Подразделение 5353 - БПЛА "Рохев Шамаим" (Sky Rider). Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

Кто и как наводит на цель беспилотники ВВС Израиля

Реклама

10/06/2022  11:10:54

«Насколько бы автоматизированными ни становились эти системы, управлять ими всегда будет человек».

Источник:Детали

Командир учебной части беспилотных летательных аппаратов, 42-летний подполковник Р. завершает свое пребывание в этой должности и вскоре выйдет в запас. В Военно-воздушных силах Израиля его называют одним из главных героев многих секретных операций. За минувшие 20 лет Р. повидал многое: он принимал участие и в планировании дерзких вылазок далеко за пределами Израиля, и в войнах, проходивших у наших границ.

Свою армейскую службу Р. начал в 2000 году с прохождения летного курса. Однако спустя полтора года его перевели в подразделение радиоуправляемых самолетов. В 2002 году в ходе операции «Защитная стена» он уже выполнял боевые задачи в рамках своей новой должности. Во время операции «Дни покаяния» в 2004 году Р. и его товарищи привели ЦАХАЛ к смене концепции использования беспилотных летательных аппаратов — для оказания помощи наземным силам.

Во Второй ливанской войне Р. был заместителем командира эскадрильи радиоуправляемых самолетов, а во время операции «Несокрушимая скала» его назначили ответственным в оперативном штабе ВВС за их применение. После этого Р. стал командиром 161-й эскадрильи, на вооружении которой находятся БПЛА «Гермес-450» производства компании «Эльбит». Эти беспилотники предназначены и для атаки целей противника, и для сбора разведывательной информации. И три последних года Р. командовал учебной частью, где военнослужащих обучают управлению БПЛА.

«К выпускникам нашего курса мы предъявляли три основных требования, — рассказывает подполковник Р. — Каждый из них должен был уметь управлять беспилотником, работать в составе группы и читать картину наземного боя с воздуха. Сначала наши курсанты учились управлению БПЛА, затем пробовали себя в качестве командиров самолетов — выполняли учебные задачи, принимали решения в условиях неопределенности, руководили работой подчиненных. На следующем этапе учебы они командовали уже двумя или более беспилотниками одновременно.

Да, тот, кто управляет БПЛА, не рискует своей жизнью, но он серьезно влияет на происходящее на поле боя. У него должен быть характер настоящего бойца. Мы говорим, что воюем с воздуха. Мы сверху наблюдаем за боем на земле, анализируем его и оказываем влияние там, где это необходимо».

В американской армии операторы беспилотников оттачивают свое умение маневрировать в воздухе. В ЦАХАЛе принята иная система обучения. Израильские операторы беспилотников концентрируются на сборе разведданных и нанесении ударов. Управление БПЛА практически всегда — автоматическое.

«Количество задач, стоящих перед военнослужащими, значительно увеличилось, — говорит Р. — Соответственно возросла и лежащая на них когнитивная нагрузка. Мы получаем множество информации, в том числе и от участников идущего на земле боя. Оператору БПЛА доступны более 20 каналов связи. Он должен понимать, кого ему слушать в каждое мгновение боя. Иногда мы управляем одновременно четырьмя беспилотниками. Насколько бы автоматизированными ни становились эти системы, управлять ими всегда будет человек. Мы учимся соответствовать новой технике и новому времени».

Подразделение 5353 - "Рохев Шамаим" - РОХАШ - БПЛА Skylark-1 компании "Эльбит",название в ЦАХАЛе - "Рохев Шамаим" (Sky Rider). דובר צה"ל

Подразделение 5353 — БПЛА «Рохев Шамаим» (Sky Rider). Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

— Кому передает собранные данные оператор БПЛА?

— Представителям разведки. А руководят нашей работой штаб ВВС и Оперативное управление Генштаба. Они возлагают на нас различные задачи. А во время чрезвычайных ситуаций нашими действиями руководят командиры бригад, батальонов или рот.

— Как операторы БПЛА справляются с падающей на них моральной нагрузкой?

