Эта королевская редиска предаст при первой опасности — или шпион Сталина во Букингемском дворце

Реклама

08/29/2022  14:02:04

Знать бы, где соломки подстелить… к сожалению, в жизни такое редко удается даже самым предусмотрительным людям.

Энтони Блант — советский шпион с самыми изысканными связями в истории (они был троюродным братом королевы),

Первая часть о «Кембриджской пятерке», высокопоставленных агентах КГБ здесь:

Кембриджская пятерка: аристократы или дегенераты?
Шкатулка с историями14 April

так вот, Блант уверился в какой-то момент, что даже после провала его друзей, ему самому получится выйти сухим из воды. Дело было в тех самых высоких связях, в предыдущем месте работы (контрразведке МИ-5) и репутации Бланта, как человека, погруженного в искусство, и совершенно аполитичного. Итальянское барокко и советский марксизм казались в глазах общества вещами несочетаемыми.

Агент Сталина в Букингемском дворце
Шкатулка с историями17 May
Энтони Блант

Возможно, так оно и было. Сам Блант в мемуарах называл свое решение работать на КГБ «отвратительной ошибкой» и возлагал ответственность за это на своего лучшего друга, другого кембриджского шпиона, Гая Берджесса.

«Гай, который был человеком необыкновенно убедительным, склонил меня к тому, что я мог бы принести гораздо больше пользы, присоединившись к нему в его работе (а не вступив в компартию).

Но чего я в тот момент не осознавал, это своей политической наивности, исходя из которой не оправданным было связывать себя с действиями подобного рода.

Но атмосфера в Кембридже была такой накаленной, энтузиазм по отношению к любой антифашистской деятельности таким высоким, что я все же совершил самую большую ошибку в своей жизни»

"Энтони, твоя проблема в том, что ты хочешь и пирог сам съесть, и сделать при этом вид, что кормишь бедных"- Гай Берджесс

Когда Берджесс в 1951 сбежал в СССР, Бланта терзали противоречивые чувства: с одной стороны он страстно хотел, чтобы Гай (любовь всей его жизни) вернулся в Англию. С другой — он так же сильно боялся этого. Блант прекрасно понимал, что Берджесс вряд ли в состоянии будет выдержать допросы… а значит, жизнь самого Энтони висит на волоске.

Бланту было что терять. В отличии от Филби и Берджесса, шпионаж для него всегда был ОДНИМ ИЗ увлечений. Далеко не самым главным. В отличии от Филби и Берджесса, Блант прекрасно видел свою жизнь вне политики, и намеревался ее прожить.

Эта королевская редиска предаст при первой опасности - или шпион Сталина во Букингемском дворце

После войны, Энтони уволился из МИ-5 и поступил на работу в Лондонский Институт искусств Курто. В 1956 году королевская семья пожаловала Бланту рыцарский титул, теперь он именовался сэр Энтони Блант.

Но прошлое (которое в предыдущей части настигло Кима Филби) в темном переулке поджидало и сэра Энтони. Более того, это прошлое приставило нож к горлу и закричало: «признание или жизнь!»

Как вы наверняка догадались, побег в СССР «третьего человека» — Кима Филби, в январе 1963 года заставил английскую контрразведку достать пыльные архивные папки с полок. Дело о кембриджских шпионах вновь было открыто.

Но не в Лондоне ждала Бланта беда. Его Немезида обитала по ту сторону океана, в Соединенных штатах.

Немезидой был некий Майкл Стрейт. Я нарочно не упоминала до сих пор это имя, чтобы не путать читателей (так как это уже не «Пятерка», а шестерка, семерка, восьмерка получается).

Майкл Стрейт

Если и была в Америке аристократия, Майкл Уитни Стрейт являлся ее типичным представителем. Бессмысленно даже перечислять всех его влиятельных родственников: финансистов, издателей, военных, политиков и тд.

В 30х Стрейт учился в Кембридже, где наряду с Блантом, Берджессом, Виктором Ротшильдом и др, стал членом престижного клуба «Апостолы». В университете американский золотой мальчик увлекся марксизмом и был завербован для работы на советскую разведку, это сделал Энтони Блант. Арнольд Дейч, вербовщик НКВД, оценивал новобранца следующим образом.

чтобы вы понимали материальное положение шпиона, в качестве подарка Стрейт жертвовал партийной газете Дэйли Уоркер сумму 1200 фунтов ежегодно, и не совсем понимал даже, почему ему не нужно этого делать, когда Дейч попросил его прекратить. В любом случае, для Стрейта это были "карманные расходы". Напомню, к примеру, что Берджесс на Бибиси получал зарплату 600 фунтов год.

