Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?

Реклама

08/18/2022  16:38:31

Эта история началась во времена, когда журналистика все еще считалась уважаемой профессией.

Не советская разведка создала «кембриджскую пятерку», не британский истеблишмент…

феномен «пятерки’ — от и до заслуга журналистов и писателей.

Серия 1. Мальчик, который любил контурные карты

В своей книге «Супершпион КГБ» английский журналист Филипп Найтли подробно рассказывает хронологию событий — так как это выглядело со стороны.

В январе 1963 года информагентства потрясла новость — Ким Филби, их коллега, корреспондент британского «Экономиста» в Ливане, сбежал в СССР.

Ну сбежал и сбежал… Вольно ж ему, взбесяся, бегать.

Ким Филби

Но все, конечно, помнили, что буквально за несколько лет до этого, имя Филби уже фигурировало в другом громком скандале — тогда в СССР сбежали двое сотрудников британской дипломатической службы: Гай Берджесс и Дональд Маклин. И в прессу просочилась информация, что Филби — пресловутый «третий человек», который помог этим двоим. («Третий человек»- это популярнейший детектив 1949 года, кстати по мнению многих лучший фильм за историю английского кинематографа).

В дело вынужден был вмешаться министр иностранных дел Гарольд Макмиллан, публично заявивший, что мистер Филби не является третьим человеком.

И вот, таки выясняется…что является!

Филби- третий человек! И сколько их там еще «человеков» — советских шпионов, закончивших Кембридж?

Группа журналистов, с Филиппом Найтли в числе прочих, почуяли запах крови. Наличие шпионского заговора в английских дипломатических кругах было очевидно. Но в случае Филби интуиция подсказывала репортерам, что все может оказаться гораздо сенсационней, чем кажется на первый взгляд. Тем более что Найтли и ко постоянно натыкались на противодействие со стороны властей. Не нужно копаться в деле Филби. Просто. НЕТ.

Филипп Найтли, ветеран журналистских расследований

Страшную-страшную тайну раскрыл отставной сотрудник СИС (секретная разведовательная служба Ее Величества). Этот бедолага в одиночестве и нищете умирал от рака — и Филипп Найтли, набившийся к нему в приятели и собутыльники, оказался желанной компанией. Бывшему разведчику в его обстоятельствах нечего было терять — и он просто наплевал на все подписки о неразглашении, и за стаканчиком виски выболтал следующее:

Причина паники нашего руководства заключалась в том, что Филби был руководителем отдела СИС, работавшего против русских».

Я до сих пор помню перенесенный мною от этих слов шок. «Давайте внесем ясность, — заявил я. — Человек, руководивший нашими секретными операциями против русских, был их агентом?» На что Никольсон ответил со смаком: «Вот именно».

Думаю, можете представить, какая бомба разорвалась в печати на следующий день.

Затем полетели головы, на западе началась разрушительная шпиономания и тд и тп.

Но должность Филби (хоть и шокирует неподготовленного читателя), не до конца объясняет, почему по сей день его имя завораживает и вызывает нездоровое любопытство английского общества. Доходит до смешного: видела в интервью его внучки, журналистки, ответ на вопрос: не мешает ли ей эта фамилия в жизни и профессии? Да что вы! Наоборот! эта фамилия открывает все двери. — ответила внучка.

Иначе чем темной магией это не назовешь. Как справедливо замечали читатели, советских шпионов в годы войны разгуливали полчища. И многие из них них были куда эффективнее «кембриджской пятерки». Но интересны публике именно они. И даже из самой пятерки наиболее полезным признан Джон Кернкросс… получающий внимания в разы меньше своих высокопоставленных подельников.

даже в сериале Бибиси про Кернкросса просто забыли)) Филби, Блант, Берджесс и Маклин- по версии английского телевидения

Но почему же так? Чем Филби и его друзья навсегда приворожили сердца тех, кого они предали?

Мотивы. В этом деле принциальны мотивы. Что заставило «плоть и кровь» истеблишмента, его золотых мальчиков, вонзить нож в спину?

