Великая операция «Исповедь» с участием неизвестных чекистов, знаменитого ЗК, и «Сталинских соколят».

Реклама

10/02/2022  19:45:59

Спецоперация «Исповедь» началась осенью 1941 года, когда немцы вплотную приблизились к Москве, а завершилась в победном 1945-м.

Поздней осенью 1941 года немцы подошли к Москве, и советское правительство эвакуировало иностранные дипмиссии в относительно безопасный Куйбышев. Здания иностранных посольств опустели, за исключением охраны. По понятным причинам это были объекты повышенного интереса со стороны органов госбезопасности. Не исключением было Посольство США.

К началу 1942 года немцы были отброшена от Москвы, и дипломатам разрешили возвратиться в столицу. Нижний этаж американского Посольства к этому времени были плотно оборудован прослушивающими устройствами, а вот верхние этажи дипломатического представительства оставались неприступными.

Даже во время пожара сотрудники НКВД в форме пожарных не могли подняться выше первого этажа. У охраны была однозначная установка: «Посольство пусть сгорит дотла, но посторонним вход запрещен».

Итак, зона верхних этажей, где находится кабинет посла, была для советских чекистов закрытой. Между тем по уровню значимости и степени секретности переговоров, ведущихся в этом кабинете, он уступал разве что Овальному кабинету Президента США.

И.В. Сталин и Гарриман.

И.В. Сталин и Гарриман.

В конце 1943 года в Кремле появились первые подтверждения разведданных о сепаратных переговорах дипломатов США с представителями «стран Оси».

Интерес к зданию американского Посольства усилился. В это же время Нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия доложил Председателю ГКО товарищу Сталину о совершенно новой, уникальной системе съема информации, предложенной и сконструированной в одной из «шарашек». Заключенный Термен изобрел и сконструировал устройство для подслушивания, которое назвал эндовибратором.

Маленькое цилиндрическое устройство без элементов питания на основе высокочастотного резонанса из пластмассы и металла позволяло снимать информацию с расстояния в несколько десятков метров.

В свое время Лев Сергеевич Термен был знаменит в молодой Советской республике как физик, изобретатель, создатель диковинных электромузыкальных инструментов. В 1927 году уехал в Германию с концертами, где параллельно выполнял задания советской разведки.

Лев Сергеевич Термен (1896-1993).

Из Германии его «перевели» в США. Для разведки была весьма полезна его концертная деятельность и, как следствие, общение с широким кругом лиц, в том числе с носителями секретов. Термен работал по направлению утечки информации из военно-технологических и индустриальных предприятий Америки. В то же время свободно вел светскую жизнь, танцевал, жуировал и всячески развлекался. Одновременно занимался тем, к чему лежала душа — музыкой, изобретениями. С головой погрузился в коммерческие проекты.

Термен надеялся на массовое производство в США его изобретений — музыкального прибора терменвокс и других. Ждал, что это принесет ему славу и деньги. Однако, несмотря на всплеск популярности и старания рекламщиков, терменвокс так и не был востребован средним американцем, и мечта Льва Сергеевича зарабатывать на нем большие деньги оказалась призрачной. Избалованная публика быстро забыла вчерашнего любимца.

В Америку стекались все мозги мира, жизнь кипела, делало первые шаги телевидение. По примеру Зворыкина пытался заниматься новинкой и Термен, но даже приблизиться к успеху конкурента ему не удалось.

Много лет Лев Сергеевич, кроме щедрых гонораров от советской разведки, получал доходы от выступлений, и мог себе позволить жить на широкую ногу. Одевался как денди, имел «Кадиллак» и свою студию. Водил знакомства с богатыми и знаменитыми, от Джоржда Гершвина и Эйнштейна до Рокфеллера и Дюпона, был членом клуба миллионеров.

О работе по линии разведки, в отличие от светской жизни, вспоминал мало, уложился в несколько абзацев: «У меня была придумана своя тактика: чтобы вызнать что-нибудь новое, тайное, нужно предлагать что-то новое собственное. Когда показываешь свое новое изобретение, легче узнать о том, над чем они работают.

Конечно, удавалось узнавать требуемое, однако, задания казались мне простыми: например, имеется самолет номер такой-то, говорят, нужно узнать диаметр глушителя. Зачем это нужно, мне было непонятно. Большинство вопросов, которые мне поручались, были несущественными.

По словам Термена, раз в неделю два-три юноши поили его водкой в ресторане, а он рассказывал всякие секретные вещи

Немудрено, что такое отношение к заданиям, да еще и «потеря» информаторов в итоге привело к утрате к нему интереса со стороны разведки. В то же время все коммерческие проекты Термена проваливались один за другим, а долги росли, как на дрожжах.