— Мы учим их, как функционировать в самых трудных ситуациях. Невзирая на то, что они видят. Есть разница между членом правительства, который смотрит на экран в зале заседаний, и оператором БПЛА, который видит то же самое, сидя в своем вагончике и принимает непосредственное участие в операции, атакуя цель или проверяя, нет ли поблизости посторонних. И дело не только в моральных дилеммах. Неудачные действия управляющего могут поставить под угрозу успех всей операции. Мы обучаем наших курсантов справляться с этой нагрузкой так, чтобы они просто не замечали ее. Например, в ходе занятий они встречаются с опытными операторами БПЛА, которые рассказывают о критических ситуациях, которые им довелось пережить.

— А что вы сами можете рассказать по этому поводу?

— У меня есть лекция, в которой я рассказывают об операции «Тропические фрукты», проведенной в Хан-Юнесе в 2018 году [в ходе этой операции погиб подполковник спецназа Махмуд Хир Ад-Дин]. Мне пришлось принять в ней участие. Тогда наше спецподразделение попало в крайне тяжелую ситуацию. Я рассказывают курсантам о своих чувствах и мыслях в те минуты.

— До недавнего времени об операторах БПЛА вообще ничего нельзя было рассказывать. Сейчас ситуация изменилась. Кто он — оператор беспилотника?

— То, что занавес немного приподнялся, на самом деле нам помогает. Во время второй ливанской войны мы разбирали некую неудачу нашего подразделения, и оператор БПЛА рассказал о преследующих его тяжелых чувствах. А потом он сказал, насколько давит на него то, что он не может ни с кем поделиться, что ему запрещено говорить о своей службе. И все 90 человек, находившиеся в комнате, его поддержали. Выяснилось, что груз секретности давит на всех.

Один офицер сказал: «Я возвращаюсь домой и не могу рассказать жене, что со мной происходит». Да и я сам вернулся домой после операции «Тропические фрукты», и жена рассердилась на меня — почему так поздно?..

— Что происходит с оператором БПЛА, когда он входит в свой вагончик?

— Он сразу отключается от внешнего мира и переносится на поле боя. Мы видим происходящее лучше, чем пилоты ВВС. Мы видим, как наши солдаты рискуют жизнями, это погружает нас в происходящее там.

Один из наших командиров, бывший боевой летчик, рассказал, что раньше он не мог понять, каким образом операторы БПЛА чувствуют свою причастность к происходящему на поле боя. А теперь ему кажется странным, как он мог этого не понимать. Он говорит, что, управляя БПЛА во время операции «Страж стен», сильнее ощущал происходящее на поле боя, чем из кабины вертолета.

— Кто командует атаками наземных целей?

— Опытные офицеры в звании капитана или майора. Они — главные специалисты в области боевого применения беспилотников.

— Сколько раз вы лично осуществляли подобные атаки?

— Их количество выражается двузначным числом. Я имею в виду те случаи, когда я действовал как оператор БПЛА, а не как командир.

— Какие ошибки может допустить оператор БПЛА?

— Бывают атаки, в результате которых страдают непричастные люди. Мы стараемся избегать подобных ошибок, как только можно. Иногда боевой расчет принимает решение отклонить ракету с заданного курса, чтобы невинные люди не пострадали. Это трудная дилемма. В конце концов, решение остается за командиром.

— Вы можете рассказать о каком-то исключительном случае?

— Беспилотник, оказывавший поддержку с воздуха бригаде «Гивати», засек большую группу боевиков на крыше одного из зданий в Газе. Расстояние позволяло немедленно их атаковать. Но кое-что показалось нам странным, и мы попросили наземные силы проверить подозрительное здание. Оказалось, на его крыше находились не террористы, а наши солдаты.

Источник — Walla!

 

Посмотреть также...

Депутат Кнессета Элина Бардач-Ялова эфире телеканала ITON.TV.

10/06/2022  09:30:25 Депутат Кнессета Элина Бардач-Ялова О предвыборных баталиях, помощи новым репатриантам, борьбе с религиозным …