Дневники еврейки 17 века превратят в графический роман

Реклама

09/04/2022  20:16:49

Глюкель из Хамельна жила более 300 лет назад, но во многом ее жизненные амбиции и борьба отражают сегодняшние проблемы, пишет журналист «The Jerusalem Post» Бен Брески.

Еврейка, чей дневник описывает жизнь в средневековой Восточной Европе, превращается в графический роман командой педагогов, состоящей из мужа и жены. Мэт и Джули Тонти рассказали «The Jerusalem Post» о своем предстоящем проекте, направленном на создание удобоваримой современной версии воспоминаний. Мэт и Джули живут со своими детьми в районе Вашингтона, округ Колумбия, где они оба работают в сфере образования: Мэт работает раввином и педагогом в Еврейской дневной школе Милтона Готтесмана, а Джули работает директором службы образования в Еврейской федерации Балтимора. Супруги недавно были в Израиле после визита в Германию, где они разыскали места, где жила, работала и молилась Глюкель.

Она родилась примерно в 1646 году и жила в основном в Гамбурге, на территории современной Германии. Ее обычно называют Глюкель из Хамельна, родного города ее мужа, известного благодаря истории о Крысолове. Имя Глюкель означает «удача», объяснила Джули, и в то время это было обычным именем для еврейских женщин. Ее также называют ее еврейским именем Гликл бас Лейб.

«Она действительно хороший пример успешной женщины»,

— объяснила Джули.

«Она показывает, что значит много работать и иметь хорошие отношения с мужем».

Глюкель дожила до 80 лет, у нее было 14 детей, 12 из которых дожили до совершеннолетия.

Глюкель из Хамельна: пример успешной еврейки

Глюкель и ее муж Хаим из Гамельна работали вместе и создали успешный семейный бизнес в космополитическом портовом городе Гамбурге. Когда ее любимый муж скончался, Глюкель обратилась к записям как к способу справиться и передать сообщение будущим поколениям. Семья была очень набожной, и сегодня ее можно было бы назвать ортодоксальной.

«Она жила по Торе и умерла по Торе»,

— объяснил Мэт. Любое страдание, которое она пережила, она приписывала своим грехам, а любой удар судьбы приписывался Б-гу и был поводом для молитвы. Ее труды важны для создания более широкого понимания жизни в Европе в целом и еврейской общины в частности.

Почему евреи так долго жили в Германии, если дела обстояли так плохо?

Школьники часто задают Тонти вопрос, почему евреи так долго жили в Германии, если дела обстояли так плохо.

«Говорить о Германии в эпоху после Холокоста — непростая задача,

— заявила Джули.

«Но мы могли видеть, что Гамбург — красивый город и отличное место для ведения бизнеса».

Тонти лично испытали дихотомию, когда на них несколько раз кричали по-немецки за мелкие нарушения. Для них, как для туристов внимание к соблюдению правил и тон, которым это было изложено, вызвали определенные эмоции. Но красивая река и пейзажи захватывали дух. В поездке им помогал немецкий гид Андреас Ковальски, который, хотя и не еврей, сделал миссией своей жизни объяснение иудаизма и еврейской истории.

«Он так нам помог, и теперь у нас вечная дружба»,

— рассказала Джули.

Экскурсовод помог паре сориентироваться, где жила Глюкель и как выглядела ее жизнь визуально. Они отметили, что экскурсия по городу в средние века, когда удобство современного транспорта было непостижимым, заняла бы в два раза больше времени. Глюкель нравилась культурная атмосфера Гамбурга, и в своих дневниках она пишет, что она предпочитала его родному городу своего мужа Хамельну, который был для нее слишком провинциальным. В дополнение к ее описанию процветающей еврейской общины были также случаи юдофобии. В середине 1600-х годов еврейская община ашкеназов была изгнана из Гамбурга и вынуждена переселиться в соседнюю Альтону. Сефардским евреям из Испании и Португалии было разрешено остаться, потому что они считались более полезными с экономической точки зрения. Когда Глюкель была девочкой, ее семья была среди тех, кто переехал в Альтону, а через несколько лет вернулся в Гамбург.

