Горячие новости

ЗНАТЬ ВРАГА В ЛИЦО. ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Реклама

02/23/2024  12:24:05

Учения ЦАХАЛа, на которых в качестве возможного противника выступали еврейские поселенцы, вызвали взрыв возмущения у сторонников национально-религиозного лагеря.

В ходе учений среди прочих отрабатывался сценарий, по которому в ответ на убийство террористами еврейского младенца поселенцы поджигают машины в арабской деревне, а затем возвращаются на форпост, похитив палестинца. В учениях принимали участие бойцы спецподразделения “Дувдеван” и сотрудники ШАБАКа.

В то же время несколько резервистов и военнослужащих срочной службы отказались участвовать в учениях, заявив, что не желают видеть врагов в своих братьях-евреях, и уж тем более в то время, когда в секторе Газы и на Севере идет война с истинными врагами еврейского государства.

Узнав о случившемся, председатель Совета поселений Иудеи и Самарии Шломо Нееман и другие лидеры поселенческого движения резко осудили ответственных в командовании Центрального округа ЦАХАЛа за организацию и проведение учений по подобному сценарию, и обратились к главе правительства и министру обороны с требованием “провести проверку в командовании Центрального округа, которое во многих аспектах этой войны ведет себя абсурдно, кульминацией чего является этот унизительный учебный сценарий”.

“Никто не связан с армией так, как жители Иудеи и Самарии и никто не вносит в безопасность Израиля такой вклад, как мы. Сегодня в любом поселении нет дома, мужчины которого не были бы на передовой, а в некоторых семьях на фронте одновременно находятся отец и несколько сыновей. И в этой ситуации нам плюют в лицо и объявляют нас врагами”, – заявил Шломо Нееман.

Глава Совета поселений также отметил, что подобным сценарием армия явно содействовала объявленной США и ЕС кампанией демонизации поселенцев и действовала, руководствуясь исключительно политическими соображениями. Таким образом, начатая год назад политизация армии продолжается, и события 7 октября никого ничему не научили.

Пресс-служба ЦАХАЛа в ответ поначалу заявила, что ЦАХАЛ не отрабатывал сценарии, представляющие жителей поселений в качестве врагов, и, видимо, произошла какая-то ошибка. Однако после того, как СМИ были представлены свидетельства военнослужащих и переписка участников учений, пресс-службе и начальнику Генштаба пришлось изменить версию.

“Проводившиеся вчера учения были призваны подготовить наши силы к действиям в самых различных ситуациях с целью повышения их боеготовности. Однако указанный сценарий не должен был рассматриваться, и это было ошибкой. Мы проведем расследование и сделаем выводы. Мы приносим извинения всем, чьи чувства были задеты”, заявил Герци Галеви.

Ранее глава правительства Биньямин Нетаниягу заявил, что сценарий, отрабатываемый ЦАХАЛом “был надуманным, неуместным и полностью оторванным от реальности” и потребовал от руководства ЦАХАЛа ответов и проведения расследования.

Лидер “Махане Мамлахти” Бени Ганц в ответ обвинил премьера в “нанесении ущерба ЦАХАЛу и сплочённости израильского народа в политических целях” и заявил, что Нетаниягу “должен принести извинения армии и всем гражданам страны”. Однако после извинений начальника Генштаба этот призыв выглядел более, чем странно: выходило, что премьер должен извиниться за то, что Галеви был вынужден извиниться за ошибку.

Скандал, между тем, продолжается. Группа резервистов, только что вернувшихся из сектора Газы, обратились к командованию ЦАХАЛа с требованием ускорить проведение расследование инцидента и отправить в отставку тех, кто совершил “ошибку”, которая уже признана таковой высшим командованием. Кого именно резервисты хотят видеть отправленным в отставку не сообщается, но все понимают, что речь в первую очередь идет о командующем Центральным военным округом генерале Иегуде Фоксе.

МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ?

Никто или почти никто из коренных израильтян, разумеется, не знает о существовании старого советского фильма “Белорусский вокзал” и никогда не слышал песни Булата Окуджавы с ее ставшими на нашей доисторической родине почти культовыми словами “А значит, нам нужна одна победа – одна на всех, мы за ценой не постоим”. Однако сегодня почти те же слова звучат на иврите из уст политиков, общественных активистов и прочих “публичных персон”. Проблема лишь в том, что в слова о победе и о том, что мы за ценой не постоим, вкладывается подчас совершенно противоположный смысл. И по пониманию таких простых слов проходит сейчас основная линия разлома внутри израильского общества. Основная – поскольку и помимо нее есть множество других мелких трещин, стремительно разбегающихся в разные стороны.

