Как студенты-евреи сталкиваются с антисемитизмом в кампусах американских университетов 

Как студенты-евреи сталкиваются с антисемитизмом в кампусах американских университетов 

Реклама

08/08/2023  13:31:01

Подготовил Семен Чарный 
8 августа 2023

Жизненный опыт  студентов-евреев, сталкивающихся с антисемитизмом в кампусах на территории Соединенных Штатов, зафиксирован в недавно опубликованном исследовании, сообщает журналист The Jerusalem Post Даниэль Грейман-Кеннард.

Исследование, ожидающее рецензирования и опубликованное в American Journal of Qualitative Research, призвано заполнить пробел в научной литературе о дискриминации, с которой сталкиваются студенты-евреи.

Карикатура, иллюстрирующая антисемитизм в США

Исследование показало, что евреи сталкиваются с четырьмя основными проблемами в кампусе. Во-первых, опыт раскрытия или воплощения своей еврейской идентичности. Во-вторых, антисемитизм. В-третьих, чувство отверженности в культурном смысле. Наконец, опыт исключения из групп, выступающих за социальную справедливость, и непризнание статуса меньшинства.

Жизнь евреев в США

Согласно исследованию, в Соединенных Штатах проживает 5,7 млн. евреев, что является самой большой в мире концентрацией евреев.

Однако в исследовании приводится статистика Pew Research Center о том, что к 2050 году большинство американских евреев вернутся в Израиль.

Исследование предполагает, что одной из причин ожидаемой массовой алии является то, что опасения по поводу антисемитизма на евреев оказывают более сильное влияние, чем  устоявшиеся социальные связи.

Новый антисемитизм

Согласно исследованию, в начале 2000-х годов развился новый тип антисемитизма. Этот тип предубеждений сменил расовую теорию, связанную с нацистами, на враждебность по отношению к Израилю и бесчувствие по отношению к евреям.

В новой форме антисемитизма преступления против евреев часто рассматриваются как обычные преступления против людей. Исторические случаи антисемитизма подвергаются расизации как разногласия между белыми евреями и мусульманами-BAME (чернокожие, азиаты и представители иных меньшинств).

Еще одна проблема – отсутствие общепризнанного определения «языка вражды». Это позволяет закодированному языку антисемитизма заполонить онлайн-пространство. Исследователи считают необходимым провести сравнение теорий заговоров XIV века, касающихся евреев и бубонной чумы, с теориями заговора современной эпохи, касающимися евреев и пандемии covid-19.

Авторы исследования ссылаются на статистику Американского еврейского комитета в 2021 году, которая показала, что 24% американских евреев подверглись антисемитским нападкам в учебном заведении. Половина респондентов ответили, что, по их мнению, за последние 5 лет антисемитизм в кампусах усилился.

Опыт  магистрантов-евреев из программы «Консультирование, парная и семейная терапия»

Исследователи собрали данные у четырех студентов, магистрантов-евреев, обучающихся по программе «Консультирование, парная и семейная терапия».

Исследователи, оба преподающие в кампусе, стали свидетелями антисемитских нападок на студентов-евреев. Это и побудило их провести исследование. Одна из них – еврейка, потомок пережившего Холокост – написала, что была вдохновлена ​​на это исследование, почувствовав, что стала жертвой узаконенного антисемитизма.

В анкете участникам задали следующие вопросы:

«Расскажите немного о себе и о том, что для вас значит ваша еврейская идентичность?»

«Сталкивались ли вы с антисемитскими или антиизраильскими выпадами в кампусе в классах или среди сверстников? Если да, приведите примеры».

«Каков ваш опыт общения с персоналом кампуса, профессорами или сверстниками о ваших потребностях как еврейского студента? Пожалуйста, приведите примеры».

«Считаете ли вы, что кампусы и университетский персонал могли бы лучше решать проблемы с антисемитизмом и антиизраилизмом в кампусе, и если да, то как?»

«Что еще вы хотели бы добавить?»

Опыт раскрытия и воплощения еврейской идентичности

Все четыре участника заявили, что не чувствуют себя в безопасности, выражая свою еврейскую идентичность, поскольку опасаются дискриминации со стороны сотрудников университета. Студенты рассказали о том, когда и как решили сообщить о своем еврействе.

Один студент заявил: «Я думаю, что в иудаизме есть такая вещь, как «сидение в шкафу» (т.е. сокрытие своего еврейства)…» Другой отметил, что евреи должны подвергать цензуре или преуменьшать свое еврейство, чтобы быть принятыми доминирующей культурой: «Мы узнали что для полноценного <…> участия в жизни общества нельзя быть слишком евреем».

Каждый из студентов заявил, что антисемитизм так или иначе затронул его жизнь. Одна девушка рассказала о своих бабушке и дедушке, переживших Холокост. Другой студент сообщил, что видел, как его мать подверглась физическому насилию за то, что она еврейка. Он так описал свое раннее осознание антисемитизма: «Знаете, у моей мамы швы на голове от того, что в нее бросали камни <…> потому что она еврейка».

Трое участников считают, что иудаизм как культура или этническая принадлежность невидимы, поскольку рассматривается только как религия.

Столкновение с антисемитизмом

Трое участников исследования ощутили антисемитизм в форме микроагрессии еще в детстве. Они постоянно получали подтверждения тому, что евреи не нравятся обществу.

Один из участников говорит: «Это началось, когда я <…> действительно понял, что люди ненавидят евреев… Когда я стал достаточно взрослым, чтобы понять <…> что такое ненавистнические высказывания».

