На фото: похороны в Дженине. AP Photo/Majdi Mohammed

Дженин, Дженин: как островок относительного спокойствия превратился в оплот «Исламского джихада»

Реклама

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

04/12/2022  16:11:19

Еще недавно, всего несколько лет назад, израильские силовики считали Дженин городом спокойным, символом палестинской стабильности. Его жители почти единодушно поддерживали ФАТХ, и безопасность в нем обеспечивали сравнительно небольшие силы ЦАХАЛа – почти не патрулируя улицы и выходя на операции лишь по наводке разведслужб. Экономика города росла, тысячи арабов со всего Израиля стекались сюда за покупками, а тысячи местных жителей ездили в Израиль на заработки.

Палестинцы же, напротив, всегда считали Дженин и, особенно, большой лагерь беженцев рядом с ним, символом сопротивления израильской оккупации.  Ведь даже в те времена, какие Израиль считал «тихими», ночные армейские рейды продолжались, аресты проводились – пусть даже в меньших масштабах, чем ранее.

Теперь этот город попал в заголовки СМИ по другим причинам: и он, и лагерь беженцев, и близко расположенные арабские деревни Буркин, Ябед и Кабатия, стали оплотом террористов «Исламского джихада» и ХАМАСа, проводящих теракты против израильтян. В конце минувшей недели координатор правительства на территориях распорядился запретить въезд в этот город израильтян, то есть тех, кто обеспечивал местным торговцам 75% всех их продаж.

В системе безопасности рассчитывают, что такое «наказание шекелем» заставит палестинские структуры активнее действовать там против боевиков, особенно – в лагере беженцев: либо под давлением местных руководителей, либо из понимания, что иначе они вообще утратят какой-либо контроль за происходящим. Но есть и опасение, что продолжительные санкции сыграют на руку ХАМАСу и «Исламскому джихаду», потому не исключено, что уже на следующей неделе будет рассмотрена возможность ввести послабления, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию.

Дженин менялся не в одночасье. Все сильнее рвалась ткань общественной жизни, и к 2018 году от нее остались одни лохмотья. Безразличие властей Палестинской автономии к тем настроениям, которые проявились тут в период эпидемии коронавируса, и серия решений, принятых за последние три года Израилем, изменили его лицо, а итогами стали напряжение в сфере безопасности и смертоносные теракты.

Террор как индустрия

Контроль ФАТХа над районом Дженина облегчал и Палестинской администрации, и ЦАХАЛу возможность следить за местными процессами – в отличие от таких городов, как Шхем или Хеврон, в которых ХАМАС имеет большее влияние. До 2018 года спокойствие в этом районе было настолько стабильным, что ЦАХАЛ решил оставить тут совсем немного солдат, от силы подразделение, для поддержания порядка. Такое отношение успокаивало и местных жителей: город удобно расположен, а цены в нем низки, так что он был привлекателен для израильских арабов-покупателей.

В расположенном рядом одноименном лагере беженцев живут около 10 тысяч человек. По данным UNRWA, площадь, занимаемая лагерем – менее 1 кв км, так что теснота в нем ужасная. По данным организации «Бецелем», со времени операции «Литой свинец» (началась 27 декабря 2008 года – прим. «Детали») и до конца февраля прошлого года военные убили в районе Дженина 45 палестинцев, и еще 8 – после этого, с марта 2021-го.

50-тилетний житель Дженина говорит, что реальность лагеря беженцев не меняется существенно. Вспышку насилия в нем он объясняет экономической ситуацией, армейскими акциями и арестами. По его словам, молодые палестинцы в этом лагере вообще не знают иных израильтян, кроме солдат с оружием. Тогда как старшее поколение помнит и приезжих покупателей, да и многие работать в Израиль ездили. В лагере говорят, что это военные репрессии, наряду с отсутствием политических альтернатив, довели местных жителей «до точки кипения».

Когда в марте 2020 года началась эпидемия коронавируса, Израиль закрыл КПП и перестал впускать палестинцев. Считанные месяцы спустя военные попросили пересмотреть это решение – из-за трудностей, которые начала испытывать экономика города. Но министерство здравоохранения просьбу эту категорически отвергло, и постановило, что нет необходимости проводить различия в этом вопросе между разными палестинскими городами. Отказ был обоснован тем, что очень трудно отследить ситуацию в каком-то одном месте, особенно если учесть, что палестинцы свободно и активно перемещаются между многими своими населенными пунктами Западного берега.

В итоге карантин длился дольше года, экономическое положение ухудшилось, и это открыло прекрасные возможности для ХАМАСа и «Исламского джихада»: они начали укреплять в лагере свои позиции, сотрудничая с местными преступными организациями. Они предлагали молодым людям торговать оружием и стрелять по военнослужащим ЦАХАЛа. Тут стало появляться все больше оружия: M-16, автоматы Калашникова, пистолеты и самодельные автоматы «Карло».

«Корона» повлияла и на город. «До эпидемии каждую субботу в город въезжало 6-7 тысяч автомобилей из Израиля. А затем – ни одного, в течение целого года», — рассказывает Амар Абу Бакр, глава Торговой палаты Дженина. «Треть всех торговых точек закрылась во время «короны», другие простаивали без клиентов. Мы обратились к израильской стороне и сказали: «Люди въезжают в Барту (деревню, половина которой расположена на Западном берегу, и другая – на территории Израиля), что же, там нет короны – а тут есть?».

По его словам, около 10 месяцев назад КПП вновь стали пропускать израильтян – но теперь они снова закрылись, после недавних терактов, совершенных жителями этого района. «Это – коллективное наказание. За то, что случилось, наказывают всех жителей, да еще и в Рамадан? Это разрушает весь город, и конечно, негативно влияет на людей. В открытии [КПП] есть взаимный интерес», — утверждает Абу Бакр.

Он добавляет, что теперь многим жителям Дженина также запрещено выезжать в Израиль на заработки, по соображениям безопасности. «Но многие все равно выезжают на работу. Дженин – большой город, многие пробираются через бреши в заборах и работают потом в соседних Афуле и Назарете».

Хроники вакуума

В феврале 2020 года, когда эпидемия коронавируса уже начала распространяться, раис ПА Махмуд Аббас объявил о прекращении координации с Израилем по вопросам безопасности, из-за публикации «Сделки века» президента США Дональда Трампа. Этот шаг отразился на обеих сторонах: палестинская администрация стала избегать каких-то крупных мер, которые могли быть истолкованы как их помощь Израилю, и ЦАХАЛ тоже уменьшил свою текущую деятельность на палестинских территориях – за исключением случаев, когда требовалось войти в города после получения разведданных, для предотвращения терактов.

Эта тенденция сохранилась и в январе 2021 года – из-за избирательной кампании в ПА. Дженин все еще был закрыт, из-за «короны». Израильские силовики старались уменьшить, по возможности, удары по исламистам ХАМАСа и «Джихада» (кроме особых случаев), чтобы не укреплять тем самым их позиции на выборах и не снизить шансы Аббаса на переизбрание. Но в апреле 2021 года Аббас решил выборы отменить.

Так прошло более года, в течение которых активности армии в районе Дженина была снижена. За это время возникший в лагере беженцев вакуум заполнили ХАМАС и «Джихад», не встречая почти никакого противодействия со стороны израильских или палестинских структур безопасности. Затем, когда ЦАХАЛ начал военную операцию «Страж стен», ХАМАСу пришлось сосредоточиться на секторе Газы, ему было трудно удержать за собой еще и район Дженина, включая лагерь беженцев. И поэтому торговля оружием здесь перешла полностью в руки «Исламского джихада» и местных вооруженных группировок.

В ноябре 2021 года в Дженине под патронажем ХАМАСа была проведена массовая похоронная церемония. Этот случай – исключителен. поскольку власти ПА такого обычно не допускают, а координация их силовых структур с Израилем к тому времени уже была восстановлена. Израиль предупредил ПА, что ХАМАС собирается провести массовые похороны высокопоставленного члена ХАМАСа, бывшего в прошлом министром в Палестинской автономии, скончавшегося от коронавируса. И предупредил, что эти похороны станут демонстрацией силы противников Аббаса, в которой примут участие боевики ХАМАСа в масках. Аббас потребовал отменить церемонию, но обитатели лагеря беженцев отказались подчиниться ему, а его силовики не смогли предотвратить эту акцию.

За это Аббас уволил старших командиров палестинских структур безопасности, отвечающих за район Дженина. Он заменил их людьми, как он считал, более лояльными к палестинской администрации. Но через несколько недель выяснилось, что ничего не изменилось: новое командование точно так же понимает, насколько ограничены их возможности противостоять вооруженным группировкам в Дженине и лагере беженцев.

С начала 2022 года ЦАХАЛ вновь усилил тут свою активность, в том числе и потому, что в армии поняли: на действия ПА в этом городе полагаться больше нельзя. А в последние дни военные стали действовать в этом районе еще больше. «Я не спал ни единой ночи с начала месяца Рамадан, потому что каждую ночь мы думаем, что армия может вторгнуться сюда», — говорит 49-летний житель деревни Ябед, из которой террорист добрался до Бней-Брака. – «Дети просят разбудить их, если армия придет. Военные проводят обыски тут, в домах переворачивают все верх дном».

По его словам, в последнее время в городе все сильнее распространяется оружие. «Часть этого оружия будет направлено против израильтян, а другое – нет, оно распределяется между местными хамулами, каждая из которых хочет показать другой, что лучше вооружена, вот и идет пальба на свадьбах».

На вопрос о том, почему именно сейчас произошла вспышка насилия, он указывает на многолетнее разочарование в отношении еврейских поселенцев и израильской оккупации. «Они заняли перекрестки, а нас ограничивают. Из окна своего дома я вижу поселение Мево Дотан, а рядом – еще одна гора, на которой живет только один поселенец, и стадо его коз. Но несколько месяцев назад к нему проложили дорогу, и можно видеть солдат, которые защищают его».

Палестинские власти местные жители тоже не жалют. «Мы не любим Абу Мазена, абсолютно! Палестинская администрация нас не жалеет, нам не помогает нам, Абу Мазен абсолютно лоялен к Израилю. Но и вооруженных боевиков мы тоже не любим», — говорит он, и обвиняет ПА, среди прочего, в подписании Парижского соглашения с Израилем — приложения к Соглашениям Осло, которое породило экономическую зависимость палестинцев от Израиля. «Когда у вас растут цены, у нас тоже все дорожает, а страдают от этого простые люди».

Янив Кубович, Хагар Шизаф, «ХаАрец».

 

Посмотреть также...

Своих не бросаем?

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 04/12/2022  13:55:29 Израильского гражданина, который за неполные …