Фото: Walla! / Реувен Кастро

Бурная каденция в минсельхозе

Реклама

10/12/2022  14:12:35

Министр сельского хозяйства Одед Форер подводит итоги пребывания в должности и говорит, почему до сих пор видит в «Ликуде» партнера.

Лиат Рон
Источник:mnenia.zahav.ru

Через две недели после вступления в должность в Министерстве сельского хозяйства, Одед Форер назначил генеральным директором Нааму Кауфман-Пас. Ее каденция могла бы быть относительно спокойной, если бы министр не решил сделать то, на что не решались его предшественники — провести далеко идущие реформы в сфере овощеводства, садоводства и производства яиц и начал тяжелую борьбу с фермерами.

Поскольку выход на него был более сложным, генеральный директор стала девочкой для битья для мужчин старого формата.

Пренебрежение и ненависть, которые демонстрировали по отношению к ней фермеры, выражались разными способами, некоторые из которых были до отвращения шовинистскими. В ходе визита на север страны, они говорили за ее спиной — «вот еще одна курица явилась в курятник», когда она посетила коровник, шутили, что коровы хорошо ее приняли, потому что они говорят на одном языке.

Однако своего пика нападки на Кауфман-Пас достигли после того, как на сайте Walla! были обнародованы скрин-шоты с телефона Абу (Авшалома) Вилана, генерального секретаря Объединения израильских фермеров. Это были сообщения, которые ему посылал Цвика Коэн, заместитель генерального директора Министерства сельского хозяйства, в ходе переговоров на тему реформирования сельскохого хозяйства. Коэн подробно инструктировал Вилана и опасался, что кто-то раскроет его козни.

Вместо того, чтобы извиниться, Вилан набросился на Кауфман-Пас и подал на нее жалобы в Госуправление, в полицию, юридическому советнику правительства и главе правительства, утверждая, что она или ее представители нарушили его право на частную жизнь, пересняв сообщения в его телефоне. Когда его спросили, получал ли он сообщения от Коэна, Вилан заявил, что Министр сельского хозяйства дал ему личное разрешение беседовать с «профессиональными сотрудниками министерства». Но и тут он попытался принизить роль генерального директора и продолжил относиться к ней, как к чиновнице низшего уровня, а не как к наиболее уважаемому представителю министерской иерархии.

Фермеры лгут?

Форер негодует в связи с отвратительным отношением к его генеральному директору и теми агрессивными методами, которые фермеры избрали в борьбе с продвигаемыми им реформами. «Жалоба против Цвики Коэна находится сейчас на рассмотрении Управления госслужащими,» — говорит он на нашей встрече во втором министерстве, которое он курирует — развития периферии, Негева и Галилеи. По странному стечению обстоятельств, оно находится рядом с офисом Вилана в Бейт Тнуат ха-Мошавим.

— Борьба, которую ведут фермеры, является нечестной, и я не понимаю, за что и почему они воюют. Вот пример, который поможет общественности понять происходящее: представьте себе, что в ходе переговоров между государством и газовой компанией, заместитель генерального директора министерства энергетики подсказывал бы компании, как себя вести на переговорах. Вы думаете, что после этого он бы остался хоть на минуту на своем посту?

— Вилан утверждает, что Цвика Коэн не отдавал ему никаких распоряжений, а снабжал его лишь профессиональной информацией. А также, что Вы лично разрешили ему получать советы от профессионалов из министерства.

— Большей лжи не бывает. Хотя бы потому, что на каждом заседании фермеры требовали проводить переговоры без присутствия генерального директора.

-Почему?

— Спросите у них. Я, со своей стороны, сказал, что переговоры надо вести с профессиональным представителем — генеральным директором. Если будут вопросы, они могут обратиться к ней, а если не получат ответа — то ко мне. Никогда я не беседовал с Абу Виланом наедине.

— Вы утверждаете, что Вилан лжет?

— Лжет и не краснеет. Когда я читаю сообщения, опубликованные сайтом Walla!, я вижу, что между ними и профессиональными данными нет никакой связи. И если кто-то получил от меня разрешение говорить со второй стороной в ходе переговоров, почему он теперь так переживает?

— Каким образом можно нормально работать в министерстве сельского хозяйства, если выясняется, что заместитель гендиректора — на самом деле предатель?

— Это и было самым сложным в процессе проведения реформы. Министерство на протяжении долгих лет считало себя офисом фермеров, который обслуживает киббуцное и поселенческое движение. Вдруг пришел человек, который считает, что министр сельского хозяйства отвечает за израильское сельское хозяйство с тем, чтобы все граждане получили максимальную пользу, в том числе и фермеры. К сожалению, в прошлом не понимали, что, когда делают с ними «левые» сделки, им не только не помогают, но еще и наносят им огромный вред.