Второй участник утверждает, что «месседж, который вы получаете, похож на то, что это часть вас, которой вы на самом деле не разделяете, потому что это дает людям причину не только не любить вас, но и хотеть причинить вам боль».

Разделяя это мнение, другой студент описывает ситуацию, которая случилась с ним в выпускном классе: «У меня были некоторые соученики, говорившие, например, что евреи хорошо разбираются в математике, финансах, всяких подобных вещах. Типа, спросите его, он еврей?.. Я слышал, как это прозвучало в классе, и соглашался с таким комментарием, но это… только увеличивало напряжение и мою настороженность к окружающим».

Участница исследования рассказала об оскорблениях, которые она получала в научных учреждениях и в обществе в целом: «В научном мире такие вещи случались. Я всю свою жизнь подвергалась микроагрессии в связи с тем, что меня оскорбительно называли…

Помню, в колледже была девушка, которая всегда переходила со мной на <недопустимый> уровень общения и называла меня «глупой еврейкой». Мы были друзьями, и я сказала ей однажды, что это ненормально».

Участники исследования заявляют, что длительное воздействие антисемитизма приводит к различной степени интернализации антисемитских идеалов и их «нормализации». К такому выводу пришли и исследователи на основании отсутствия реакции участников на неуместные комментарии.

«Я чувствовал себя довольно слабым… Но я думаю, что со мной при этом плохо обращались»

 «Я говорю об этом со смехом, потому что прошел через этот опыт. Для меня это не странно, это то, что испытали мои родители, испытал я, и это было нормально, это было обычным делом».

Исследователи связывают реакцию на антисемитизм с опытом ненависти и дискриминации.

Участники сообщили, что испытали и социальную маргинализацию из-за своего сионизма или даже предполагаемого сионизма.

Один из участников рассказал, что бывший друг заявил ему: «Я видел, что вы поддерживаете ЦАХАЛ, мы не можем быть друзьями».

Когда студенты сталкивались с дезинформацией об Израиле или с тем, что они воспринимали как антисемитизм, они сталкивались также с непониманием. Участники исследования говорят, что их коллеги и начальство считали, что они лучше знают, что такое антисемитизм.

Один из участников говорит: «Поступить в магистратуру, к образованным людям, которые… Вот в чем проблема! Они настолько образованны, что знают о моей собственной культуре лучше, чем я!»

Отверженность в сфере образования

Все участники ощутили на себе, что еврейские взгляды не признаются  и не учитываются в рамках их академических программ. Они испытали дискомфорт от того, что их упрощенно причисляют к расовой категории «белых».

Объясняя эту ситуацию, студент вспоминает: «Когда мы говорим о микроагрессии, я теряю счет этой микроагрессии, с которой ежедневно сталкиваюсь на работе, со стороны сверстников… Но об этом никогда не говорили на занятиях».

Другой говорит: «Моя еврейская идентичность не была законной или ценной частью общения».

Участники рассказывают, что, хотя они хотели обсудить вопросы, связанные с антисемитизмом, с сотрудниками университета, они не решались сделать это.

«Я нервничаю, потому что не чувствую, что университет обязательно поддержит меня», — объясняет один из них.

Один из студентов понимает, что исключение из коллектива было «глубоко укоренившимся из-за отсутствия образования в области иудаизма, и не только отсутствия образования, но и нежелания знать больше».

Другой его поддерживает: «Я сказал: быть евреем небезопасно. А мне говорят: «Ты не знаешь, каково быть черным». Я понимаю, что есть нежелание узаконивать еврейский опыт страданий от угнетения в Соединенных Штатах».

Студенты обсудили распространенное и вредное убеждение, что евреи – белые, а значит имеют все привилегии, связанные с этим расовым ярлыком.

«Это ерунда! Это совсем не говорит о моем опыте, потому что вы его преуменьшаете: да, я женщина, да, я по сути белая, но я не белая. Я никогда не была белой и никогда не буду ею, потому что никто, кто меня ненавидит, не видит меня белой».

«Я не должен сидеть и объяснять вам, как это ужасно. Вы просто должны иметь сочувствие, чтобы признать, что быть меньшинством в любом качестве сложно и без того, чтобы мне давать количественную оценку».

Все участники единодушно описали те тяжелые чувства, которые возникали, когда они вынуждены были защищать себя и других евреев.

Заключение авторов исследования

Авторы завершают свое исследование заключением, написанным в личной тональности: «Трудно количественно оценить тот уровень созвучия, которое я (первый автор. – Ред.) получил, изучая истории участников.

Хоть мое сердце сжалось, когда я узнал о молчании и исключении, я благодарен за то, что слышу теперь неуслышанные голоса. Надеюсь, результаты исследования проникнут в сознание читателя и освободят место за «столом социальной справедливости» и в кампусе для студентов-евреев. В своем стремлении реагировать на институциональный антисемитизм я вспоминаю знаменитые слова Эли Визеля (1986): «Больше всего жертву ранит не жестокость угнетателя, а молчание стороннего наблюдателя».

Как раненый исследователь и такой же еврей, я солидарен с маргинализированными общинами и использую свой голос в науке, чтобы уменьшить страдания от системного угнетения».

lechaim.ru/events/kak-studenty-evrei-stalkivayutsya-s-antisemitizmom-v-kampusah-amerikanskih-universitetov/

Посмотреть также...

“Жертвы должны финансировать защиту террористов?”

“Жертвы должны финансировать защиту террористов?”

07/15/2024  13:10:10 “Если кто-то здесь поддерживает юридическое представительство террористов, встаньте. Если нет, давайте закончим обсуждение” …