Yonatan Sindel/Flash90

Молчащий Нетаниягу, разрозненная оппозиция и поляризованное общество. Итоги политической недели

02/17/2023  11:49:48

время публикации:  | последнее обновление: 
Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.
В длинном ряду событий, которыми была наполнена уходящая неделя, одно прошло почти незаметно. И, как это часто бывает, именно оно может стать поворотным моментом в развитии драмы, именуемой дискуссия о реформе юридической системы страны. 12 февраля, сразу после того, как президент Ицхак Герцог выступил с обращением к нации и представил свое компромиссное предложение, в своей канцелярии премьер-министр Биньямин Нетаниягу встретился с министром юстиции Яривом Левином. Эта встреча продолжалась несколько часов, после нее не было совместных заявлений и деклараций, и очень мало что известно о ее содержании. Однако происходившее на этой встрече имеет гораздо большее значение, чем всё то, о чем сообщалось публично.В конечном счете, все зависит от Биньямина Нетаниягу. Реформу инициировал Ярив Левин, ее осуществление координирует Симха Ротман, но премьер-министром Израиля остается Нетаниягу. Процессы такого масштаба не могут проходить без его участия, история будет судить в первую очередь его. Однако голос Нетаниягу не звучит, и на сей раз не по его воле и не по его выбору. Кафкианское в своей абсурдности решение юридического советника правительства запретить премьер-министру не только заниматься вопросами реформы, не только высказываться на тему реформы, но и пытаться помочь президенту осуществить компромисс, им предложенный, привел к ситуации, которая как нельзя лучше иллюстрирует насколько извращены в Израиле отношения политической и юридической систем, в какой степени политики являются де-факто заложниками юридической системы.

Решение Гали Баарав-Миара базируется на соглашении о конфликте интересов, подписанном Биньямином Нетаниягу еще в 2020 году. Когда БАГАЦ единогласно постановил, что он может формировать правительство, несмотря на то, что является обвиняемым в уголовных преступлениях, Нетаниягу подписал соглашение, в рамках которого обязался воздерживаться от вмешательства в деятельность юридической системы, в том числе в структурные ее изменения. Сейчас не только Нетаниягу, но и вся страна, пожинают плоды этого соглашения. Нет ни одного вменяемого человека, который верит в то, что Нетаниягу не вмешивается в дискуссию по реформе. Нет ни одного вменяемого человека, который верит в то, что он не беседует об этом с советниками, с приближенными, с депутатами, с министрами. Он «лишь» не может публично озвучивать свою позицию и, будучи премьер-министром, активно вмешиваться в наиболее серьезный и судьбоносный процесс последних десятилетий, который проходит страна.

На Баарав-Миара оказывается сильнейшее давление с требованием вывести Нетаниягу из игры, объявив его неспособным исполнять свои обязанности. Несколько раз публиковались сообщения о том, что в ее окружении обсуждают такую возможность. Лишь после того, как в коалиции назвали это «попыткой переворота», юридический советник объявила, что такой шаг не обсуждается. Пока не обсуждается.

Любое активное и публичное вмешательство Нетаниягу может вернуть вопрос на повестку дня. Премьер-министр не намерен рисковать, и поэтому его позиция, ровно как и его действия, остаются за кулисами.

16 февраля газета «Гаарец» сообщила, что президент Ицхак Герцог лично обращался к юридическому советнику правительства Гали Баарав-Миара с просьбой предоставить Биньямину Нетаниягу возможность участвовать в процессе поиска компромисса. Несколько известных фигур, чьи имена не называются, также просили юридического советника пойти навстречу здравому смыслу и дать единственному человеку, который действительно способен повлиять на происходящее, сделать это. Ответа не последовало. Движение «Черные флаги» незамедлительно отреагировало, обвинив президента Герцога в том, что он «забыл основы демократии». Моментально для них президент превратился из человека, блокирующего реформу, в человека, дающего легитимацию Нетаниягу.

В отсутствие реальной информации итоги встречи Нетаниягу с Левином стали поводом к многочисленным спекуляциям. В политических кругах сходятся на том, что Нетаниягу в гораздо большей степени, чем Левин, готов к компромиссу. Будь то по причине личной неприязни к революционным переменам, будь то из опасения перед экономическими последствиями реформы (как утверждает депутат Кнессета Давид Битан), будь то из желания прийти к взаимопониманию с людьми судейскими, памятуя, что его собственный судебный процесс никто не отменял. Левин, со своей стороны, отвергает любую возможность нажать на тормоза. И он, и Симха Ротман моментально отреагировали на предложение президента, заявив, и затем неоднократно повторив, что готовы на переговоры без предварительных условий. Перефразируя, известную фразу Ицхака Рабина, будем вести переговоры, как будто нет продвижения реформы, и будем продвигать реформу, как будто нет переговоров.