Нападки на генерального директора не просто были неправомерны, но я возьму на себя смелость сказать, что, если бы она была мужчиной, с ней бы вели себя иначе. Наама вела переговоры профессионально, с самоотдачей, редкой честностью и порядочностью. Она терпела шовинистские замечания не раз и не два. Я давал ей полную поддержку, а фермеры пытались обойти ее любыми путями. Если бы я назначил неудачного гендиректора, я бы принес вред. Она прекрасный гендиректор.

Против нее и против меня были поданы жалобы. Нет проблем, мы все делали по букве закона, но мне кажется, что они перешли все границы. Посмотрите, по большому счету здесь идет борьба за очень большие деньги и очень большое влияние. Когда ты разгоняешь сильную и богатую структуру, они борются с тобой всеми силами. Они привыкли руководить и, очевидно, им есть чего опасаться.»

Борьба за миллиарды

— Оборот рынка фруктов и овощей — более 22 миллиардов шекелей, и если вы снижаете цену хотя бы на один процент, они лишаются 220 миллионов шекелей, а это огромная сумма. Фермеры готовы нанять компании по лоббированию и общественным связям и потратить на них несколько миллионов, это им выгодно. Они — очень хорошо зарабатывающие, сильные коммерческие структуры, и у меня не было сомнений, что мои шаги наткнутся на сильное сопротивление. В итоге здесь появится новое поколение фермеров, которые получат прямые огромные бюджеты на капиталовложения, исследования и развитие, — объясняет Форер свои эмоциональные переживания.

При поддержке министра финансов Авигдора Либермана, главы его партии «Наш дом Израиль», Форер решительно сунул руку в огонь и выпустил джина из бутылки сельскохозяйственного лобби, которое считается одним из самых могущественных в Израиле и фигурирует в списке тех, кто влияет на дороговизну жизни в стране.

Как уже отмечалось, давление на него оказывалось не только извне, но и изнутри коалиции, и изнутри министерства.

— Вы должны понимать, что в итоге лоббирование и сила денег сказываются на работе любого министерства. Чтобы преуспеть, нужно время, хотя бы каденция, чтобы противостоять лоббистам. То, что оппозиция боролась с нами — понятно, но то, что это шло из коалиции — абсолютно неприемлемо. Все депутаты, связанные с сельскохозяйственным лобби, пытались отменить реформы и выдвигали ультиматумы. Когда я выхожу с реформой в области овощей и фруктов, на меня набрасываются в министерстве окружающей среды. Когда я пытаюсь утвердить европейский знак качества, чтобы импортировать оливковое масло, министерство здравоохранения пишет, что важно сохранить израильских производителей оливкового масла. Мне показали письмо, которое получил из своего ведомства предыдущий министр сельского хозяйства, в котором его предостерегали от импорта сливочного масла, поскольку это приведет к разрушению отрасли. Импорт все же сложился, производство работает и коровы живы.»

— Но цены на сливочное масло не снизились, несмотря на импорт. Пачка масла все еще продается по цене около 10 шекелей.

— Но мы уже не ощущаем нехватки масла в торговых сетях, как прежде. И до сих пор можно найти масло по цене, контролируемой государством. Это основа конкуренции. Израильской рынок страдает от многих проблем, он не только закрытый и централизованный, существуют еще и количественные ограничения. Мы получили централизованное хозяйство с большими торговыми сетями, которые контролируют рынок. Поэтому даже после того, как некая компания прекратила производство шоколада в связи с проблемами гигиены производства, ни один производитель не посмел занять ее места на полках в торговых сетях.

Депутат Кнессета Алекс Кушнир подал законопроект, который обязывает делить пространство в торговых центрах таким образом, чтобы новые производители тоже получили шанс, потому что здорово, если вы готовы продавать дешевый мед, но, если для него нет места на полке, — потребитель не сможет его купить. Уже сейчас компания Carrefour начинает продавать здесь дешевые товары, которые изменят рынок.

Ничего не подписано

На данный момент по вопросу о реформах существуют договоренности между министерством сельского хозяйства и фермерами, но соглашение еще не подписано, а фермеры уже заявили, что не собираются соблюдать никакие соглашения и ждут создания нового правительства. Как это ни абсурдно, сегодня реформы задерживает само министерство сельского хозяйства, а вернее — его департамент по защите растительности, не позволяющий импорт овощей и фруктов, поскольку они не соответствуют его стандартам.

— Реформа в сфере фруктов и овощей практически готова, — объясняет Форер эту аномалию. — Понижение таможенных сборов утверждено, речь идет о снижении до нуля в течение пяти лет. С другой стороны, несмотря на сопротивление юридического советника министерства, внесены изменения в свод положений департамента по защите растительности. Я подал эти изменения на рассмотрение Кнессета, но не факт, что председатель Комиссии по экономике захочет их провести.

