Tomer Neuberg/Avshalom Sassoni/Flash90

Семь вопросов на семь дней. Итоги политической недели

Реклама

09/09/2022  10:06:54

время публикации:  | последнее обновление: 
Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Вечером 15 сентября завершится процесс подачи предвыборных списков в Центральную избирательную комиссию в Кнессет 25-го созыва. После того, как двери Аудиториума в Кнессете, где будут заседать представители ЦИК, закроются, никакие изменения будут невозможны. Нельзя будет кооптировать новых кандидатов, менять списки, разрывать союзы, создавать альянсы. После этого ситуация станет схожа с процессом взлета самолета: машина перешла ту границу, за которой можно остановиться. Уже нельзя, и бесполезно кричать «Остановите самолет, я слезу». Процесс взлета перешел точку невозврата.

Семь дней – это вечность по меркам израильской политики. Достаточно вспомнить, что перед выборами 2020 года ситуация в списках правого лагеря определилась в прямом смысле слова в последние минуты.

К настоящему моменту известны составы «Махане Мамлахти», МЕРЕЦ и «Ционут Датит». Все остальные либо еще не опубликовали списки, либо эти списки могут быть изменены по воле главы партии.

Наибольший интерес представляют семь вопросов. Семь вопросов, ответы на которые, так или иначе, должны быть даны в ближайшую неделю

1. Окончательное оформление списка «Ликуд».

Праймериз в партии «Ликуд» завершились давно, однако открытым остался вопрос о кооптации пяти кандидатов, на что имеет право глава партии Биньямин Нетаниягу. 14, 16, 28 места считаются реальными. 37 уже нет, не говоря о 44. При этом, выбирая кандидатов на кооптацию, Нетаниягу должен учитывать множество аспектов. Прежде всего, им обещаны места в списке бывшим членам бывшей партии власти в бывшем правительстве – той самой партии, которая называлась «Ямина». Нетаниягу как воздух нуждается в реабилитации в том, что касается выполнения данных обещаний, тем более, что после выборов ему, по всей видимости, предстоит убеждать кого-то, например Бени Ганца, поверить ему вновь.

Кооптирование в список Идит Сильман позволит главе «Ликуда» хоть немного изменить впечатление от итогов праймериз, которые дали женщинам в «Ликуде» лишь два места из первых двадцати. Место Сильман гарантировано. Кто получит остальные два? Биржа имен кипит (Айелет Шакед и Моше Саада, Амихай Шикли и Галь Хирш). Нет смысла пытаться угадать. Ответ мы узнаем не позднее, чем через неделю.

Одно можно сказать с уверенностью. На данный момент шансы на увеличение представительства русскоязычных кандидатов в списке «Ликуда» невысоки. Нетаниягу может удивить, как он это делал не раз, но складывается впечатление, что предвыборная тактика главы оппозиции заключается в том, чтобы вывести на избирательные участки максимальное число потенциальных избирателей «Ликуда», а не в том, чтобы искать новые голоса. Поддержка «Ликуда» в русскоязычной среде кажется относительно стабильной, и, судя по многим признакам, Нетаниягу не видит необходимости чрезмерно активно бороться за этот электорат.

Минувшая неделя была непростой для главы «Ликуда». Едва назначенный советник Моше Клугафт был вынужден покинуть должность через 48 часов под давлением приближенных Нетаниягу. Бывшие сотрудники аппарата «Ликуда» подали иск, утверждая, что партия должна им деньги, в том числе за покупку предметов для главы партии, а бронированная перегородка, установленная на «Бибибусе», вызвала немало критики. Каждый из этих эпизодов не может повлиять на положение «Ликуда», но все это явно не на пользу Нетаниягу. Завершением формирования списка он намерен переломить тенденцию и начать реальную предвыборную кампанию.

2. Блок «Авода» – МЕРЕЦ

Этот вопрос остается одним из наиболее интригующих в настоящий момент. Вечером 10 сентября состоится встреча премьер-министра и главы «Еш Атид» Яира Лапида с Мерав Михаэли («Авода») и Заавой Гальон (МЕРЕЦ). Цель у Лапида одна: убедить несговорчивых дам, в первую очередь Михаэли, согласиться на формирование единого списка. В «Еш Атид» обеспокоены возможностью того, что одна из левых партий не преодолеет электоральный барьер, что по сути лишит Лапида и без того невысоких шансов сформировать правительство. Но не менее важно и парадоксальное: объединение «Аводы» и МЕРЕЦ даст Лапиду возможность увеличить свое представительство за их счет. Сейчас, когда и Гальон, и Михаэли набирают в опросах 5-6 мандатов, экспроприировать у них нечего, а малейшее усилие в этом направлении может выбросить их за пределы электорального барьера. Если же они создадут единый список, то появится возможность отобрать 2-3 мандата, не опасаясь за судьбу «младших сестер» по блоку.

