Иранские центрифуги для обогащения урана (Фото: AP)

Парадокс Самсона: Израиль должен изменить подход к иранской ядерной программе

Реклама

08/24/2022  10:26:43

По мнению эксперта, правительство еврейского государства само подталкивает режим аятолл к атомной бомбе

Офер Шелах|
Опубликовано: 24.08.22, 08:42
Традиционная позиция Израиля, автоматически возражающая против любого соглашения с Ираном и делающая ставку на силовое решение проблемы, хотя и воспринимается благосклонно внутри страны, но одновременно подталкивает Тегеран к формированию военных приготовлений. Если новое ядерное соглашение (пусть и не самое удачное) будет подписано, то Иран все еще можно будет контролировать, а также регулировать процессы, связанные с развитием ядерной программы. Тем самым можно будет продлить время, необходимое для обеспечения нашей безопасности.
Следует понимать: только Иран решает, будет подписано новое ядерное соглашение или нет. Большинство пунктов договора, по которым существуют разногласия, не касаются принципиально важных вопросов — например, количества обогащенного урана, который позволяется иметь Тегерану, возможности для его дальнейшего обогащения и будущий контроль над процессами. Кажется, что фиксация на менее важных вопросах соглашения лишь помогает иранцам затягивать время в надежде на будущие достижения. В Вашингтоне и европейских столицах, с другой стороны, решение уже принято. Когда (и если) аятолла Хаменеи примет решение, состоится подписание нового договора.
точки зрения Израиля, новое соглашение будет хуже того, из которого Дональд Трамп вышел в 2018 году. И даже хуже первых вариантов, обсуждавшихся в начале новых переговоров. На деле ситуация еще более тревожна. Иранцы очень продвинулись за это время в производстве центрифуг и способны обогащать уран гораздо качественнее, чем раньше.
Израильские политики несут немалую долю ответственности за то, что произошло. Это началось с постоянных атак Нетаниягу на правительство Обамы и грубого вмешательства во внутреннюю американскую политику.
Затем правительство Нетаниягу продолжило давление на Трампа с целью выйти из ядерного соглашения, хотя Иран соблюдал договоренности, а большинство специалистов в этой сфере считали, что наличие соглашения для Израиля лучше, чем его отсутствие.
Далее начались автоматические возражения нынешнего правительства по поводу любого возможного соглашения и непонятная фиксация на деталях, не касающихся вещей, связанных с разработкой ядерной программы, а также воинственная риторика вокруг возможной атаки на ядерные объекты. Не будем забывать и приписываемые Израилю действия, не имеющие никакого отношения к ядерной программе. Все это, может быть, и находит понимание в Израиле, но не отодвинуло Иран ни на йоту в попытках создать ядерное оружие.
Новый вариант соглашения, если будет подписан, все равно предпочтительнее ситуации, когда никакого соглашения нет. Иран уже доказал, что его невозможно победить санкциями, тайными операциями или военными угрозами. С другой стороны, более жесткий контроль над процессом разработки ядерной программы продлит период нашей безопасности. Если Иран будет соблюдать условия соглашения, как это происходило в прошлый раз, пока Трамп не вышел из него, безопасный период для Израиля продлится как минимум до конца нынешнего десятилетия.
Однако еще более важно отдалить иранский режим от желания создать ядерное оружие. История доказывает, что государство, стремящееся к созданию атомной бомбы любой ценой, в конце концов достигает своей цели. У такого решения будут самые далеко идущие последствия. Нынешнее израильское руководство подталкивает Тегеран к принятию подобного решения. Сейчас самое время серьезно задуматься об альтернативной тактике.
Отправной точкой новой политики должен стать факт, что ядерный Иран представляет собой особую опасность для Израиля и всего мира. Не только потому, что оружие массового поражения будет находиться в руках экстремистского режима. Это событие станет и началом ядерной лихорадки во всем регионе. Поэтому любой израильский шаг в противостоянии с Ираном, даже не касающийся непосредственно ядерного оружия, должен рассматриваться сквозь эту призму. Единственное мерило — приближает ли этот шаг иранцев к созданию ядерного оружия или же наоборот.
Второй момент заключается в том, что за исключением так называемого «парадокса Самсона» («умри, душа моя, вместе с филистимлянами»), военная опция против Ирана должна применяться только в случае смертельной опасности в масштабах всей страны. Планы на этот счет должны быть готовы, но воинственная риторика только для обеспечения внутренних нужд лишь подталкивает иранцев к принятию опасных решений.
Израиль должен вести гораздо более сложную политику. Иран — огромная страна. Она граничит с ядерным государством с одной стороны (Пакистаном), а с другой — с региональным гигантом, находящимся под властью Братьев-мусульман (Турция). У нее есть сложные интересы и взаимоотношения с многими странами Ближневосточного региона и мировыми державами. Она угрожает другим государствам региона не менее, чем нам.
Израиль обязан координировать действия с другими странами, особенно с США и дружественными режимами региона, для создания союза, который будет тормозить возможность иранской экспансии. Любые точечные действия должны предприниматься только в отношении ядерной программы.
Бряцание оружием для внутриполитических нужд должно остаться в прошлом. Слепая вера в то, что любой конфликт можно решить только силой, также должна смениться более рациональным подходом. В противном случае мы сами подталкиваем Иран к обладанию ядерным оружием, вместо того чтобы отдалить его от этой цели.
Автор — ведущий сотрудник Института изучения национальной безопасности
Полный текст на иврите — здесь

Посмотреть также...

Из предвыборной программы НДИ

08/23/2022  21:48:57 Авигдор Либерман