Пререкания и реформы в оппозиции, комиссия по выбору судей и маневры Нетаниягу. Итоги политической недели
Yonatan Sindel/Flash90

Пререкания и реформы в оппозиции, комиссия по выбору судей и маневры Нетаниягу. Итоги политической недели

Реклама

06/02/2023  09:46:53

время публикации:  | последнее обновление: 

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Когда главу партии «Еш Атид» Яира Лапида спрашивают, как он объясняет огромный разрыв, который сохраняется в опросах между его партией и партией «Махане Мамлахти», он как правило, дает два объяснения. «Люди не любят правды, – говорит Лапид. – Им тяжело ее слушать, и поэтому они не поддерживают того, кто им эту правду говорит». На логичный и напрашивающийся вопрос, означает ли это, что Бени Ганц лжет избирателям, Лапид внятного ответа не дает. Второй ответ Лапида: «Самое главное – блок. Самое главное, что мы побеждаем блок Нетаниягу. Самое главное сменить правительство, а Бени Ганц хороший человек, и я ему совершенно не завидую».

Не пытаясь оценить (сомнительную) искренность этих ответов, отметим лишь, что до этой недели борьба между «Еш Атид» и «Махане Мамлахти» если и шла, то за кулисами. Далеко от телекамер и микрофонов люди «Еш Атид» открыто говорили о том, что время джентльменских жестов закончится сразу с объявлением выборов. «Больше не будет стерильных, как в операционной, предвыборных кампаний», – сказал мне на этой неделе активист «Еш Атид». «К прошлым выборам мы подошли, когда Лапид был премьер-министром, и вели себя, как партия власти. На сей раз мы подойдем к выборам, стремясь стать партией власти, и будем вести себя соответственно», – добавил он и отказался ответить на вопрос, касаются ли его слова только «Ликуда» или, в том числе, и «Махане Мамлахти».

До выборов еще далеко, однако на этой неделе борьба между крупнейшей оппозиционной партией и крупнейшей в опросах партией, вырвалась на поверхность. Поводом стало избрание кандидата от оппозиции в комиссию по выбору судей.

Начнем с конца. Если партии оппозиции не сумеют договориться о едином кандидате, это будет не просто провал, а самый большой подарок, который оппозиция преподнесет Биньямину Нетаниягу. И дело даже не в кандидате как таковом. В конечном счете, разница между Эфрат Райтен («Авода»), Карин Эльхарар («Еш Атид») и Пниной Тамене-Шатэ («Махане Мамлахти»), строго говоря, стилистическая. Но если по такому вопросу оппозиция не в состоянии действовать как единое целое, можно только представить, какие войны в блоке «только не реформа» начнутся, когда дойдет до кардинальных вопросов, тем более – до выборов.

И, разумеется, чем дольше будут продолжаться пререкания в оппозиции, тем активнее Нетаниягу будет делать то, что он умеет, пожалуй, лучше всего – вбивать клин между партиями противоположного блока. Первые признаки этого уже обозначились.

Открытый конфликт между Лапидом и Ганцем вспыхнул в понедельник, когда партия «Еш Атид» официально объявила, что их кандидатом является Карин Эльхарар. Ответ Ганца не заставил себя ждать, он выглядел разгневанным (действительным был гнев или наигранным, неизвестно, но особого значения это не имеет). «В то время, как мы близки к соглашению с коалицией по вопросу о комиссии по выбору судей, «Еш Атид» запрягает телегу впереди лошади только для того, чтобы заявить о своем кандидате и ставит под угрозу возможное соглашение», – передали из «Махане Мамлахти». Это заявление прошло почти незамеченным, несмотря на то, что в первый раз партия Ганца открыто подтвердила, что близка к промежуточному соглашению с «Ликудом». Уже на следующий день в «Ликуде» дали понять, что предпочитают кандидатуру представителя «Махане Мамлахти» и даже готовы проголосовать за нее. В «Еш Атид», в свою очередь, обрушились с закулисными нападками на бывшего министра алии и интеграции Пнину Тамене-Шете. «Она ушла из «Еш Атид» в «Кахоль Лаван». Она с той же легкостью совершит еще один переход, если этого потребуют ее политические интересы», – говорили в «Еш Атид».

Третьим кандидатом от оппозиции стала Эфрат Райтен от партии «Авода». Ее преимущество заключается в том, что она уже работала в этой комиссии в Кнессете 24-го созыва. Но проблема заключается в том, что за кандидата от партии, которую возглавляет Мерав Михаэли, сегодня не готов голосовать никто, даже в оппозиции. Михаэли, которую в левом лагере считают виновной в поражении на выборах из-за ее отказа объединиться с МЕРЕЦ, становится персоной нон-грата даже на демонстрациях протеста против реформы. То, что произошло на прошлой неделе на перекрестке Каркур, где Михаэли просто не дали выступить, яркий тому пример. В оппозиции не станут делать Михаэли искусственное дыхание, голосуя за ее представителя в такую престижную комиссию как комиссия по выбору судей.