На этой неделе все активнее звучали голоса о том, что позиции Левина и Нетаниягу отдаляются друг от друга. Журналист Дафна Лиэль в эфире телеканала «Кешет» назвала происходящее между ними кризисом доверия. Другие источники сообщили о критике в адрес Левина со стороны приближенных Нетаниягу. Несмотря на все это, глава правительства не останавливает процесс. В окружении Левина более одного раза давали понять, что министр юстиции уйдет в отставку, если реформа будет заблокирована. Аналогичные голоса звучат и со стороны министра финансов Бецалеля Смотрича. Многие полагают, что угрозы Смотрича (во всяком случае, в контексте юридической реформы) являются фейком: «Ционут Датит» потеряет больше, чем приобретет, от развала нынешней коалиции. Но Нетаниягу всегда отличался тем, что мастерски избегал ситуаций, способных нанести ему слишком серьезный политический ущерб. Не исключено, что на сей раз он оказался между молотом и наковальней.

Предложение президента Герцога перевело политическое и общественное противостояние в новую фазу. Это уже не борьба оппозиции против инициативы правительства и даже не альтернативное предложение профессора Даниэля Фридмана или бывшего заместителя юридического советника правительства Раза Низри. Никто не может себе позволить сказать «нет» главе государства, тем более, что параметры, предложенные Герцогом, устраивают обе стороны в качестве базы для переговоров. Если бы три или пять лет назад консерваторам предложили то, что предлагает сегодня президент, они подписали бы это предложение не задумываясь. Сегодня не на шутку напуганные решительностью тандема Левин-Ротман сторонники власти Верховного суда готовы на предложения президента, как на наименьшее зло. Однако пружина общественного противостояния сдавлена настолько сильно, ожидания полной победы с обеих сторон настолько высоки, а политическое будущее многих оказалось настолько прочно завязано на итогах этого противостояния, что к настоящему моменту стороны соревнуются в изобретении доводов, позволяющих возложить ответственность на противников.

В оппозиции, как это было с самого начала работы Кнессета 25-го созыва, нет единого голоса, и, даже выступая единым фронтом против реформы, оппозиционеры звучат совсем по-разному. Формальный лидер оппозиции и лидер партии «Еш Атид» Яир Лапид постепенно занимает наиболее радикальную позицию, судя по всему решив увязать свое политическое будущее с организаторами уличных акций протеста против реформы. Его предложение заморозить весь законодательный процесс на 60 дней и создать некую президентскую комиссию, где у политиков будет в лучшем случае совещательный голос, звучит как попытка с серьезным видом сделать заранее неприемлемое предложение.

Проект Лапида отвергли не только Левин и Ротман, к нему с плохо скрытым пренебрежением отнеслись и в Махане Мамлахти». Бени Ганц, Гидеон Саар и другие «государственники» требуют гораздо меньшего. «Когда идут переговоры, не принимают законы, делающие бессмысленными эти переговоры», – сказал в интервью «Кан РЭКА» Гидеон Саар. Однако умеренная позиция «Махане Мамлахти» почти исключение в сегодняшней оппозиции. Левый ее фланг (партия «Авода») сомкнулся с партией «Наш дом Израиль» в отрицании готовности к переговорам до полного замораживания реформы. Арабские партии вне игры. Организовывая совместное заявление глав оппозиционных партий, Лапид, Ганц, Либерман и Михаэли вполне обошлись без Мансура Аббаса, Аймана Удэ и Ахмада Тиби.

На фоне раскола и раздробленности в рядах оппозиции, в «Ликуде» всерьез задумались о возможности прямых переговоров с главами юридической системы. Очевидно, если удастся прийти к какому-либо соглашению между Яривом Левином и Эстер Хайют, никто или почти никто в оппозиции не сможет активно протестовать. Пока такие переговоры, а тем более такое соглашение выглядят крайне далекими, однако в нынешней ситуации никакой сценарий не может быть объявлен нереалистичным.

В коалиции также трудно говорить о единстве. На этой неделе ее лидеры в качестве жеста доброй воли сняли с повестки дня частные законопроекты, не имеющие прямого отношения к реформе, но важные для некоторых коалиционных партнеров. Помимо прочего, был снят с голосования законопроект Моше Гафни («Яадут а-Тора») о преодолении вето БАГАЦа. Аналогичный закон обсуждается в рамках реформы и безусловно будет ее частью, однако гнев Гафни на «капитулянтство» был столь велик, что он покинул здание Кнессета, бойкотировав остальные голосования того дня. И это лишь один пример.

Пока политики ведут переговоры о переговорах, атмосфера на улицах накаляется. Как это всегда бывает в подобных случаях, очень быстро стерлась грань между ведущими и ведомыми, и уже неясно, поддерживает ли улица политиков или задает тон, которому те вынуждены следовать. На этой неделе культура уличных баталий захлестнула Кнессет. Даже хорошо знакомые с происходящим в стенах парламента люди говорят о том, что не помнят сцен, подобных тем, что разворачивались на заседании комиссии Кнессета по законодательству. Прыжки через стол, падение на пол, сопротивление сотрудникам службы безопасности Кнессета – все это в минувший понедельник происходило там в исполнении депутатов от «Еш Атид». В этот же день мэр Тель-Авива Рон Хульдаи «объяснил», что государства не возвращаются от диктатуры к демократии иным путем кроме кровопролития. В этот же день полиция взяла под охрану дом Симхи Ротмана, а сам он был доставлен в Кнессет в специальной машине службы охраны парламента. В этот же день было опубликовано сообщение о том, что глава ШАБАКа Ронен Бар предупредил о росте числа угроз в адрес премьер-министра. Холодная война на улицах Израиля всё горячее.