Шантаж? Нет.

Деньги? Нет.

Убеждения? Тут все не однозначно.

Попробуем же, как доморощенные психолухи, начать с самого детства.

не понятно, почему Филби такой злой был... даже велосипед имел в наличии. https://www.myjacobfamily.com/miscellaneousphotographs/kimphilby.htm

Вообще «Ким»- это прозвище. На самом деле нашего героя звали Гарольд Адриан Рассел Филби. Он родился 1 января 1912 года в Амбале, Индия. Наши журналисты часто называют его аристократом- но это ни имеет ничего общего с действительностью. Филби выходец из типичного среднего класса. С другой стороны, будь он и правда аристократом — наподобие чудаковатых лордов в романах Вудхауза, возможно, его предательство было бы не столь интересно и болезненно для англичан. Дело в том, что Филби, хоть и не имел титулов, но вышел из таких кругов, что составляли, так сказать, становой хребет Британской империи. Жизнь его семьи была связана с колониями. Дедушка — Гарри Монтагю (Монти) Филби, владел кофейными плантациями на Цейлоне. Бабушка — из семьи колониальных военных. По этой линии Филби — дальний родственник фельдмаршала Монтгомери, который кстати был шафером на свадьбе родителей Кима.

матушка Кима Филби. https://www.cockburnlibraries.com.au/blog/local-history/cockburn-history-dora-philby-mother-of-a-spy/?doing_wp_cron=1649882172.3058049678802490234375

Но почему к ребенку прицепилась такая кличка? А все от того, что он бойко лопотал на местных наречиях с индийской прислугой, вызывая у любящих родителей ассоциации с Кимом — главным героем романа Киплинга. Маленьким мальчиком- шпионом. Важным винтиком в Большой игре между империями — Британской и Российской.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?

В общем, прозвище похоже стало самосбывающимся предсказанием для нашего героя. Но, конечно, родители Кима ничего такого не имели в виду и пророческими способностями не обладали.

Тем временем началась Первая мировая война.

Отцу Филби, чиновнику колониальной администрации, предложили куда более выгодную и соответствующую его способностям работу. Его жена последовала за ним в поисках приключений, а ребенка они отправили к бабушке Мэй, матери отца, в Англию.

Там, в английской деревенской глуши, Филби и провел свои ранние детские годы. Бабушка оказалась чудесной, любящей женщиной. В свои восемь Ким правда стал «безбожным маленьким анти-империалистом», но в остальном все текло спокойно и мирно… пока с войны не вернулись родители. О существовании которых Ким за эти годы порядком подзабыл.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?

Когда с родителями встречаешься раз в пятилетку — понятно, что это будет ГРАНДИОЗНЫМ событием для любого ребенка. Тем более что и родители у Кима оказались людьми без преувеличения выдающимися. Даже, можно сказать, подавляющими своим величием.

Первую осознанную встречу с отцом Ким описал в собственных (не законченных) мемуарах. После стандартного похода в зоопарк отец повел сына к себе на работу.

«Я помню, что он провел меня через Кенсингтонские сады в Королевское географическое общество. Там, на верхних этажах, он усадил меня на стул рядом с огромным столом, заваленным листами белой бумаги, чернильницами, ручками и карандашами, наточенными до совершенства.

Мой отец рисовал карту. И насколько я мог понять, воображаемую карту, так как у него не было Атласа, с которого бы можно было копировать»

Агааааа! Вот ты и попался, гнусный, скользкий негодяй! — потирали руки все филбиведы, впервые увидев эти строки уже после смерти Кима, когда вдова продала эти записи на аукционе.

ВООБРАЖАЕМУЮ карту отец ему рисовал! Вот где психологическая собака-то зарыта. Вот они — истинные мотивы предательства.

Марксизм, коммунистические идеалы… не смешите людей! Все же просто — маленький мальчик хотел быть похожим на своего великого отца. Отец рисовал карты из воображения… и сын всю жизнь хотел заниматься тем же самым. Кроить карту мира, как ему в голову взбредет.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?