Без сомнения, Гальон и Михаэли понимают в чем заключается маневр Лапида. Для преодоления их опасений Лапид подготовил комплекс успокоительных средств: он предложит провести через свой список нескольких кандидатов от «Аводы» и МЕРЕЦ, он предложит предоставить этим партиям преимущество при распределении министерских портфелей в том случае, если он сформирует коалицию, и многое другое.

В настоящий момент Михаэли возражает против объединения с МЕРЕЦ. Она не верит в практическую выгоду такого шага, опасается взрыва недовольства в своей партии, а также не хочет терять идеологическую идентичность партии «Авода».

Глава правительства находится в очень непростой ситуации. «Еш Атид» прочно удерживает позицию второй по величине партии после «Ликуда», но у Лапида почти нет шансов на формирование коалиции. Нет реальной опции опираться на Объединенный список – на это нет общественной легитимации. Нет опции привлечь в коалицию ультраортодоксов (на такой шаг накладывает вето Авигдор Либерман). Все, на что остается надеяться главе «Еш Атид» – это на раскол в «Ликуде» в случае провала Нетаниягу на выборах. И есть еще один, почти нереальный, но все же существующий вариант: объединение с «Махане Мамлахти».

3. Гипотетический союз Лапида и Ганца

За 17 часов до закрытия предвыборных списков на выборах в Кнессет 21-го созыва стало известно о создании блока «Кахоль Лаван». Яир Лапид, Бени Ганц, Моше Яалон и Габи Ашкенази создали новый блок и потрясли до основания политическую систему. Лишь за несколько дней до этого Лапид представил свой предвыборный список и на мероприятии отпускал колкие шутки в адрес Ганца. А потом внезапно вчерашние конкуренты превратились в союзников.

Возможен ли повтор этой ситуации? Маловероятно. Во-первых, Бени Ганц не доверят Яиру Лапиду почти так же сильно, как не доверят Биньямину Нетаниягу. Министр обороны не забыл Лапиду, что он готов был сделать все, чтобы не допустить ротации между ним и Нетаниягу. Но главная причина того, что шансы на союз Лапида и Ганца низки, заключается в политическом взрослении главы «Махане Мамлахти». Его партия набирает сегодня 12-14 мандатов. В беседах с приближенными Ганц говорит о 15 и выше. «Кто-нибудь давал нам перед последними выборами 8?» – вновь и вновь спрашивает Ганц. Набрав в союзе с Сааром и Айзенкотом 13-15 мандатов, Ганц сможет потребовать от Лапида то, чего никогда не сможет потребовать сойдясь в единый список. И не только у Лапида, но и у Нетаниягу. Союз «Еш Атид» и «Махане Мамлахти» выгоден Лапиду (возможно), но определенно не нужен Ганцу.

4. «Яадут а-Тора» – вместе или порознь?

Словно температурный график тяжелобольного меняется картина на переговорах между «Агудат Исраэль» м «Дегель а-Тора». Если утром 8 сентября в ультраортодоксальной среде говорили о прогрессе на переговорах, о том, что к диалогу подключились политические и духовные лидеры двух партий, то уже после обеда ситуация вновь обострилась, переговоры застопорились и новые встречи не назначены. «Я все еще считаю, что в итоге мы будем баллотироваться вместе, но все заметно осложнилось», – сказал в беседе со мной советник одного из депутатов-ультраортодоксов.

Это высказывание суммирует настроения в ультраортодоксальной среде. Несмотря на обиды, разногласия и серьезные идеологические противоречия, связанные в первую очередь с вопросами систем просвещения, опасность исчезновения обеих или одной из двух ашкеназских ультраортодоксальных партий, подталкивает стороны к соглашению.

Попытки вмешательства со стороны Нетаниягу, крайне обеспокоенного возможностью раскола в «Яадут а-Тора», были вежливо отклонены, и тем не менее 8 сентября Моше Гафни, глава «Дегель а-Тора», посетил штаб «Ликуда» в «Мецудат Зеэв». Гафни понимает, что Нетаниягу – это главная надежда ультраортодоксов. Общность интересов диктует результат.

5. Объединенный список: вместе или порознь?

Ответ на этот вопрос почти известен. В БАЛАД решили не рисковать и пойти на компромисс. Напомним, что партия Сами Абу Шхадэ требовала от своих партнеров в ХАДАШ (Айман Удэ) и ТААЛ (Ахмад Тиби) не рекомендовать никого из кандидатов на пост премьер-министра. После коротких и интенсивных переговоров был достигнут компромисс: БАЛАД никого не порекомендует, а остальные партии списка порекомендуют только того, кто обязуется выполнить ряд требований, большинство которых невыполнимы, например – стремиться к созданию палестинского государства.