Лидер НДИ Авигдор Либерман продолжает играть роль миротворца в среде оппозиционеров. На этой неделе, выступая на заседании фракции, он призвал коллег «оставить в стороне детские игры» и прийти к соглашению о приемлемом для всех партий оппозиции кандидате. В Кнессете убеждены, что, если дойдет до голосования, депутаты от НДИ (и РААМ) проголосуют за Эльхарар. Не потому, что они не доверяют Тамене-Шете, а потому, что они не доверяют Бени Ганцу.

Выборы представителей Кнессета в комиссию по назначению судей проходят тайным голосованием. Скорее всего, оно состоится 14 июня. Если оппозиционные партии не сумеют договориться, то решать де-факто будет коалиция. Большей имиджевой победы для Нетаниягу на данном этапе трудно себе представить.

Борьба за место в комиссии развернулась на фоне реорганизации, которую в эти дни проходит левоцентристский лагерь. На этой неделе стало известно, что руководство партии МЕРЕЦ создало рабочую группу для проверки возможности формирования «политических объединений». Выражаясь понятным языком, в МЕРЕЦ не слишком упиваются результатами опросов, которые прочат им 4-6 мандатов. Отсутствие средств, ожидающееся создание новой левой партии, рожденной на митингах на улице Каплан, травма провала на выборах 2022 года – все это вместе подталкивает МЕРЕЦ к тому, чтобы искать союзы уже сейчас, когда выборов нет даже на горизонте. Комиссию возглавляет бывший глава партии Хаим Орон – человек, имеющий авторитет, опыт и умение договариваться. Заава Гальон, отметим, в комиссию не входит.

Одновременно на этой неделе в партии «Махане Мамлахти» была создана комиссия по подготовке к праймериз. Сейчас вряд ли кто-то помнит, но именно проведение праймериз было главным условием, выполнения которого требовал Гади Айзенкот, решая, к кому присоединиться – к «Еш Атид» или к тому, что тогда было, «Кахоль Лаван» (теперь «Махане Мамлахти»). Информация о создании комиссии была опубликована журналистом «Аруц 7» Хизки Барухом. Праймериз в партии, которая лидирует в опросах, событие, имеющее далеко не второстепенное значение. Несмотря на внешнюю гармонию, и в этой партии хватает подводных камней. Так на этой неделе Бени Ганц резко раскритиковал решение правительства разрешить поселенцам установить строения в Хомеше. Можно предположить, что Гидеон Саар придерживается иного мнения. Айзенкот, в свою очередь, был категорическим противником принятия закона, который отменил действие размежевания в Самарии (этот закон продвигал Юлий Эдельштейн, «Ликуд»).

Сейчас палестинский вопрос кажется далеким и нерелевантным. Но если ситуация изменится, если, как сегодня считают некоторые, в рамках возможного процесса нормализации с Саудовской Аравией, дискуссия о будущем Иудеи и Самарии вернется на повестку дня, вопрос о том, кто будет лидером «Махане Мамлахти», может иметь немалое политическое значение. Нетаниягу, кстати, готов будет сделать все, чтобы лидером партии стал Гади Айзенкот, тогда этой партии можно будет прикрепить титул «левая».

В то время как левоцентристкий лагерь перестраивает свои ряды, премьер-министр Биньямин Нетаниягу пытается найти решение двух главных политических задач: как изменить ситуацию в опросах и как выйти из положения, когда он зажат между молотом противников юридической реформы и наковальней своей собственной коалиции. На этой неделе Нетаниягу продолжил делать общие заявления, однако час икс, когда ситуация прояснится, приближается, и этот час настанет 15 июня, когда Кнессет будет выбирать своих представителей в комиссию по назначению судей. Что должно произойти к этому моменту? Зависит от того, кого вы спрашиваете. Например, депутат Ханох Мильвицкий, входящий в состав переговорной группы коалиции, несколько раз повторял, что если будет достигнуто соглашение хотя бы по части вопросов реформы (например, статус юридических советников или ограничение действия принципа крайней неприемлемости), выборы состоятся. «Если нет, руководство коалиции соберется и примет решение о дальнейших шагах». Есть те, кто считают, что частичные договоренности уже достигнуты, но сообщат о них только перед голосованием. Косвенное подтверждение этой версии дал накануне премьер-министр, когда сказал в беседах с приближенными, что часть реформы будет утверждена уже в ходе нынешней сессии Кнессета.