Антисемитизм и пандемия в Германии 17 века

Помимо антисемитизма, была пандемия.

«Когда она была маленьким ребенком, ее семья приняла евреев, которым пришлось бежать из Польши из-за массовых убийств»,

— заявила Джули.

«Около 10 из них приехали, чтобы остаться в ее доме, и некоторые были очень больны».

Гликл писала, что все члены семьи заразились болезнью, опустошающей Европу, и хотя большинство выздоровело, ее бабушка скончалась от болезни. Она также описала случай, произошедший в Суккот, когда у их трехлетней дочери обнаружили язву под мышкой. Опасаясь чумы, они быстро вывели ее из синагоги и отправили в ближайшую деревню на время праздника. Они боялись не только распространения смертельного вируса, но и властей, которые поместили бы в карантин всю общину и обвинили бы евреев в распространении болезни.

События ее жизни, как счастливые, так и грустные, наполняли мысли Мэта и Джули, когда они посещали ее родной город. Они осмотрели старое кладбище и сфотографировали могилы Хаима Хамельнского и многих родственников Глюкель, хотя сама Гликл похоронена во Франции. Большая часть исторического Гамбурга была уничтожена пожаром 1842 года, а во время Второй мировой войны Гамбург бомбили союзники. Но Тонти чувствовали потребность сделать свою книгу как можно более аутентичной и видели много домов, которые дали им представление о том, как мог выглядеть дом Глюкель.

«С художественной точки зрения я действительно хотел улучшить изображения для этой книги,

— рассказал Мэт.

«Есть некоторые замечательные художники, которые заставляют читателя действительно почувствовать, что он находится в том месте во времени. И поэтому отчасти мы поехали в Германию, чтобы подышать воздухом, пройтись по дорогам и действительно попытаться прочувствовать жизнь, которой она жила».

Джули заметила:

«Ее дневник очень важен тем, что, хотя прошло 400 лет, у нас схожие заботы и проблемы. Проблемы ее времени не были полностью решены, даже несмотря на то, что у нас есть инновации в области общественного здравоохранения».

Находясь в Израиле, пара также встретилась с Хавой Турнянски, почетным профессором кафедры идиша Еврейского университета в Иерусалиме, которая является редактором современного перевода дневника Глюкель, выпущенного в 2019 году. Тонти надеются использовать ее версию дневника в своем графическом романе. Джули рассказала, что считает дневники Глюкель бесценным учебным пособием для молодых евреев, но их не всегда легко читать. Перевод с идиша и многословие ее текста могут затруднить жизнь молодежи, выросшей в век Интернета.

«Сегодня детям нужно звуковое воспроизведение. Оно более наглядно»,

— объяснила Джули.

Графические романы: полезный прием для обучения детей

Вот тут-то и появляется идея графического романа. Формат комиксов — это то, в чем Мэт преуспевает. Его дебютный роман 2020 года «Книга секретов» представляет собой красочную, творческую игру с участием мальчика и девочки, которые путешествуют по миру, наполненному классическими еврейскими народными сказками и хасидскими историями. Они надеются, что новая книга будет серьезной и понятной как для детей, так и для взрослых.

«Мы надеемся, что через чуму, антисемитизм, веру, материнство, успех в бизнесе и финансовые трудности жизнь Глюкель прольет свет на исчезнувший мир, который, возможно, не так уж отличается от нашего».

lechaim.ru/news/dnevniki-evrejki-17-veka-prevratyat-v-graficheskij-roman/

Посмотреть также...

Есть город, в котором я

09/04/2022  15:22:33 Вадим Ярмолинец Одесса отметила день рождения. Оставив ее 33 года назад, я испытываю …