Впервые будет создан свод государственных требований. Принесите подтвержденное заявление от государственной инстанции, и вы сможете заняться импортом без необходимости получать разрешение. Несмотря на все трудности, нам удалось завезти в Израиль ананасы, лесные ягоды и чеснок, и мы видим понижение цен. Мы понизили таможенные сборы и на рыбу.

— Потребитель не ощутит реформу в своем кошельке: на лосося нет таможенных сборов, а на карпов они очень малы. А ведь именно они составляют почти 78% от всего рынка. У кого есть деньги покупать локуса?

— Когда эта рыба подешевеет, люди смогут купить и ее.

— С импортом меда тоже не все гладко.

— Это просто невероятная история. Каждый год к Рош ха-Шана завозят мед. Я хотел увеличить его количество, но из-за выборов это невозможно. В соглашении о принципах есть параграф, отменяющий таможенные сборы на мед и предусматривающий выделение прямой поддержки. Но идет война по любому вопросу, чтобы сделать из меня врага фермеров. Вы знаете историю о проблемах с опылением?

Оказывается, медоносным пчелам нужны конкуренты в природе, поэтому сюда завозят бамбуковых пчел, которые не производят мед, но тоже опыляют цветы. Если бы граждане Израиля могли покупать мед по цене 20 шекелей за кг, они бы употребляли больше этого продукта.

— Владельцы курятников вели себя агрессивно, устраивали против вас демонстрации, и им удалось отложить реформу.

— Реформа в этой сфере — большой успех. Она прошла в рамках основного законодательства, и принято решение о ее завершении через 10 лет.

— Это вечность в израильском понятии

— Так можно сказать обо всем. Если хотят провести серьезный процесс, необходимо растянуть его осуществление. Все оговорено законом, и в тот момент, когда имеется срок завершения, можно начинать снимать таможенные сборы. Одновременно с этим, я принял постановление о запрете на разведение кур в клетках. Теперь любой новый курятник будет строиться по новым стандартам. Одновременно с этим, мы понизили таможенные сборы на яйца на 50%. Мы не смогли снять таможенные сборы на молоко, поскольку есть договор, который запрещает делать это до 2025 года. Но зато мы понизили таможенные сборы на ряд сыров и тем самым предотвратили дополнительный рост цен. Но я должен сказать еще кое-что о таможенных сборах.

— Скажите.

— Я инициировал создание Международного центра исследований продуктов моря и пустыни в районе Эйлата и регионального совета Эйлот, при капиталовложении в объеме 170 миллионов шекелей в течение пяти лет. Сразу после праздника Суккот состоится первый международный симпозиум на эту тему при участии министров сельского хозяйства из разных стран мира. На нем будут представлены израильские и мировые достижения. Работы много, мы продолжим в новом правительстве».

— По опросам, вы не будете участвовать в новом правительстве, которое создаст Нетаниягу.

— Хочу напомнить результаты опроса, опубликованные в ночь накануне последних выборов. Все были уверены, что Нетаниягу возглавит правительство, но этого не произошло. Когда Нетаниягу поймет, что у него нет 61 депутатского мандата, большая группа в «Ликуде» встанет и скажет: довольно! Я вижу в «Ликуде» партнера. Мы придерживаемся того же мировоззрения о необходимости свободного рынка и экономики, но они пленники судебных проблем Нетаниягу, которые привязывают его к ультрарелигиозным, к Дери и Гафни. Его согласие отменить изучение основных дисциплин — яркое тому подтверждение».

— Вы продолжите сотрудничать с РААМ?

— Мы стремимся к созданию сионистского либерального правительства, без ШАС и «Яадут ха-Тора». После того, как Мансур Аббас явился в синагогу в Лоде и сказал, что поможет ее отремонтировать, а также, что Израиль — это государство еврейского народа, мне более этого не нужно. Но мы стремимся к широкому правительству, с «Ликудом» и без Нетаниягу.

— И вы продолжите свою деятельность на посту министра сельского хозяйства и министра по делам периферии, Негева и Галилеи?

— Я буду рад этой должности, как и любой другой в правительстве. У меня здесь еще есть дела.

Реакция Авшалома (Абу) Вилана, генерального секретаря Объединения фермеров Израиля:

«Когда Форер говорит, что я бы не вел себя так, если бы генеральный директор был мужчиной, он демонстрирует патерналистский мужской подход, который давно устарел. Битая карта, не приносящая уважения генеральному директору. Я повел бы себя так с каждым, кто посмел бы переснять содержимое моего мобильного телефона за моей спиной и передать его сайту Walla!

Странно, что до сегодняшнего дня генеральный директор не выступила с публичным опровержением тех серьезных обвинений, которые я ей предъявил.

Посыл министра со словами «она женщина, ведите себя вежливо» — это возврат на 50 лет назад».

 

Посмотреть также...

Снова горькие вести.

10/11/2022  20:45:18 Авигдор Либерман  «Я разделяю горе семьи сержанта Идо Баруха, убитого в результате обстрела …