Означает ли это, что арабская партия никого не порекомендует? Неизвестно. Скорее всего, часть списка порекомендует Лапида, а часть – никого, что повлечет за собой долгую дискуссию по вопросу о том, имеют ли право партии, баллотирующиеся вместе, принимать автономные решения.

На данном этапе главная задача арабских партий. – и Объединенного списка, и РААМ – повысить процент голосования. Если процент голосования в арабском секторе останется низким, то РААМ вполне может оказаться за электоральным барьером, а представительство Объединенного списка заметно снизится. Пока никаких признаков воодушевления в среде арабских избирателей нет.

6. Судьба «Руах Ционит»

Новоиспеченной партии Айелет Шакед не удается стабилизировать свое положение. По всем опросам она далека от электорального барьера. И, что еще хуже, в критической ситуации Шакед паникует.

Вечером 8 сентября должна состояться ее встреча с министром связи и главным партнером по формированию блока Йоазом Хенделем Разногласия между ними, существовавшие еще в период формирования списка, никуда не исчезли, они лишь на время ушли под спуд, чтобы не мешать становлению новой партии. Но когда, как и следовало ожидать, становления не случилось, разногласия вновь разгорелись. «Я не буду в партии с тем, кто намерен дать Нетаниягу возможность сформировать правительство 61-го мандата», – заявил Хендель. Слова эти вне всяких сомнений были адресованы Шакед. Она, в свою очередь, продолжает переговоры с партией «Байт Иегуди» и другими возможными союзниками. Среди них называют бывшего замглавы МАХАШ Моше Сааду, а также Бат-Галим Шаэр, мать Гилада Шаэра, одного из трех подростков, похищенных и убитых террористами в июне 2014 года.

В политических кругах убеждены, что разрыв между Хенделем и Шакед почти неизбежен и главный вопрос – останется ли нынешний министр внутренних дел в предвыборной гонке после 15 сентября. В окружении Шакед отвергают любое предположение о возможном выходе ее из предвыборной гонки. В то же время, в политических кругах все чаще говорят о том, что Шакед не станет подавать список 15 сентября. Вероятнее всего, опросы, которые будут опубликованы в ближайшие дни, станут решающими фактором при решении министра внутренних дел о ее дальнейших шагах.

7. Изменения в списке «Наш дом Израиль»

12 сентября на мероприятии ЦК партии «Наш дом Израиль» министр финансов Авигдор Либерман огласит состав предвыборного списка партии НДИ, На протяжении последних недель публиковалось немало имен, которые являются кандидатами в список. По поводу большинства из них от партии следовало категорическое и однозначное опровержение. Судя по всему, костяк списка останется неизменным, и может быть появится одно новое имя ивритоязычного кандидата.

«Роман» НДИ с Эли Авидаром был коротким, и не исключено, что Либерман предпримет попытку кооптировать в список еще одного ивритоязычного кандидата, который будет более лояльным, чем Авидар, который едва ли не с первых дней работы коалиции демонстрировал недовольство и чрезмерную самостоятельность.

На этой неделе продолжилось развитие скандала, связанного с обвинениями в адрес главы НДИ со стороны бывшего активиста партии Йоси Камисы. Либерман и партия НДИ обратились в суд с требованием привлечь к уголовной ответственности Камису, заявившего, что Либерман якобы предлагал ему 100 тысяч долларов за убийство высокопоставленного полицейского. Одновременно Либерман намекнул на причастность Биньямина Нетаниягу к этой истории. Отношения между двумя политиками, которые, казалось, хуже уже быть не могут, обострились еще более.

И последнее

На этой неделе депутат Итамар Бен-Гвир выступал в рамат-ганской школе «Блих». Это выступление проходило в рамках традиционных дебатов в этом учебном заведении. То, что возле школы Бен-Гвира ждали активисты партии МЕРЕЦ, целью которых было не дать ему выступить, мало кого может удивить. Но вот обструкция, которой ведущие журналисты и общественные деятели подвергли и саму школу «Блих», и даже мэра Рамат-Гана, выглядела постыдно.

Итамар Бен-Гвир придерживается спорных взглядов. Эти взгляды возмущают кого-то не менее, чем других – взгляды Ахмада Тиби или Аймана Удэ. И очень странно, что в Израиле 2022 года надо говорить очевидное: свобода слова – это, прежде всего, свобода слова для тех, кто раздражает, кто не шагает в ногу, кто говорит иначе. Бен-Гвир, Тиби, имеют право выступать в школах, говорить, агитировать, призывать. Такое же право, как и все остальные, допущенные до выборов. А те, кто пытались лишить Бен-Гвира права говорить, добились только одного: увеличили число его сторонников. С чем я их и поздравляю.

www.newsru.co.il/israel/9sep2022/polit_701.html

Посмотреть также...

Биби? Ярив? У вас всё в порядке?

09/09/2022  00:14:48 Кушнир Алекс  Около недели назад я обратился ко всем руководителям банков с требованием …