Лучше всех эту мысль выразил американец Рон Розенбаум в своем язвительном, даже токсичном эссе, «Ким Филби и век паранойи».

«С ранних лет, как он говорит, он чувствовал «симпатию к слабым». К участи бедных прокаженных…»Почему- спрашивает он- Иисус излечил только одного прокаженного? Почему не всех». Сомнения такого рода заставили его задаваться вопросами и касаемо других установленных институций…

Возможно, это правда. Но все же, я думаю, именно в картах кроется истина… Ким признается, что чувствовал тогда две эмоции: сначала » восхищение», а потом «любопытство» к тому, что являлось отцовской работой. Для Кима это было высшей формой игры…

Для Кима Филби шпионаж, на том высоком геополитическом уровне, на котором он его практиковал, стал инстументом создания СВОИХ СОБСТВЕННЫХ карт…»

Конечно, я не согласна со злобными инсинуациями истекающего ядом американца Розенбаума. Но все же… что-то есть в этой истории с картами. (Далее вы поймете, почему)

Создать свой собственный атлас мира — разве может быть амбиция и соблазн сильнее?

Но сказав А, мистер Розенбаум не говорит Б.

А правда, умалчиваемая американским журналистом, в том — что Филби был плоть от плоти тех организаций, в которой работал (я о ЦРУ и МИ-6, а не о КГБ).

Все они, все его бывшие коллеги, страдавшие от этого леденящего душу предательства, так переживали именно потому, что они с ним были»одной крови». Ким был похож на них, как две капли воды. И если Филби — безумец, с амбицией кроить карты мира… то и все остальные, как вы понимаете — ТОЖЕ. Иным людям туда дороги нет.

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?

И тут важно осознать, что если мы принимаем на веру теорию заговора о «глубинном государстве» (а мы принимаем), то бесполезно ожидать от представителей этого глубинного государства логичного и ответственного поведения. Не выгода их интересует в конечном счете. Ни мир, ни государственная безопасность, ни интересы нефтяников, оружейников, фармацевтов, «Юнайтед фрут компани» и тд — их цель. Цель — сама игра. Игра, которая оправдывает их существование. Игра, которая дает им шанс почувствовать себя «создателями карт». И игра эта не закончится никогда — потому что игроман не может остановиться.

Но вернемся же к тяжелому детству Кима Филби и его деревянным игрушкам, прибитым к потолку.

покойный русофоб Ле Карре

Знаменитый английский писатель Джон Ле Карре, воспевший Филби и ко, во многих своих произведениях (да в большинстве на самом деле), видимо, чувствовал с коммунистическим предателем некое странное родство душ. Ненависть, превращающуюся в любовь (и наоборот). А все почему? А потому — что Ле Карре считал, что есть у них с Кимом что-то очень даже общее. И Филби — его более удачливый темный двойник.

«Думая о Филби и его отце, и обо мне и моем отце, мне кажется, что если бы в определенный момент ко мне обратился бы некий мудрый человек, который подобрал бы правильные слова… я бы тоже легко бы мог быть соблазненным на тайную месть обществу»

Так что же это за родители такие, от которых легко упасть в объятия «дядюшки Джо» — узнаем в следующей серии

«От осинки не родятся апельсинки.

Кембриджская пятерка: от осинки не родятся апельсинки
Шкатулка с историями17 April

Где, наконец, познакомимся с папашей Кима Филби, Сент Джоном, которого Ле Карре игриво называет «чудовищем».

ас-саляму алейкум!

zen.yandex.ru/media/shkatulka55/kembridjskaia-piaterka-aristokraty-ili-degeneraty-6256d88bad73f34936a4fc00

Посмотреть также...

ХОРОШИЕ НОВОСТИ, ДРУЗЬЯ!!!

08/18/2022  13:11:23 Израильтяне не строят ни островов в форме пальм, ни высоких небоскребов, ни дорогих …