Бен-Гвир и Смотрич разрушат армию и полицию

12/16/2022  12:04:55

Редакция

06:00

Будущий начальник Генштаба Герци Халеви – не чужой человек для многих высокопоставленных представителей Пентагона. Он учился в Университете национальной обороны в столице США и поддерживал тесные связи с американскими коллегами из разведки и спецназа, уже занимая ключевые должности в разведуправлении генштаба ЦАХАЛа. На прошлой неделе Халеви побывал в Вашингтоне и провел там серию встреч, посвященных вопросам безопасности. Не менее важно сказанного в кабинетах то, что участники переговоров решили сообщить прессе. Они подчеркнули, что речь у них шла об обеспечении «качественного военного преимущества» Израиля и о взаимной озабоченности угрозами, исходящими с дальних дистанций.

Иными словами, Америка вместе с Израилем, но только в том, что касается высоких технологий, оборонительного вооружения, разведки, киберпространства, защиты от ракет – всего того, что уничтожает противника с расстояния десятков, а то и сотен километров. Речь не идет о противостоянии лицом к лицу, и уж, конечно, не с гражданским населением, главным образом, с палестинским. Приемлемо только то, что чисто, не кровоточит, не снимается на камеру и находится в стадии планирования и испытаний.

Администрация Байдена, как и ее предшественницы, практическими действиями поддерживает право Израиля на существование, но отстраняется от тех людей – необязательно представителей ЦАХАЛа – которые рвутся в бой. У американской администрации есть серьезная проблема с определением понятия «Израиль», не включающим оккупированные территории, будущее которых будет решено когда-нибудь дипломатическим путем.

В Пентагоне серьезно относятся к начальнику генштаба ЦАХАЛа как к человеку, руководящему системой обороны на оперативном уровне. Опыт прошлого показывает, что лишь в редких случаях правительство, в том числе премьер-министр, министр обороны и военно-политический кабинет игнорировали предостережения начальника генштаба. По тем или иным (например, политическим) соображениям не все его рекомендации выполнялись. Но авантюристические капризы политиков, как правило, пресекались скептицизмом военного руководства.

Так было до того, как пришли Смотрич и Бен-Гвир. Теперь они будут сидеть в военно-политическом кабинете рядом с Нетаниягу, Дери и Гольдкнопфом. Каждый министр, в том числе, глава правительства, будет обладать здесь равным голосом.

По словам опытных офицеров, в прошлых правительствах Нетаниягу и Дери представляли умеренные позиции. Но все может измениться сейчас, когда представители мессии на земле войдут в святая святых оперативного планирования, будут принимать участие в дискуссиях об оружии Судного дня, а Бен-Гвир как член министерской комиссии по вопросам безопасности будет контролировать деятельность ШАБАКа.

Для Гольдкнопфа важнее всего —  предупредить своих избирателей, чтобы они не отвечали на звонки из Налогового управления. Но у Смотрича и Бен-Гвира есть программа активных действий. И она которая подрывает то самое качественное военное преимущество Израиля, на обеспечение которого американские налогоплательщики выложили в течение десятилетия почти 45 млрд долларов.

Покидающий свой пост начальник Генштаба Авив Кохави даже не пытается скрыть своего разочарования. В течение четырех лет он совершенствовал систему, готовую наносить быстрые и сильные удары. Прорабатывались сценарии военного конфликта, при которых Израиль все же терял сотни людей на фронте и в тылу, но противник – «Хизбалла» – нес куда более тяжкие потери. Кохави, бывший одним из лучших начальников разведуправления Генштаба, за десятилетие службы на различных должностях, создал обширный банк целей, подлежащих уничтожению в случае очередной конфронтации в Ливане. В Сирии он зачистил – хоть и нельзя сказать, что раз и навсегда – опорные базы иранцев.

Квартиры в рамках льготных государственных программ подорожали на десятки процентов

Это скрытая часть работы Кохави, и его угнетает, что каждый день он предстает перед всем миром как полицейский на территориях. Он – как живописец, который тайно пишет маслом выдающиеся полотна, но зарабатывает себе на хлеб карандашными рисунками, подобно тому, как автор «Уловки 22» Джозеф Хеллер подрабатывал, выдумывая лозунги для рекламных кампаний.

Кохави – создатель еще не известного широкой публике шедевра, но он подвергается постоянной критике из-за того, что он обязан – хоть и не любит этого – делать.

Кохави – талантливый человек, у которого есть множество достижений, но ему не хватает скромности и щедрости. Если он пойдет в политику, ему придется обзавестись слоновьей кожей, чтобы уцелеть в будущих стычках с теми, кто не обязан подчиняться ему и молчать.