Если не произойдет ничего неожиданного, в ближайший понедельник Кнессет утвердит в первом чтении первую часть реформы. Сейчас почти очевидно, что изначальная задача, которую ставили перед собой Ротман и Левин – завершить весь процесс утверждения реформы до окончания нынешней сессии парламента, то есть до конца марта – почти невыполнима. Главный вопрос, который сегодня занимает политическую систему, однако не только ее, начнется ли диалог между сторонами после голосования в понедельник. Для того, чтобы это произошло, политики с обеих сторон должны понять, что продолжение противостояния, атмосфера двух поездов, несущихся навстречу друг другу, приносит им больше пиар-вреда, чем пиар-пользы. К настоящему моменту обе стороны, похоже, убеждены в обратном.

Но не только баталиями вокруг юридической реформы была отмечена уходящая неделя. Уничтожение виноградника около поселения Шило стало поводом к первому серьезному кризису нынешней коалиции. Этот кризис был ожидаем, неминуем и легко предсказуем. Подписывая коалиционные соглашения, в рамках которых гражданская администрация в Иудее и Самарии, то есть военная структура, контролирующая вопрос строительства и разрушения зданий на территориях, передается под контроль Бецалеля Смотрича, а подразделение пограничной полиции (МАГАВ) в Иудее и Самарии переподчиняется Итамару Бен-Гвиру, в то время как сувереном в этих районах остается командующий центральным округом, а значит министр обороны, Нетаниягу обрекал себя на головную боль всякий раз, когда нужно разрушить шалаш, уже не говоря о форпосте. Так и случилось. Смотрич абсолютно справедливо, с формальной точки зрения, обвинил Нетаниягу в нарушении коалиционных соглашений. Бен-Гвир сделал то же самое, при этом вступив в открытый конфликт с командиром МАГАВ. Нельзя не возмутиться, глядя на кадры видеозаписи, где видно, как магавники бьют уже задержанного и не оказывающего активного сопротивления поселенца, и реакция Бен-Гвира объяснима. Проблема лишь в ее публичности. В распоряжении министра есть достаточно средств, чтобы донести до командира МАГАВа за плотно закрытыми дверьми свое отношение к инциденту.

Нетаниягу вмешался в происходящее и велел приостановить процесс разрушения, когда виноградник был почти полностью выкорчеван. Так он «удовлетворил» требование коалиционных партнеров и не помешал министру обороны выполнить распоряжение БАГАЦа. Позднее Нетаниягу встретился с Йоавом Галантом и обсудил с ним вопрос передачи полномочий Смотричу, в соответствии с коалиционными соглашениями. Галант заявил, что категорически не согласен и улетел на конференцию в Германию. Нетаниягу получил тайм-аут, но это не более чем тайм-аут. В отличие от вопроса о юридической реформе, где Смотрич сможет переварить тот или иной компромисс, в том, что касается происходящего в Иудее и Самарии, компромисса не будет. Электорат «Ционут Датит» и «Оцма Иегудит» может простить своим избранникам очень многое. То, что произошло в Шило, и то, как это произошло, наносит серьезный удар по авторитету Смотрича и Бен-Гвира в глазах их избирателей. Это означает, что они потребуют компенсации в виде выполнения коалиционных соглашений по вопросу о полномочиях и гарантий того, что подобное не повторится. Для того, чтобы решить вопрос полномочий, Нетаниягу придется уговорить (убедить, вынудить) Галанта пойти на это. Гарантий на будущее Нетаниягу дать не сможет, а значит новый кризис – это лишь вопрос времени. Даже если коалиция преодолеет «конфликт полномочий» и сохранится в своем нынешнем виде, тот факт, что через полтора месяца она начала давать крен, говорит о том, насколько нефункциональны соглашения, подписанные в ходе коалиционных переговоров. Нетаниягу дал всем то, что они требовали, надеясь на то, что свершится чудо и все сработает. Чудес, судя по всему, не бывает.

И последнее. Журналист портала Ynet Моран Азулай рассказала о встрече с Яривом Левином в коридоре Кнессета. Эта встреча произошла в тот момент, когда за стенами здания парламента бушевал митинг противников реформы. По словам Азулай, телефон Левина разрывался от сообщений. Министр показал журналисту аппарат. Там были десятки, если не сотни сообщений в поддержку реформы, которую проводит правительство. «Два почти не пересекающихся мира», – резюмировала свой рассказ Азулай. Израильское общество в 2023 году поляризовано и агрессивно. Таким оно давно не было.

www.newsru.co.il/israel/17feb2023/polit_701.html

Посмотреть также...

ХВАТИТ ОТГОВОРОК

02/20/2024  13:10:24 Авигдор Либерман