Не добившись ни славы, ни денег, Лев Сергеевич наконец запросился домой, объяснив, что мечтает быть полезным на Родине. Оставил суматошную Америку, и имея при себе две тоны багажа, в сентябре 1938-го покинул берега Гудзона на грузовом теплоходе «Старый большевик».

Великая операция "Исповедь" с участием неизвестных чекистов, знаменитого ЗК, и "Сталинских соколят".

В Москве почему-то ожидал, что ему «дадут лабораторию» , но никто ничего «давать» не собирался. Так и мыкался несколько месяцев без работы, а в марте 1939-го Термена арестовали.

О причинах он написал в мемуарах туманно: в Америке получил по почте журнал с приглашением вступить в какое-то фашистское общество, а потом жена познакомила с каким-то молодым человеком, который впоследствии оказался руководителем этого самого общества, а жена — участником общества…

По тексту заметно, что Лев Сергеевич сильно не договаривает. Вместе с тем, учитывая тяжелые статьи УК, (вплоть до измены Родине), он отделался сравнительно небольшим сроком — 8 лет ИТЛ. Несколько месяцев отбывал на Колыме, официально числился в бригаде строителей -дорожников. Колымский эпизод описывал в мемуарах, как и полагается, красочно, с упоминанием «шаг вправо, шаг влево- расстрел». Да уж, если бы рабочую силу так легко пускали в расход, то кто бы остался работать на благо страны…

Еще вспоминал, что внедрил в бригаде кой-какие технические новшества, которые увеличили производительность труда в шесть раз, отчего заключенные стали получать дополнительные пайки. К слову, ЗК работали не за пайки, а за вполне реальную зарплату. Да и тачку Термен не таскал, а руководил художественной самодеятельностью. Да-да, в той самой чудовищной системе заключенные играли «на кларнете и трубе»…

Суровость колымской зимы Лев Сергеевич не успел прочувствовать, поскольку вскоре его перевели в структуру Особого технического бюро НКВД — в одну из тех самых «шарашек». Здесь после работы заключенные могли немного гулять, спали на чистом белье и работали по специальности.

Великая операция "Исповедь" с участием неизвестных чекистов, знаменитого ЗК, и "Сталинских соколят".

Лев Сергеевич работал в Свердловске, в научно-исследовательском центре, где производилась особая аппаратура: взрыватели авиабомб для подрыва объектов на малой высоте над поверхностью земли, разрабатывался первый в стране образец радиопеленгатора для ночного боя и т.д. Термен же занимался миниатюрными устройствами для целей разведки.

Так мечта сделать что-нибудь полезное для Родины сбылась, и работа шла весьма успешно. Термен изобрел аппаратуру системы «Буран» для прослушивания разговоров в помещении с помощью радиолуча, отражаемого от оконного стекла. И еще уникальное изделие, не требующее для своей работы источника питания. Тот самый эндовибратор. Позже он получил имя «Златоуст».

Итак, наступил звездный час Льва Сергеевича. Его изобретение могло принести огромную пользу Родине. Но применить его оказалось не так-то просто. Этим занялись люди, чьи имена остались неизвестными.

Задача организации прослушки распадалась на две сложные составляющие: пронести прослушивающую аппаратуру на недоступные верхние этажи посольства и установить в кабинете посла.

К декабрю 1943 года техническая часть задания была выполнена: микрофон уникальной конструкции успешно прошел необходимые испытания. Многоходовая операция «Исповедь», вооружившись уникальным «Златоустом», вступала в фазу планирования и подготовки. На дворе стоял 1944 год. План был простой: подарить мистеру Гарриману сувенир с вмонтированным прослушивающим устройством

Великая операция "Исповедь" с участием неизвестных чекистов, знаменитого ЗК, и "Сталинских соколят".

План простой, а задача сложная. Нужно было так подготовить подарок-сувенир, чтобы у американских специалистов не возникло никаких подозрений, что в подарок вмонтировано подслушиваемое устройство — ведь подарок будет тщательно осмотрен и обследован. Плюс к этому должна была быть уверенность в том, что Гарриман не отдаст сувенир подчиненным, не оставит в комнате для подарков, а точно оставит в своем кабинете.

Специалисты НКВД погрузились в изучение личной биографии, пристрастий и хобби Гарримана. И нашли именно то, что нужно: дипломат был страстным коллекционером дорогих и уникальных поделок из редких и драгоценных пород дерева, знал в них толк. Даже фотография жены на рабочем столе Гарримана была вставлена в деревянный багет, изготовленный русскими мастерами.