Кохави не может терпеть рядом с собой равных ему людей и тех, кто не восхищается каждым его словом – примером тому может служить Амикам Норкин, занимавший до недавнего времени должность командующего ВВС. Кохави не простил ему обнаружившихся между ними разногласий. Сейчас он использует свои полномочия для того, чтобы заглушить голос Норкина, находящегося сейчас в отпуске перед увольнением в запас. Если он не избавится от высокомерия и узости взглядов, в политике Кохави может стать таким же разочарованием, как и его предшественники.

Не было еще начальника Генштаба, пережившего столько предвыборных кампаний и вынужденного подчиняться столь разнообразному политическому руководству. Либерман, остановивший свой выбор на Кохави, ушел в отставку еще до того, как тот вступил в должность. Портфель министра обороны перешел к Нетаниягу, потом – к Беннету, потом – к Ганцу. Вполне возможно, что в последний месяц своего пребывания на посту начальника Генштаба Кохави успеет представить пару докладов Галанту, который возглавлял Южный военный округ в то время, как сам Авив Кохави был командиром дивизии «Газа».

В обычной ситуации передача полномочий от Кохави к Халеви могла выглядеть заурядной, хорошо спланированной процедурой. Но в канун 2023 года положение у нас иное. Все происходящее вокруг смены начальника Генштаба воспринимается как устаревший и изживший себя обычай.

Эту ситуацию стоит рассмотреть в контексте связей ЦАХАЛА с другими структурами сил безопасности, а также с точки зрения взаимоотношений между армией и политическим руководством.

В свое время для того, чтобы не мешать ЦАХАЛу готовиться к выполнению главной задачи – войне по обе стороны границ Израиля – приграничные части была переданы в ведение полицейского ведомства.  В 1953 они были подчинены полиции, реорганизованы и получили название пограничной стражи (МАГАВ).

В старом мире, для которого были характерны преемственность и сдержанность, двойное подчинение МАГАВа армейскому и полицейскому руководству вызывало скорее бюджетные и организационные, а не оперативные проблемы (несмотря на то, что армия любит перекладывать на полицию ответственность за свои провалы, как это было после расстрела молящихся мусульман в Пещере праотцев в 1994 году).

Но в эпоху Смотрича – министра Иудеи и Самарии в министерстве обороны, и Бен-Гвира – командира МАГАВ при министерстве национальной безопасности, главная опасность будет связана именно с местом и ролью пограничной стражи.

60% личного состава МАГАВ составляют кадровые военнослужащие и 40% — солдаты срочной службы. В целом пограничная стража составляет около пятой части всего личного состава полиции. О ее деятельности не принято много говорить, и это было удобно всем.

Но эта ситуация изменится: если Бен-Гвир отправит пограничную полицию воевать с бедуинами в Негеве или вступит в конфликт с ЦАХАЛом по поводу использования пограничной полиции в Иудее и Самарии.

Армия вернется на 20 лет назад, к региональным батальонам, которые впоследствии были объединены в бригаду «Кфир» с возложением на них дополнительных задач. Так, по сути дела, были созданы пограничные войска. Они начали выполнять свои функции, исходя из того, что пограничная полиция помогает им. Но очень скоро это будет не так.

Смотрич и Бен-Гвир с согласия Нетаниягу, планируют передислоцировать с территории Иудеи и Самарии в Негев до 18 рот МАГАВа. Это оставит ЦАХАЛ на территориях с большим количеством проблем и с меньшим количеством сил. А военнослужащим пограничной полиции, с легкостью нажимающим на спусковой крючок, придется теперь нести за это ответственность. Кстати, кто-то из них, отправившись в Лондон или в Лиму, рискует оказаться в тюремной камере после ареста по ордеру Интерпола.

Самый серьезный удар по статусу ЦАХАЛа будет нанесен тогда, когда политики перестанут прислушиваться к его рекомендациям. Если это произойдет, и важнейшая государственная инстанция, служившая залогом стабильности и преемственности, пошатнется, то, возможно, американцы пересмотрят свое отношение к вопросу о ядерном статусе Израиля.

Столкновение армии лицом к лицу с противником (или с гражданским населением) дорого обходится Израилю – с армейской, юридической и информационной точки зрения. Лозунг первого десятилетия XXI века, рожденный Гади Айзенкотом – «M-16 устрашает больше, чем F-16» — утратил свою актуальность со сменой поколений у палестинцев и появлением мессиански настроенных поселенцев в правительстве Израиля. Упоение силой Смотрича и Бен-Гвира, на фоне беспомощности Нетаниягу, могут увлечь армию и полицию в бездну.

Амир Орен, «ХаАрец», Б.Е. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа
Источник: https://detaly.co.il/ben-gvir-i-smotrich-razrushat-armiyu-i-politsiyu

Посмотреть также...

КУЛЬТУРА ЗАКРЫВАЕТСЯ НА ШАБАТ

01/23/2023  12:30:24 Авигдор Либерман  «Готовящееся решение минкульта отменить на севере страны культурные мероприятия по субботам …