Иран-США: на пути к войне в регионе?

06/09/2020  12:49:09

В прошлом месяце пять нефтяных танкеров отплыли из Ирана  в Венесуэлу. Администрация США угрожала прекратить эти поставки, но на практике президент Дональд Трамп обошелся грозными твитами.

Объем экспорта нефти из Ирана сократился с 2,5 миллионов баррелей в день до четверти миллиона, однако к концу 2022 году Иран планирует добывать 5,7 миллиона баррелей в день. Неясно, кто купит столько нефти, кроме Китая, но Иран пытается продемонстрировать стойкость перед лицом американских санкций.

Однако декларации не могут скрыть степень ущерба, нанесенного санкциями иранской экономике. Номинальный валовой внутренний продукт на душу населения сократился на 50 процентов, инфляция выросла до 34,8 процента. Миллионы людей были уволены в связи с корона-кризисом, пополнив ряды безработных. Зарплату выдают с многомесячными задержками, импорт сократился, и впервые за 60 лет Иран обратился к Международному валютному фонду за кредитом в 5 млрд. долларов. Ситуация с эпидемией вновь обострилась, и на этой неделе было зарегистрировано 3000 новых случаев заражения.

Несмотря на все это, Иран прогнозирует возвращение к нормальной жизни и не вводит никаких ограничений на возобновление экономической деятельности. До сих пор в стране не было массовых протестов, подобных тем, что происходили в конце прошлого и в начале этого года, и за последние три месяца не было значительных забастовок.

Внешняя политика Ирана, несмотря на санкции, тоже не изменилась. Вывод иранских сил из Сирии, который некоторые эксперты называют передислокацией, связанной с авиаударами Израиля, не уменьшил иранского влияния на сирийский режим. Тегеран также продолжает активные действия в Ираке, оказывая давление на политику нового премьер-министра Мустафы Каземи.

Хуситы в Йемене продолжают пользоваться поддержкой Ирана. Россия, несмотря на споры с Тегераном, по-прежнему рассматривает его, как жизненно важного партнера на Ближнем Востоке.

Что касается Европы, то ее странам не удалось найти эффективную альтернативу, чтобы избежать американских санкций, и Германия добавила «Хизбаллу» в список террористических групп, но, кроме США, ни одна страна, подписавшая ядерное соглашение с Ираном, не рассматривает возможность выхода из него.

Как и другие страны мира, Иран с нетерпением ожидает исхода президентских выборов в США в ноябре. Продолжит ли Иран борьбу, связанную со своей ядерной программой, и существует ли возможность военного противостояния с США в случае переизбрания Трампа? Сможет ли Тегеран пересмотреть свои отношения с США в случае избрания Байдена?

Однако такие стратегические решения тоже сильно зависят от выборов в самом Иране. Страна находится в процессе подготовки к президентским выборам летом 2021 года. Консерваторы уже получили подавляющее большинство на парламентских выборах в феврале, набрав более 76 процентов голосов, в то время как реформисты — менее 7 процентов.

Спикер парламента Али Лариджани после 12 лет службы подал в отставку. Его заменил Мухаммед-Багер Галибаф, бывший мэр Тегерана, который безуспешно баллотировался на трех предыдущих президентских выборах. Галибаф (58), бывший летчик, командовал военно-воздушными силами Революционной гвардии, затем был начальником полиции Ирана и одним из тех, кто стоял за жестоким подавлением протестов в 2000 году.

Он также был замешан в нескольких коррупционных делах, включая выплату десятков миллионов долларов благотворительной организации, которой руководит его жена. Галибаф входит в радикальное крыло консерваторов, которое критикует ядерное соглашение.

В своей вступительной речи в парламенте Галибаф  подчеркнул, что любые переговоры с Соединенными Штатами будут бесполезными.

«Наша стратегия в конфронтации с террористическими Соединенными Штатами заключается в том, чтобы отомстить за кровь мученика Кассема Сулеймани»,

— сказал он.

Для Галибафа должность спикера — это всего лишь трамплин для очередной попытки в борьбе за президентство. В этой гонке он, возможно, встретится со своим предшественником Али Лариджани, который утверждает, что не планирует участвовать в президентских выборах, но его политические амбиции не являются секретом.

В наступающем году политическому и религиозному руководству, возможно, придется выбирать и нового верховного лидера, учитывая проблематичное состояние здоровья Али Хаменеи. Переговоры о замене ведутся до сих пор за закрытыми дверями, но поступают сообщения, что Хаменеи дали список из трех кандидатов, из которых он может выбрать своего преемника. Формально выбор преемника осуществляется советом из 87 экспертов, но большинство из них являются верными сторонниками Хаменеи.

В сообщениях иранских СМИ упоминается, что в список входит  сын Хаменеи Моджтаба, чей главный недостаток заключается в том, что он не является выдающимся священнослужителем.

До недавнего времени в числе тех, кто считался достойным кандидатом, был Садек Лариджани, брат ушедшего в отставку спикера, который был главой судебной власти. Однако его статус был подорван в конце 2019 года, когда всплыли некоторые коррупционные дела с участием его заместителя.

Насыщенная политической конкуренцией борьба за власть вызывает сомнения в возможности изменения радикальной риторики властей Ирана. Практическая проверка намерений Тегерана будет заключаться в том, что делается на местах. Предполагается, что Иран не стремится к военной конфронтации с Соединенными Штатами. Однако отдельные нападения проиранских ополченцев в Ираке на американские цели или атаки судов в Персидском заливе могут вывести Иран на смертельно опасный путь, где президентская гонка будет диктовать степень эскалации.

Цви Барэль, «ХаАрец», В.П.

Фото: Sputnik Alexei Druzhinin Kremlin via Reuters˜

detaly.co.il/rouhani-5

Посмотреть также...

Либерман подает законопроект, который призван обеспечить безопасность государства

11/25/2020  11:25:44 Председатель партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман заявил, что в последние месяцы происходит …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *