«В армии мне промывали мозги». Гага

Реклама

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт!

04/09/2022  17:09:26

СААР ХАРАРИ

«Гагу» танцуют Натали Портман и Сюзанна Краус, но кто-то считает эту школу сектой. Как танцевальная техника из Израиля покорила мир и что в ней животного, рассказал худрук студии Саар Харари.

Что такое ваша «гага»?
– «Гага» – это стартап для тела. Один час занятий «гагой» заменяет пробежку по берегу моря, пилатес, тай-чи, тренажерный зал и сеанс психотерапии. «Гага» влияет на физическое и когнитивное состояние, на все органы чувств сразу, что очень расширяет осознанность. Эта в некотором роде животная практика пробуждает наше тело, наш мозг, наши чувства.

Кто её придумал?
– Хореограф израильского танцевального ансамбля «Бат-Шева» Охад Наарин. Он придумал свой язык движения, когда у него были проблемы со спиной и он с трудом мог ходить. Также Наарин искал способ контактировать со своими танцорами, чтобы добиться более качественного движения.

 

 

То есть на «гаге» базируется знаменитый стиль «Бат-Шевы»?
– «Гага» – это ведь не система, а язык. Язык – это то, что все время стремится к развитию, в отличие от системы, то есть, по сути, техники. Язык – это нечто исключительное. Например, с точки зрения лингвистики он все время обогащается новой лексикой и сленгом. Верно, что «Бат-Шева» использует в своей работе «гагу», но при этом нельзя назвать «гагу» языком «Бат-Шевы». Это язык Охада Наарина. «Бат-Шева» – всего лишь один из танцевальных коллективов, использующий «гагу» для развития способности танцоров. Это стало основным способом тренировок по утрам перед началом репетиций.

Как «гага» стала доступной широкой публике?
– Еще 20 лет назад Наарин сначала предложил «гагу» обычным людям и только после этого стал преподавать ее танцорам, что повлияло на развитие балета. Сегодня мы даем по семь уроков в день, включая занятия онлайн, а также раз в полтора месяца к мастер-классу Охада Наарина присоединяются около тысячи человек. Все наши 160 учителей также встречаются у экранов, чтобы тренироваться вместе. У нас есть свои лаборатории в Нью-Йорке, Берлине, Италии и Тель-Авиве, куда на неделю приезжают профессиональные танцоры со всего мира. Для того чтобы принять участие, нужно предварительно прислать видеозапись со своей работой.

 

 

Люди с особыми потребностями занимаются отдельно?
– У нас есть специальные группы для колясочников, хотя недавно один человек с синдромом Паркинсона присоединился к обычному классу. Как правило, люди с этим заболеванием после наших занятий прекращают принимать лекарства, чувствуют большую устойчивость и лучше владеют телом. Я начал сотрудничать с домом престарелых три года назад и вижу, что те, кто не мог пошевелить плечом, стали подниматься с постели и ходить в туалет. Тело, которое не нагружают, постепенно начинает угасать. Я говорю сейчас не только о физиологии, но и о пробуждении тяги к жизни.

«Гага» с момента своего возникновения претерпела множество изменений. Мы насчитали двести только до вспышки эпидемии коронавируса. Это значит, что сегодня их значительно больше. «Гага» продолжает расширять свой арсенал инструментов помощи людям и улучшать качество их жизни. При этом она стала намного проще в применении. Раньше участники на уроке получали сильное впечатление, но вернувшись домой, не могли его повторить. Сегодня же у человека есть ключ, позволяющий ему больше не зависеть от преподавателя.

 

 

«Гага» покорила сердца писательницы Сюзанны Краус и актрисы Натали Портман. Чьи еще?
– Есть и другие артисты. Одна сценаристка, например, прежде чем приниматься за работу, начинает свое утро с «гаги». Кстати, в Тель-Авивском университете начинают исследование, как «гага» влияет на наши нейронные связи и меняет мозг.

Некоторые считают «гагу» сектой.
– Почему же сразу – секта? Почему не религия? На самом деле, это ни то, ни другое. Это практика. Кто-то практикует йогу, кто-то Библию, кто-то – Коран. Мы практикуем «гагу», которая не может быть сектой, потому что наши хореографы не диктуют, как нужно себя вести, у них нет жестких запретов. Напротив, я ассоциирую «гагу» со свободой. Более того, у каждого из наших учителей своя индивидуальность, которая позволяет вести за собой класс непохожим друг на друга образом. Поэтому «гага» еще и подчеркивает индивидуальность. Хотя, конечно, здесь есть связующий интерес – страсть к движению.

 

 

Как так получилось, что пропалестинские организации бойкотируют выступления «Бат-Шевы» по всему миру, а «гага» пользуется международным одобрением?
– Акции протеста за рубежом против «Бат-Шевы» связаны с тем, что это израильский ансамбль, а Израиль делает то, что он делает, поэтому люди выходят на митинги. Но против «гаги» не было демонстраций.

Почему?
– Не знаю. Для нашей организации не существует стран, народов и религий. Наша цель – принести «гагу» наибольшему количеству людей. Мы довольно много жертвуем. На наших онлайн-уроках есть люди из Ливана и Египта. Сейчас, например, мы жертвуем во Франции уроки для беженцев. Мы не правительство и не можем изменить законы, но мы можем собрать деньги и профинансировать судебные процессы и организации, которые занимаются защитой прав человека и отстаивают права палестинцев. К сожалению, нашему правительству намного проще решать проблемы с помощью насилия, чем через переговоры. Но прежде чем осуждать других, я осуждаю себя самого.

 

 

Ты чувствуешь себя виноватым?
– Я не считаю себя виноватым, потому что ничего не могу изменить, но на протяжении многих лет я чувствую стыд из-за того, что являюсь частью государства с его нечеловеческими законами по отношению к его гражданам. Я рос в либеральной семье, в которой мои родители дружили с арабами. Потом в армии мне постоянно вбивали идею, как выглядит враг и как надо поступать с ним. Промывали мозги. Позже я стал выезжать за границу и уже оттуда смог увидеть эти манипуляции. Перебравшись в Нью-Йорк, я столкнулся с невыносимым чувством стыда, и это осталось со мной. Меня часто спрашивают, как «гага» может изменить мир. Так вот она помогает лучше понимать и ощущать свое тело и то, что тебя окружает.

 

 

В «гаге» мы способны столкнуться со своими физическими ограничениями, но никак не ментальными и не умственными. К тому же, осознав свою ограниченность, мы можем на это влиять. «Гага» развивает, поэтому я чувствую, что мы делаем важную работу и помогаем людям меняться. На мой взгляд, наши уроки способны влиять на урегулирование мировых конфликтов. По мере занятий человек становится более осознанным и внимательным к своему внутреннему миру, а значит, лучше осознает свои слабости и работает над ними. Да, физиологически, но в конце концов тело – это и есть мы.

Ксения Гезенцвей

Ксения Гезенцвей

https://jewish.ru/ru/interviews/articles/199220/

Посмотреть также...

Развал коалиции на фоне волны террора

Кликните на рекламу Google на сайте «Ришоним» — поддержите сайт! 04/09/2022  11:48:00 Судьба нынешней коалиции решена, наиболее …