Страсть дипломата чекисты использовали в интересах государственной безопасности СССР. «Жучок» решили вмонтировать в один из эксклюзивных деревянных предметов, а сам предмет передать в виде подарка.

Один из кабинетов НКВД СССР превратился в филиал музея. Деревянные скульптуры, поделки и сувениры, от древних до современных — матрешки, гармоники, короба русских коробейников, скифский щит из черной ольхи, корзина для бумаг из ноги слона и т. д.

Все собранные сувениры и подарки тщательно изучали технические специалисты. Для «Златоуста» требовались особые условия, которые позволили бы не только установить «жучок», но и добиться его действия с максимальной эффективностью. Специалистов не вдохновлял ни один из потенциальных подарков — либо сувенир не подходил по техническим параметрам, либо не было гарантии, что посол оставит его в кабинете.

Мозговой штурм завершился идеей подарить Большую печать США — государственную эмблему. Сувенир предлагалось выполнить в виде лицевой стороны Большой печати — герба США, изготовленного из дорогих и экзотических сортов древесины.

В лабораториях спецтехники НКВД СССР была проделана колоссальная работа, были изготовлены десятки макетов герба США разных размеров и объемов. Использовались присылаемые по запросу главы НКВД СССР образцы уникальных и экзотических пород дерева.

Одновременно в другой лаборатории, в «шарашке», испытывали новый уникальный «жучок», встраивая его в предлагаемые образцы Большой печати США. «Златоусту» предстояло пробить оборону в системе безопасности посольства США.

В конце 1944 года наркомвнудел доложил Верховному о полной готовности американского герба, внутри которого было вмонтировано уникальное специзделие подслушивания «Златоуст». Серия проведенных практических испытаний показала, что устройство гарантированно работает качественно. Спецоперация «Исповедь» вошла в решающую фазу. Были назначены место и время вручения подарка Гарриману.

С 4 по 11 февраля 1945 года в Ялте проходила встреча глав стран-участниц антигитлеровской коалиции. Добрые улыбки и рукопожатия скрывали тайны каждого лидера. Черчилль беспокоился о «красной угрозе» для Европы, у Рузвельта был почти завершенный «Манхэттенский проект». Кстати, об этом проекте Генералисимус знал, но молчал, поскольку у него для американских союзников была подготовлена своя маленькая тайна — тот самый сувенир со «Златоустом» внутри.

На фото 4-й слева — Посол США в СССР Аверелл Гарриман, 6-й слева — министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден, 7-й слева — государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус.

На 9 февраля 1945 года была запланирована церемония открытия второй очереди пионерского лагеря «Артек», на которую от имени пионеров пригласили Сталина, Рузвельта и Черчилля.

По протоколу главы государств могли послать к советским пионерам полномочных представителей. Так и получилось, лидеры вежливо отказались, — Крымская конференция еще продолжила свою работу,- а в «Артек» поехали послы с подарками для детей.

В Ялте.

На следующий день, утром 9 февраля, на территорию «Артека» въехал кортеж автомобилей с высокопоставленными советскими и иностранными политиками, чиновниками, сопровождающими лицами и охраной.

Гостей встречала дружина «Сталинские соколята». Пионеры в белоснежных рубашках выстроились на торжественную линейку. Звучали приветственные слова, поздравления, а затем началась церемония вручения подарков. Дети улыбались, танцевали и пели, дарили гостям доставленные специальным авиарейсом из Сухуми свежесрезанные розы.

Послы как будто старались перещеголять друг друга в щедрости. Артековцы, в свою очередь, тоже вручили свои подарки. Что подарили англичанам, в истории даже не сохранилось. А вот при вручении сувенира американскому послу кто-то, вероятно, затаил дыхание…

Для начала хор пионеров на прекрасном английском языке дружно начал исполнять гимн США. На флагшток поднялся американский флаг, а четверо мальчиков с гордым видом понесли в сторону Аверелла Гарримана сверкающий лаком огромный герб США.

Приветствуя гимн и флаг своей страны, мистер Гарриман был тронут до глубины души. И в такой торжественной обстановке принял от ребят сувенир.

К гербу прилагался сертификат, подписанный Председателем Президиума Верховного Совета СССР товарищем Калининым. Переводчик перевел послу текст сертификата — герб изготовлен пионерами «Артека» из драгоценных пород дерева: самшит, сандал, секвойя, черное и красное дерево, черная ольха, парротия персидская, слоновая пальма…

По легенде, принимая роскошный дорогой герб, посол восторженно восклицал: «Какая красота! Куда я могу повесить это чудо?» А советский переводчик Валентин Михайлович Бережков, который был одним из немногих, кто был в курсе подоплеки, посоветовал: «Повесьте герб в рабочем кабинете. Британцы просто умрут от зависти».