«Он очень сильно отличается от людей, с которыми мы имели дело до сих пор. Это типичный американец, человек очень предприимчивый, с уверенностью, что сможет сделать все сам… он полон энтузиазма, начитан,умен. Он хочет многое для нас сделать, и конечно, имеет для этого возможности. Но также он производит впечатление дилетанта, молодого человека, который никогда ни в чем не знал отказа, у которого денег больше, чем он когда-либо сможет потратить, что отчасти объясняет его комплекс вины… думаю, под контролем опытного человека, он мог бы добиться многого. Но его нужно учить и полностью держать под контролем его личную жизнь»

В общем, в отношении Стрейта советская разведка потирала руки. Этот человек в будущем вполне мог стать президентом США,и это даже не шутка.

Другой вопрос, что и взять агента под контроль не удалось (по разным причинам) и сам Стрейт воспринимал шпионаж не слишком серьезно. Работая спичрайтером президента Рузвельта, советского резидента он к примеру секретными материалами не баловал.

А после войны и вовсе завязал со шпионажем. Стрейт, владелец популярнейшего журнала Нью Репаблик, все так же оставался либералом и противником маккартизма, но тем не менее поддерживал политику президента Трумена.

Разумеется, не в интересах Стрейта было лишний раз вспоминать о своих кембриджских шалостях. Однако, когда в 1963 году, ему предложили пост главы Совета президента по культуре и искусству (и там требовалось пройти проверку безопасности), Стрейт решил сдаться сам. Он посоветовался с одним из своих друзей из администрации Кеннеди, и рассказал о том, что в 1937 он был завербован Энтони Блантом для «антифашистской работы».

Таким образом крышка мышеловки для Бланта захлопнулась (хотя он этого еще не знал). Был найден свидетель его преступления, который мог бы дать показания в суде.

Тем временем в Москве умер Гай Берджесс, человек любовь к которому заставляла самого Бланта все эти годы держать язык за зубами. Ким Филби тоже был в Москве. По сути все для кембриджских шпионов было кончено.

Между тем британская контрразведка размышляла, что им делать с информацией, полученной от Стрейта. Вопрос был политическим прежде всего. Дать делу Бланта огласку, значило вручить козыри в руки лейбористам на ближайших выборах, а это для руководства спецслужб было не допустимо. Поэтому из двух зол выбрали меньшее: предоставить Бланту иммунитет от судебного преследования, и замести этот шпионский сор под ковер.

«Руководство (секретной службы) прекрасно понимало, что публичное обнародование информации о шпионской деятельности Бланта нанесет вред им и самим, и правительству консерваторов. После серии шпионских скандалов, в том числе дела Профьюмо, новые разоблачения без сомнения повергли бы и так шатающееся правительство»

В апреле 1964 года Бланта вызвали на допрос. Когда следователь Мартин упоминул имя Стрейта, у Бланта задергалась щека. Тогда коварный дознаватель, понимая что подозреваемый уже практически спекся, как картошка в золе, выложил карты на стол и озвучил предложение МИ-5: иммунитет в обмен на правду.

«Блант вышел из комнаты, чтобы выпить, потом вернулся и встал около окна. Я дал ему пару минут, а затем снова предложил облегчить свою совесть. Он снова сел на свой стул и начал признаваться»

В числе других шпионов Блант назвал того же Стрейта, Джона Кернкросса и других. Всего 12 человек. Не спешите осуждать Энтони — он назвал имена только под такие же гарантии, как и у него самого.

Можно было бы сказать, что все агенты отделались легким испугом… однако это не так. Испуг был совсем не легким. Двое из людей, чьи имена назвал Блант, тут же покончили с собой, когда к ним обратилась контрразведка. Таким образом, благополучие Энтони Бланта было оплачено кровью.

А Блант продолжал жить, как раньше. Как раньше оставался Хранителем королевских картинных галерей. Как раньше оставался светилом в мире искусствоведения. Как раньше производил впечатление холеного, надменного аристократа, к которому и обратиться то страшно человеку рабоче- крестьянского происхождения. Страшная тайна сэра Энтони Бланта была похоронена. Казалось, навсегда.

Пока к власти не пришла Маргарет Тэтчер. Ранее я уже частично рассказывала историю разоблачения сэра Энтони:

Я тебя завербовал, я тебя и убью… Или «Иудушка» товарища Сталина
Шкатулка с историями3 June

его знакомый Горонви Риз, зная о прошлом Бланта, никак не мог смириться, что такой гнусный негодяй и подлый изменник фактически ушел от ответственности. Более того, все попытки утопить Бланта, печально заканчивались для самого Риза.

Но в 1979 году, уже лежа на смертном одре, Риз протянул свои костлявые ручонки к горлу сэра-архипредателя, дав откровенное интервью Эндрю Бойлу, автору книги «Атмосфера предательства». Книга вызвала такой резонанс в обществе, что Тэтчер якобы не смогла сдержать волну возмущения и публично назвала имя прототипа главного героя «Атмосферы предательства» в Парламенте. Так гласит официальная версия.

