Фото: Коби Гидеон, GPO

Не только субмарины: чем руководствуется ЦАХАЛ, покупая оружие?

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

01/25/2022  13:11:20

Создание государственной комиссии, которая должна заняться расследованием дел о подводных лодках и кораблях, – это долгожданное решение, хоть и запоздалое, принятое более чем через пять лет после того, как об этой афере рассказал журналист Равив Друкер на 10 новостном канале израильского ТВ.

Это решение свидетельствует о большом успехе движения протеста против экс-премьер-министра Биньямина Нетаниягу; движение сделало дело о субмаринах флагманским в развернутой им кампании.

В значительной степени успех был обусловлен активным общественным участием десятков отставных высокопоставленных сотрудников оборонного ведомства, которых «завербовало» в свои ряды Движение за качество власти во главе с энергичным руководителем адвокатом Элиадом Шрагой. На политическом уровне – это важная победа министра обороны Бени Ганца: именно он навязал принятое решение своим партнерам по коалиции, в том числе главе правительства Нафтали Беннету, который в итоге предпочел воздержаться от голосования.

Внушительный список подозрений и обвинений, возникший после того, как дело, что называется, «рвануло», потребовал предварительного расследования сторонней структуры. На протяжении всего процесса принятия решений, связанных с приобретением ВМФ новых подлодок и боевых кораблей, всплыли недостатки и многочисленные жалобы на коррупцию, а также обсуждались странные дополнения к уже запланированным закупкам, такие, скажем, как приобретение средств ПЛО (противолодочной обороны).

Помимо того, возникло побочное дело, когда выяснилось, что Нетаниягу дал «добро» правительству Германии на продажу Египту современных субмарин, при этом вводя в заблуждение высокопоставленных представителей оборонного истеблишмента.

Но помимо Нетаниягу (и других предположений, что он получил прибыль от сделок с акциями, косвенно связанных с немецкой верфью), вся эта история вдруг обретает куда более масштабный характер. Речь идет об огромных усилиях, предпринимаемых военно-морским флотом, его руководством на протяжении многих лет (а также некоторыми ветеранами в прошлом), по совершению крупных морских сделок, о которых не очень ясно, соответствовали ли они нуждам государства и Армии обороны Израиля. Судя по всему, здесь неоднократно пересекали красную черту. И это одна из причин, по которой многие отставные генералы резво пополнили ряды протестующих, невзирая на годами копившееся чувство отвращения к Нетаниягу и нежелание вообще иметь с ним дело.

Сегодня можно говорить, что обозначенные выше чрезмерные усилия стали возможны из-за слабого контроля со стороны высшего политического эшелона и судебной системы за тем, как оборонный истеблишмент осуществляет соответствующие транзакции. Это – серьезный, драматический вопрос, и чтобы разобраться с ним самым тщательным образом, необходимо убедиться, что в составе комиссии есть те, кто, с одной стороны, хорошо разбирается в системе оборонных закупок, а с другой, не был задействован в военных маневрах и учениях последних лет. Более того, проблема не ограничивается ВМФ – пора давно навести порядок со всеми оборонными закупками.

И, наконец, учитывая все версии и гипотезы, следует помнить еще об одном веском аргументе, способном лишить сна добропорядочных граждан. Он касается вероятности того, что из-за раздутых схем закупок страдал оборонный бюджет, так что не хватало ресурсов на кардинально важные закупки для других родов войск (например, системы специальной защиты для танков).

Сделка, которая подорожала

Голосование по поводу создания комиссии стало еще одним шагом в цепочке с подписанием в прошлый четверг следующего соглашения с Германией по поводу приобретения подводных лодок. Беннет настоял на том, чтобы заручиться согласием заранее, до того, как прояснится картина с комиссией. На прошлой неделе он представил свою версию по поводу того, почему резко возросла закупочная цена.

Премьер-министр и его окружение утверждают, что сделка затянулась, а затем и резко подорожала из-за подозрений в коррупции во времена Нетаниягу и парализовавшего страну политического кризиса. Нетаниягу, в свою очередь, обвинил своих преемников в крайне непрофессиональном ведении переговоров с немецкой стороной.

