Как диктатор Франко построил свой режим на поношении евреев, а затем попытался это скрыть

Реклама

09/11/2023  12:55:19

Подготовил Семен Чарный 

Весной 1937 года в зоне, контролируемой мятежниками генерала Франсиско Франко, была издана книга, пишет журналист The Times of Israel Джей Пи О’Мелли. Посвященная Гражданской войне в Испании, она называлась так: «Война в Испании против большевистского иудаизма». Любопытно, однако, что ни на одной из страниц книги не было упоминания о евреях или большевиках.

Почему же Франко рассматривал Гражданскую войну в Испании как войну против евреев и большевиков? Это главный вопрос, который Пол Престон, британский историк, исследует в своей новой книге под названием «Архитекторы террора: паранойя, заговор и антисемитизм в франкистской Испании».

Обложка книги Пола Престона «Архитекторы террора: паранойя, заговор и антисемитизм в франкистской Испании»

В этом исследовании речь идет о том, как в годы Второй Испанской республики с 1931 по 1936 год, на протяжении последовавшей за ней Гражданской войны и в течение еще многих десятилетий после ее окончания в Испании распространялся миф о том, что евреи и масоны пытались уничтожить испанскую христианскую цивилизацию и замышляли захватить власть над миром.

Автор отмечает, что антисемитизм был повторяющейся темой в испанской истории на протяжении веков, особенно после изгнания евреев в 1492 году, ознаменовавшего начало многовековой испанской инквизиции. Однако только после основания Второй республики в апреле 1931 года антисемитизм начал играть ключевую роль в повседневной политике и общественной жизни Испании, утверждает Престон (среди его книг «Гражданская война в Испании», «Франко», «Хуан Карлос» и «Испанский Холокост»).

«Ультраправые были полны решимости уничтожить Вторую республику и ее программу реформ и стремились оправдать свои усилия. Было использовано такое идеологическое прикрытие, что это борьба не на жизнь, а на смерть в защиту традиционных ценностей Испании от нападения скоординированных сил левых и масонов, руководимых евреями», — рассказывает Престон, профессор истории в Лондонской школе экономики.

Британский ученый, который был посвящен в рыцари покойной Елизаветой II в 2018 году за вклад в британско-испанские отношения, утверждает, что, хотя франкистские силы «воевали в Гражданской войне в Испании не для того, чтобы уничтожить евреев, антисемитская и антимасонская пропаганда послужили их объединению и усилению вражды против Республики».

Гражданская война в Испании продолжалась с 1936 по 1939 год, в ней противостояли друг другу республиканцы, состоящие из либералов, социалистов, коммунистов, анархистов, и баскские, каталонские, а также галисийские националисты. Война унесла жизни 500 тыс. испанцев. В апреле 1939 года лидер националистов-мятежников Франко, который к тому времени узурпировал власть в качестве верховного лидера с диктаторскими полномочиями, опубликовал свое последнее послание о войне. «Националистические войска достигли своих конечных военных целей. Война закончилась», — заявил он.

Престон отмечает, что для повстанцев-националистов Гражданская война в Испании велась с целью отмены образовательных и социальных реформ демократической Второй республики и борьбы с ее культурными вызовами.

Пол Престон

«Но пугало еврейско-масонско-большевистского заговора стало удобным ярлыком для огромного числа левых и либералов, которые <в общественном сознании> были объединены в виде «других» и которых следовало истребить», — говорит он.

Антисемитизм правых в Испании в 1930-е годы способствовал одобрению деятельности Гитлера и нацистов в Германии. Престон рассказывает, что нередко сравнивают то влияние, в котором нацисты обвиняли евреев в веймарской Германии, с влиянием, которым евреи якобы пользовались в средневековой Испании.

«Аналогично деятельность нацистов была представлена как подражание изгнанию евреев  «католическими королями» Изабеллой Кастильской и Фердинандом Арагонским в 1492 году. В обоих случаях речь шла о «необходимых мерах для защиты национальных ценностей и интересов»», — утверждает Престон.

Историк описывает центральную идею еврейско-масонско-большевистской теории заговора как «абсурдную, глупую и нелогичную».

«Что делает все это явно абсурдным, так это тот факт, что в 1931 году евреев в Испании и испанском Марокко было всего около 3000, — продолжает Престон. — Эти цифры удвоились с приходом нацистов к власти. Между 1933 годом и началом Гражданской войны в Испании сюда прибыли еще около 3000 евреев. Но мы говорим о беженцах – людях, борющихся за выживание, а не о тех, кто способен доминировать».

В книге Престона немало места отведено исследованию публичных платформ антисемитов, которые использовались для пропаганды их взглядов в Испании в 1930-е годы и на протяжении многих десятилетий после того.

Наиболее яростными были газеты, поддерживавшие крайне правых: El Siglo Futuro и El Correo Catalán. Впрочем, обличительные речи против еврейско-масонско-большевистского заговора можно было найти и в более консервативных ежедневных газетах, таких как монархическая ABC и католическая El Debate.

Антисемитизм усилился в Испании после 1932 года, когда появились многочисленные испанские переводы «Протоколов сионских мудрецов». Впервые опубликованный в России в 1905 году писателем и мистиком Сергеем Нилусом в качестве приложения к книге «Великое в малом», этот текст изображал евреев как носителей секретных планов по управлению миром путем манипулирования экономикой, контроля над средствами массовой информации и разжигания религиозных конфликтов.