"Попался, свинья!"- якобы прошептал Риз,лежа на больничной койке, когда увидел, что Бланта по телевизору показывают

На самом деле все мы понимаем, что такие вещи не решаются по воле какого-то Риза и какого-то Бойла. Тэтчер сама добро на публикацию этой книги. Сама спровоцировала скандал. Зачем? Ну уж точно не от личной неприязни к Энтони Бланту. Скорее, она хотела уничтожить его как символ. Во -первых, того самого ненавистного ей истеблишмента, который не признавал ее «леди» (ни то что железной, а вообще леди). Во-вторых, как верная пуделиха США, она хотела расправиться в британской элите с теми, кто смеет свое суждение иметь. Пес в лице Британии должен верно служить, а не таскать мясо из холодильника и пропускать грабителей в англосаксонскую хату-нату. В общем, Тэтчер хотела запугать своих врагов (и врагов Америки). И ей это удалось.

После заявления Тэтчер, ненависть условных читателей «Дэйли мейл» к Бланту трудно описать словами. На самом деле, думается, ему этой ненависти досталось больше всех среди кембриджских шпионов — именно из-за его принадлежности к элите.

Жизнь Энтони Бланта превратилась в ад на земле. Его партнер многих лет (бывший королевский гвардеец) Джон Гэскин тут же попытался покончить с собой , выбросившись из окна. Правда выжил. Бланта лишили рыцарского звания, освободили от всех должностей, лишили научных степеней и тд.

Но самое трудное, публичный остракизм. Бланту буквально нельзя было шага ступить, чтобы не получить фигуральный (или даже реальный) плевок в лицо. Рассказывают случай, что киносеанс вынуждены были остановить — в зале заметили Бланта, и публика начала свистеть, не останавливаясь, пока он не вышел.

Реакцию общества трудно назвать объективной, скорее мы тут видим яркий пример как раз-таки классовой ненависти. В общем, максизм настиг марксиста Бланта, когда он этого меньше всего ожидал.

Тем не менее, никто до сих пор не может внятно объяснить, как конкретно Блант предавал интересы Великобритании, передавая СССР немецкие радиограммы, расшифрованные британскими криптоаналитиками. В конце концов, это приближало победу над Гитлером. Общую победу, на минуточку.

Гай Берджесс

Из всей этой ужасной и травмирующей истории Блант получил только один положительный момент: теперь он мог публично защищать честь и достоинство Гая Берджесса. «Гай был одних из самых умных и обаятельных людей, что он знал, и все кто сейчас рассказывает, что чувствовали к нему только отвращение — просто лгут». Слова Бланта просто сочились возмущением.

Блант не называл имен, но ясно было, кто именно отрекся от Гая , едва прокукарекал жареный петух — все эти Ротшильды, Рансимены, Клариссы Черчилль и другие «шапочные знакомые» Берджесса. Теперь Блант мог открыто выразить им свое неуважение.

Играя свою роль до конца, Блант вынужден был публично каяться, посыпать голову пеплом, выражать сожаление и тд.

Но историк Питер Райт, который брал у него серию интервью, придерживался мнения, что не очень-то Блант и раскаивался на самом-то деле. Он жалел о том, что был разоблачен. Вероятно, о том, что впутался в опасную историю, не имея к шпионажу никакой склонности. Однако Блант никогда не считал себя неправым, делая то, что он делал.

Ким Филби в своем интервью Филиппу Найтли, отчасти подтверждает это.

вскоре после заявления г-жи Тэтчер в советское консульство в Лондоне зашел человек со свертком и спросил, нельзя ли переслать его Киму Филби в Москву. Он мог бы отправить сверток по почте — почтовые отправления с адресом «Филби, Москва» без труда до меня доходят. Однако он, думается, хотел иметь твердую гарантию, что сверток дойдет до меня.

Открыв его, я обнаружил превосходную гравюру римской колонны, колонны того самого императора Марка Аврелия Антония, который воевал с германцами. Вон она висит на стене. Это похоже на Бланта. Я некоторое время раздумывал, стоит ли подтвердить получение, но множество причин не позволили мне это сделать. Я очень пожалел об этом, когда узнал о его кончине в 1983 году.

А теперь интересующий, думаю, многих вопрос. Королева Елизавета знала, что Энтони Блант шпион? Да, в 1964 ей сообщили.

Ну и наконец, заслушаем самого фигуранта

zen.yandex.ru/media/shkatulka55/eta-korolevskaia-rediska-predast-pri-pervoi-opasnosti-ili-shpion-stalina-vo-bukingemskom-dvorce-62d6bbf99b5a844188a8a061

Посмотреть также...

В сентябре вырастет зарплата работников охраны

08/29/2022  12:37:19  Важная новость для ста тысяч работников охраны: 1 сентября вступит в силу расширительный …