Оборонное ведомство представило третью версию. По словам высокопоставленных чиновников, оценка стоимости сделки, рассчитанной Советом национальной безопасности в 2016 году, когда у власти находился Нетаниягу, вряд ли можно признать реалистичной: она оказалась на порядок ниже, чем реальные цена сделок по приобретению современных субмарин, а военно-морские эксплуатационные характеристики новой модели в то время еще не были определены. Недавно Норвегия договорилась с немцами о покупке довольно похожих подводных лодок стоимостью 900 миллионов евро каждая (в отличие от 1 млрд евро у Израиля).

Высокопоставленные чиновники признали, что другое объяснение, данное недавно ЦАХАЛом и предполагающее, что рост цен обусловлен ростом мировых цен на металлы, нисколько не оправдывает рост цен на подлодки.

Что же касается окончательной цены, то немцы также участвовали в переговорах больше года, но Израиль так и не смог сбить цену.

Оборонная система вынуждена согласиться с тем, что Израиль стал «невольным заложником» немецких верфей, на протяжении многих лет приобретая у них подводные лодки.

Следующая следственная комиссия?

Похоже, настало время пролить свет на темные секреты системы обороны и безопасности. Последняя серия разоблачений в газете «Калькалист» способствовала тому, что общественность и средства массовой информации призывают к созданию комиссии, которая занялась бы расследованием дела об использовании полицией специального шпионского программного обеспечения Pegasus (созданного компанией NSO).

Юридический советник правительства Авихай Мандельблит объявил о начале расследования, но ограничил его двумя последними годами (таким образом исключив дело о подлодках, дела Нетаниягу и многое другое). Министр внутренней безопасности Омер Бар-Лев, оказавшийся в явно проигрышном положении, защищая полицию, оправданиям которой вряд ли можно верить, сказал в интервью одной из радиостанций, что взлом мобильных телефонов мэров был осуществлен шесть лет назад; он также добавил: «Я прекращаю этим заниматься».

И тот, и другой – неправы. Расследование должно вестись в обратном направлении, начиная с истоков, с первопричины. А юридический советник и прокуратура не могут сфокусироваться на расследовании, поскольку они были частью системы. Прокуратура прекрасно знала о том, как действует полиция и что она использует программное обеспечение, но никогда открыто об этом не сообщала общественности, невзирая на негативный образ, закрепившийся за ПО Pegasus в последние годы и на то, что информация о его проблематичном использовании публиковалась во всех мировых СМИ.

Появились стенания, что, если не предпринять усилия по защите (кого? NSO? Полиции? Уже невозможно выяснить – кого…), то такого рода публикации уничтожат всю израильскую «атакующую» кибериндустрию. Но, простите, все эти лошади давно уже сбежали из конюшни.  Pegasus и ему подобные – это мощный инструмент, вовсе не предназначавшийся для частного владения. Тот факт, что он был передан с одобрения или без ведома государства и оборонного ведомства этим компаниям, а оттуда поступил на службу диктаторам, уже нанес большой ущерб Израилю. Можно считать, что подавляющая часть отрасли уже потеряна, а еще некоторым компаниям и фирмам грозит закрытие.

А за кулисами происходит нечто другое: в Израиле сложилось впечатление, что администрация Байдена предала анафеме израильские компании и стремится вытолкнуть их с поля кибернаступления. Частично это связано с желанием сохранить столь разрушительные возможности исключительно в руках сверхдержав, но, похоже, это еще и «приятная возможность» устранить израильские фирмы, успешно конкурирующие с американскими. В Израиле с этой тенденцией столкнулись примерно год назад.

И все же, судя по всему, конфликт, вызванный деятельностью NSO, в особенности за рубежом, предоставит американской администрации весомый аргумент для того, чтобы ужесточить санкции против израильских компаний, а также позволит поднять планку требовательности по отношению к израильскому оборонному истеблишменту, чтобы он скорректировал свои действия.

Амос Харель, «ХаАрец»  М.К. Фото: Коби Гидеон, GPO˜

detaly.co.il/za-kulisami-oboronnyh-zakupok/

Посмотреть также...

Так ли загадочен Бермудский треугольник, как о нём говорят, или 10 главных секретов зловещего места

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 03/19/2022  12:55:11 Наверное, нет более загадочного и …