические «правила игры» и опирается в общественной жизни на соглашения, достигнутые между разными национальными группами.

Эмпирическое государство Израиль, основывающееся именно на таком соглашении, основывающееся на «статусе кво», установленном Бен-Гурионом и р.Карелицем, является в той же мере демократическим, сколько и галахическим. Суть «статуса кво» сводится к простому правилу: в общественной сфере (коль скоро субъектом Синайского союза является народ, а не индивид) требования Торы строго соблюдаются, в частной же сфере — каждый гражданин ведет себя на свое усмотрение. Вопрос, как государство Израиль предпочтительнее позиционировать — не политический, а дидактический вопрос».

Обновленному государству Израиль важно представить себя миру в неменьшей мере теократическим, чем демократическим. Только это откроет доступ к его истинным ядерным силам, только это осветит мир столь долгожданной для него вспышкой божественного свет.

 

Посмотреть также...

Кремль отреагировал на планы Виктора Шендеровича уехать из России

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 01/12/2022  15:57:17 Дмитрий Песков не увидел связи …