Больше всего Биньямин Нетаниягу хотел бы забыть словосочетание «юридическая реформа». На этой неделе глава правительства выступал в Кнессете. Он стоял на трибуне почти полчаса. Он говорил обо всем – от обещания сделать Израиль державой в области искусственного интеллекта до возвращения на 27 лет назад, в те дни, когда он впервые стал премьер-министром. Нетаниягу перечислил все свои заслуги и достижения. И только о реформе не было сказано ни слова. Нетаниягу прекрасно понимает, что эта тема грозит ему политической катастрофой. А идти на такой шаг ради воплощения идеологических мечтаний Ярива Левина премьер-министр не намерен. Министр юстиции это отлично понимает, и очень может быть, что с этим связано его беспрецедентно резкое, чтобы не сказать яростное, выступление с трибуны Кнессета. Левин бросил на кон все свое политическое будущее. Речь идет не только об идеологии. Если бы реформа удалась, Левин стал бы главным кандидатом на то, чтобы унаследовать когда-нибудь пост главы «Ликуда». Сейчас он является политиком, в багаже которого не просто колоссальный провал, но и авторство шага, которое обрушило популярность «Ликуда» и Нетаниягу.

Премьер-министра разумеется судьба Ярива Левина беспокоит не особо. Он делает все, чтобы отдалиться и отдалить себя от реформы и сфокусироваться на том, что, по его мнению, может вернуть ему голоса избирателей – экономическая тема. 4 июня правительство утвердит создание межминистерской комиссии по борьбе с дороговизной жизни. Нетаниягу сделает все, чтобы в обозримом будущем мы как можно чаще слышали об экономике, а не о юриспруденции (напомним, что экономика была объединяющей темой и для прошлого правительства, которое долго не продержалось). Позволят ли ему это коллеги по коалиции? Самое слабое с этой точки зрения звено – Бецалель Смотрич. Он и его коллега по партии Симха Ротман замкнуты на реформе не менее Ярива Левина. С другой стороны, они прекрасно понимают, что отсутствие реальных коалиционных альтернатив вынуждает их воздержаться от резких шагов. Чтобы смягчить недовольство Смотрича, Нетаниягу время от времени будет делать ему щедрые подарки в других областях, находящихся в сфере интересов главы «Ционут Датит». На этой неделе таким подарком стало разрешение, выданное правительством (в обход законной процедуры) перенести йешиву в Хомеш на постоянное место. Смотричу это позволило предъявить достижение своему электорату, Галанту это позволило немного улучшить свой имидж в глазах ликудников.

И все же Нетаниягу вряд ли сможет рассчитывать на долгое затишье в том, что касается юридической реформы. Даже если ему удастся преодолеть 15 июня, и переговоры не взорвутся, они не смогут тянуться бесконечно. Слишком много сил заинтересовано в том, чтобы переговоры сорвались. От парламентской оппозиции, где не готовы давать Нетаниягу даже иллюзию успеха, до лидеров уличного протеста, которые вообще против переговоров как таковых, от радикальных кругов в коалиции, предпочитающих провал эрзацу реформы, до ультраортодоксов, у которых с реформой были связаны свои надежды. Когда все хотят провала, крайне сложно его избежать. А цена провала может быть очень высокой. Пример в миниатюре был показан на этой неделе, когда противники реформы пытались сорвать выступление депутата Симхи Ротмана в тель-авивском университете.

И над всем этим по-прежнему витает призрак досудебной сделки по делам Биньямина Нетаниягу. На этой неделе стало известно, что юридический советник правительства Гали Баарав-Миара отклонила предложение начать переговоры в рамках судебной медиации. В то же время она оставила за адвокатами возможность начать переговоры по сделке. Условия сделки не меняются уже давно, как не исчезает и главный камень преткновения: требование прокуратуры признать действия Нетаниягу позорными и, по сути дела, завершить его политическую карьеру. В политической системе убеждены, что реальная возможность начать переговоры по сделке появится лишь перед следующими выборами, до которых пока очень далеко.

И последнее. 31 мая умерла Хана Това Файнер Нахенберг, получившая тяжелейшие ранения в результате теракта в пиццерии «Сбарро» в Иерусалиме в 2001 году и с тех пор находившаяся в вегетативном состоянии. 1 июня состоялись ее похороны. По свидетельствам людей, присутствовавших на похоронах, ни один представитель правительства не принял в них участия.

www.newsru.co.il/israel/2jun2023/polit_701.html

Посмотреть также...

“Жертвы должны финансировать защиту террористов?”

“Жертвы должны финансировать защиту террористов?”

07/15/2024  13:10:10 “Если кто-то здесь поддерживает юридическое представительство террористов, встаньте. Если нет, давайте закончим обсуждение” …