Тем временем в Москве операция развивалась по плану. Из двух соседних зданий рядом с американским посольством выселили жильцов, а в их квартирах разместились оперативные сотрудники НКВД СССР, технический персонал и специалисты.

В течении последующих семи лет «Златоуст» не был обнаружен. За это время в посольстве сменились четыре посла. Каждый из них менял ремонтировал кабинет, менял мебель и все предметы вплоть до чернильных приборов и штор, но сувенир от сталинских соколят не менял своего положения над столом.

Подмену жильцов в соседних зданиях никто в посольстве не заметил. Новые жильцы имитировали обычную жизнь: женщины ходили в магазины, стирали белье, спорили и сплетничали , мужики по выходным собирались во дворе, забивали козла, пили водку, а напившись, пели.

В это же самое время, в домах работал технический персонал и специалисты, обеспечивая бесперебойную работу «Златоуста», принимая радиосигналы и записывая передаваемую им информацию на магнитную пленку.

Представитель США в ООН демонстрирует герб.

Каким же образом удалось обнаружить «Златоуст»? Есть несколько версий. Первая — утечку информации заметили случайно, когда герба понесли на реставрацию — дерево рассохлось и выдало местонахождение специзделия. Вторая — информацию о каком-то устройстве, передающем секретные сведения, выдал завербованный подполковник ГРУ НКГБ СССР Петр Попов. Третья — забило тревогу ЦРУ, обнаружив «устойчивый канал поступления информации из московского посольства», после чего техники-специалисты разобрали герб и нашли «Златоуста».

Официальная версия — четвертая. В 1951 году и 1952 годах, осуществляя наблюдение за советской радиосвязью, британская разведка перехватила разговоры, который навели на подозрение в прослушке посольства «кузенов». И опять-таки, провели генеральную уборку…

Заглянули и в внутрь герба, но никто из технических специалистов не поверил, что обнаруженная проволока и мембрана и есть прослушивающее устройство. Было сделано предположение, что это — муляж, установленный, чтобы отвлечь внимание от реального специзделия и пустить американцев по ложному следу.

Впоследствии американцы признали, что концепция обнаруженного устройства стала настоящим рывком и революцией в технике подслушивания, а специалисты ЦРУ поняли, что отставание от СССР в области спецтехники надо срочно наверстывать.

Найденному изделию присвоили кодовое наименование «Нечто», его отправили в Штаты, где скопировали для ЦРУ и ФБР. Понять, как работает «Нечто» никто долго не мог. Разгадку нашли «кузены» в Ми-5, и там даже изготовили подобное устройство, потратив на это «всего» полтора года.

Однако все это было в тайне, о прослушке американцы молчали вплоть до 1960 года. И только когда 1 мая 1960 года в районе Свердловска советские ПВО сбили американский самолет-шпион с летчиком Фрэнсисом Пауэрсом, Вашингтон сделал ответное заявление об использовании органами КГБ СССР прослушивающего устройства в посольстве США.

На заседании ООН представитель США тряс гербом и микрофоном. Вещдоки показали и на заседании Совета Безопасности ООН . Внимательно выслушав американцев, представитель Индии попросил сделать копию микрофона, чтобы показывать на родине во время своего доклада о зловещей истории с прослушиванием. Эти слова индийского дипломата поставили точку в истории с прослушиванием -американские дипломаты больше не выступали по этому вопросу.

В настоящее герб и специзделие «Златоуст» находятся в Музее ЦРУ в Лэнгли. А начиная с 1960 года, ни один учебник по истории разведки и контрразведки не обходится без главы, специально посвященной спецоперации «Исповедь».

У Термена все сложилось хорошо. За отличную работу Лаврентий Павлович Берия представил его на награждение Сталинской премией II степени 1947 года. Но Сталин, который лично проверял списки кандидатов, внес поправку — «I степень». При Хрущеве Льва Сергеевича реабилитировали (все, как полагается), а потом он еще долго жил и писал мемуары.

dzen.ru/a/YzLq_ILRvgT2u14Y?&

Посмотреть также...

«На кону этих выборов гораздо больше, чем состав следующего правительства…»

10/02/2022  13:42:42 Депутат Кнессета Элина Бардач-Ялова «На кону этих выборов гораздо больше, чем состав следующего …