Эти взгляды во многом разделял Франко, «ссылавшийся на «Протоколы сионских мудрецов» как на серьезный исторический документ», утверждает Престон.

Престон приводит многочисленные примеры параноидальной «убежденности Франко в том, что еврейско-масонско-большевистский заговор действительно существует». Так, в апреле 1943 года диктатор отправил Папе Пию XII документ, в котором сообщал: у него есть доказательства того, что «международное масонство и иудаизм приказывают своим последователям проводить программу ненависти против нашей католической цивилизации». Впрочем, Ватикан это не убедило.

Престон утверждает, что религиозный антисемитизм правых франкистов имеет много общего с расизмом Третьего рейха. Он также отмечает, что «с начала Второй мировой войны и до конца 1942 года диктатура Франко не позволяла еврейским беженцам селиться в Испании, даже если они имели испанские паспорта».

Адольф Гитлер и Франсиско Франко на железнодорожной станции в АНДАЕ, Франция, 23 октября 1940 года

В книге цитируются отчеты, опубликованные министерством иностранных дел Испании в январе 1939 года после предложения разрешить 150 тыс. румынских католиков еврейского происхождения поселиться в Испании. Тогдашний посол Испании в Румынии Педро де Прат-и-Суцо отклонил это предложение. «Эти евреи и их приезд в Испанию будут подобны чуме паразитов», — написал он в своем официальном докладе МИД.

Однако Престон подчеркивает, что значительное число жизней евреев было спасено, когда они бежали от нацистского террора через Испанию. После 1940 года от 20 до 35 тыс. еврейских беженцев прошли через нейтральную Испанию, спасаясь от преследований в контролируемых нацистами регионах Европы: некоторые тайно, другие с неохотно выданными разрешениями.

Некоторым евреям был разрешен транзит, но не дано разрешение на проживание. Еврейские беженцы, которым удалось въехать в Испанию без виз, содержались в переполненных лагерях для военнопленных с царившей там антисанитарией. Еврейские организации по оказанию помощи были запрещены в Испании, поэтому им не разрешали оказание гуманитарной помощи беженцам.

Престон отмечает: в июне 1941 года министерство иностранных дел под руководством Серрано Суньера проинформировало испанских консулов в Греции и на Балканах, что испанское правительство не признает местных евреев-сефардов испанскими гражданами и им не может быть предоставлена консульская защита.

«Режим Франко позволял гестапо захватывать немецких евреев и других беженцев <на территории Испании> и возвращать их в Третий рейх, — рассказывает Престон. — Тот факт, что многие евреи выжили, перебравшись в Испанию, лег в основу мифа о доброжелательном отношении Франко к евреям».

В апреле 1945 года профашистская пресса Франко объявила о смерти Адольфа Гитлера так, «как если бы он героически погиб в бою, — говорит Престон. — Утверждалось, что ужасы немецких лагерей смерти были следствием хаоса поражения».

Однако, как это ни странно, после Второй мировой войны Франко приложил значительные усилия, чтобы «снискать расположение Всемирного еврейского конгресса и евреев Израиля». «Все это была ложь и пропаганда, и только с тех пор, как волна успехов стран Оси начала сходить на нет, Франко столкнулся с необходимостью лгать <о своем антисемитизме> в сочетании с тем фактом, что он нуждался в финансовой и политической помощи Соединенных Штатов», – продолжает Престон.

Он также повествует о том, как почти через два года после смерти Гитлера Франко, под псевдонимом Яким Бур, написал серию из антисемитских и антимасонских статей в фалангистской ежедневной газете Arriba.

Первая статья появилась 14 декабря 1946 года, через два дня после того, как пленарное заседание Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций исключило Испанию из всех зависимых от нее органов. Франко, под псевдонимом, написал, что «иудаизм ненавидит католическую религию» и «именно горстка евреев стала мишенью немецкого расизма, что побудило союзников начать войну».

«То, что Франко назвал Шоа «преследованием горстки евреев», «нарушивших расовые законы», продемонстрировало его безразличие к убийствам миллионов евреев, если не одобрение этого», — говорит Престон.

«Антисемитизм был ключевой частью наследия диктатуры Франко», — резюмирует он. Несмотря на жесткую в целом цензуру режима, он 12 раз разрешал переиздание «Протоколов сионских мудрецов» наряду с другими антисемитскими произведениями. Длилось это до самой смерти Франко в возрасте 82 лет в 1975 году.

Вступление Испании в НАТО и Европейский союз в середине 1980-х годов завершило переход страны от диктатуры к демократии. Но наследие фашистской диктатуры остается значительным. Престон упоминает митинг, состоявшийся в феврале 2021 года на кладбище Альмудена в Мадриде, где были выставлены флаги с нацистской символикой и плакаты с антисемитскими лозунгами. Целью митинга было почтить память испанских добровольцев, погибших в сражениях на стороне Германии в Советском Союзе в годы Второй мировой войны.

«Нет сомнений в том, что франкизм жив и после смерти Франко, — говорит Престон. — Сегодня в Испании нет недостатка в профранкистских книгах, до сих пор существует Национальный фонд Франсиско Франко. Было бы трудно представить себе фонд Адольфа Гитлера в Германии…»

Посмотреть также...

«Многие нападки на нас исходят от прогрессивных левых», — говорит британская еврейская актриса.

02/20/2024  14:06:33 Трейси-Энн Оберман рассказала Би-би-си, что после получения угроз она находится под круглосуточной охраной. …