Многие теперь в Израиле задумывается – о дальнейшем развитии войны в Газе, о характере наших отношений с США, о послевоенном устройстве региона, порядке приоритетов в угрозах существованию Израилю и многие, многие другие.

В то самое время, когда писались эти строки, сотни водителей стояли в пробке, возникшей на тель-авивском проспекте Менахема Бегина, поскольку активисты Штаба борьбы за освобождение заложников периодически, следуя разработанному ими алгоритму, перегораживали его при полном бездействии полиции. “Освободить наших детей любой ценой!”, “Освободить всех сейчас!”, “Немедленно!”, “Нетаниягу – в отставку!” выкрикивали демонстранты, и память в эти минуты невольно отбрасывала меня в 1982 год, когда я, будучи студентом, пытался следить за происходящим в Израиле с помощью “Голоса Америки”. Тогда премьер-министр Менахем Бегин и министр обороны Ариэль Шарон начали войну в Ливане с целью отбросить террористов за реку Литани. И – что там скрывать! – добиться смены режима в Стране кедров на более дружественный Израилю, чтобы таким образом на десятилетия ликвидировать угрозу еврейскому государству с ее стороны. Однако уже вскоре после начала войны, которая, как и любая война, обернулась немалыми потерями, тысячи сторонников левого лагеря вышли на тель-авивские улицы, чтобы потребовать немедленного ее прекращения. “Шалом ахшав!” (“Мир сейчас!”, “Бегина – в отставку!”) скандировали демонстранты. И лозунг стал названием нового политического движения. Движение это, как известно, существует до сих пор, ратует за полное отступление Израиля, как минимум, из Иудеи и Самарии. А в свое время было активным проводником Норвежских соглашений, выхода Израиля из Южного Ливана, одностороннего размежевания с сектором Газы и многих других “замечательных” инициатив. Сорок с лишним лет назад “Шалом ахшав” одержал убедительную победу: Бегин ушел в отставку (что, собственно, и было главной целью протестующих), война была остановлена. И что в сухом остатке? “Хизбалла” превратилась в мощную силу, север Израиля в 1980-2000 годах то и дело подвергался ракетным обстрелам, в 2006 мы получили Вторую Ливанскую войну, в 2022 заключили позорный договор, отдав Ливану часть наших газовых месторождений, ныне сотни тысяч жителей северных населенных пунктов вынуждены были покинуть свои дома, и мы снова думаем о том, как отбросить террористов за Литани. “Мир сейчас!” потом обернулся пролитой большой кровью, и никто не знает, сколько ее прольется еще, если учесть, что многие аналитики считают войну с “Хизбаллой” неотвратимой, а некоторые говорят и о возвращении сирийской угрозы, поскольку Дамаск явно приходит в себя и все больше усиливает свою армию.

Тем временем голоса, требующие вернуть заложников “сейчас” и “любой ценой”, звучат все громче, и эта позиция в последнее время стала основной для ведущей оппозиционной партии “Еш атид”. Лидер оппозиции Яир Лапид повторил ее в ходе встречи с Биньямином Нетаниягу, заявив, что если премьер пойдет на сделку с ХАМАСом и натолкнется при этом на сопротивление правого лагеря, то его партия будет готова войти в правительство, чтобы поддержать сделку, или предоставить правительству “пояс безопасности” извне.

Раскол наметился и внутри коалиции. С одной стороны, явственно звучали голоса о том, что Израиль может и готов заплатить и уже платит высокую цену за победу над ХАМАСом. Но именно за победу, поэтому ситуация, при которой ХАМАС диктует нам условия освобождения заложников и прекращения огня, совершенно недопустима. Одновременно говорили о том, что, возможно, следует сначала снять проблему освобождения заложников, а затем уже продолжить войну. К этому добавлялось нарастающее давление со стороны Египта и США, призывавших Израиль взвесить переданные Катаром предложения ХАМАСа, как можно скорее свернуть или перевести “на медленный огонь” военные действия в секторе и переключиться на решение проблемы на северной границе, а также на поиски “мирного решения израильско-палестинского конфликта”. И именно для достижений этих целей госсекретарь США Энтони Блинкен вновь появился в нашем регионе, посетил Саудовскую Аравию, Катар и Египет, а теперь появился и в “наших палестинах” – с тем, чтобы обсудить предложения ХАМАСа, а также ситуацию с “Хизбаллой” и “Ливаном”.

Многие обозреватели сходятся во мнении о том, что главари ХАМАСа и, прежде всего, Яхья Синуар, попрятавшись в подземные норы, пристально следят за ситуацией внутри и вокруг Израиля и умело ею манипулируют. На прошлой неделе, как известно, в одном из занятых нашими бойцами бункеров были обнаружены указания Синуара тем, кто отвечает в организации за пропагандистскую работу в Израиле. И многие обозреватели выразили удивление тем, что действия Штаба по освобождению заложников явно согласуются с этими указаниями. Это, разумеется, ни в коем случае не означает, что активисты Штаба работают на ХАМАС. Но, похоже, они невольно стали объектом манипуляций террористов.

Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что ХАМАС все последние дни не только не шел на какие-либо уступки, но будучи, по сути, в состоянии загнанной в угол крысы, лишь наращивал цену. И когда он 6 февраля огласил свои новые условия, стало ясно, что они категорически не приемлемы даже для самой умеренной части коалиции. По сути, эти условия – полное прекращение огня на неопределенный срок, вывод ЦАХАЛа из сектора, предоставление всей необходимой гуманитарной помощи и помощи на восстановление сектора; снятие его блокады; освобождение из тюрем свыше тысячи террористов “с кровью на руках” – представляют собой требование о полной капитуляции Израиля. Который в обмен получит заложников, да и то не всех и не сразу. А также “мир сейчас”, то есть сегодня, без всяких гарантий на завтра и послезавтра. Поскольку завтра, как любили говорить до недавнего времени в одной далекой стране, “можем и повторить!” – в смысле, 7 октября.

На фоне наглости погромщиков из ХАМАСа у Израиля осложнились отношения со своим главным союзником. Дело не в том, что Энтони Блинкен, как он заявил, по-прежнему верит в возможность заключения сделки с ХАМАСом и изучит его новое предложение, – в конце концов, такое заявление ни нас, ни США ни к чему не обязывает. Но его требование встретиться с глазу на глаз с начальником генштаба Герци Галеви, выслушать подробный доклад о ситуации в секторе и обсудить различные сценарии дальнейшего развития ситуации вызвали, мягко говоря, недоумение у всех членов узкого военного кабинета и других министров. Никогда прежде американцы не позволяли себе столь явного посягательства на суверенитет Израиля и пренебрежения его правительством. Из требования Блинкена ясно следует, что в Белом доме считают командование ЦАХАЛом чуть ли не подчиненной себе структурой и уж, во всяком случае, отдельным игроком, с которым можно вести переговоры через голову политического руководства страны. И, к сожалению, во многом – в том числе, благодаря усилиям наших СМИ, – у американцев есть основания так считать. Достаточно вспомнить поведение нашего генералитета во время протестов против судебной реформы, когда они постоянно уклонялись от того, чтобы прямо заявить, что армия находится и всегда будет вне политики. А затем, хотя нет никаких сомнений, что основная ответственность за провал 7 октября лежит на руководстве сил безопасности, не выполнивших обязанностей, за которые они получают от налогоплательщика очень немалые зарплаты, наши генералы как-то очень быстро избавились от чувства вины и снова стали уверять общество, что именно они знают, “как надо”. И недавний отказ Герци Галеви явиться по вызову на заседание правительства, а затем появление на заседании с таким видом, будто он делает министрам большое одолжение, свидетельствует о том, что генерал явно спутал, кто у кого находится в подчинении, и забыл, кому он присягал на верность.

Очевидно, у Энтони Блинкена и министра обороны США Ллойда Остина сложилось ощущение, что от генералитета ЦАХАЛа они могут ожидать куда большее понимание, чем от Биньямина Нетаниягу и членов его правительства.

Намерения нынешнего руководства США более чем прозрачны, считает ряд политологов. По их мнению, Байдену крайне важно до выборов предстать политиком, который прекратил войну в Газе, да еще и привел к созданию Палестинского государства и “окончательному урегулированию израильско-арабского конфликта”. Сколько времени такое урегулирование продлится, для него значения не имеет, главное, чтобы оно было сейчас, сегодня. И ради этого следует задействовать все рычаги, какие только возможно. Что США и делают, осуществляя сейчас кампанию против еврейских поселенцев, чтобы окончательно подорвать легитимность существования поселений и подготовить мир и израильтян к их сносу. И ЦАХАЛ, к сожалению, этой кампании активно подыгрывает – без всякого согласования с правительством. Лучшим доказательством тому стали недавние учения в Иудее, где поселенцы изображались в качестве вероятного противника. (На самом деле то, что происходит в Израиле, не так уж сильно сможет повлиять на выборы президента США. Скорее всего, если бы Байден хотел бы дешевого популизма, он бы подержал израильских крайне-правых политиков. – Прим. ред.).

В Вашингтоне, безусловно (и справедливо) считают, что Израиль должен быть благодарен США за оказанную ему помощь и поддержку. Но эта благодарность не дает администрации США права вмешиваться в наши внутренние дела.

Похоже, это хорошо поняли в коалиции. При наличии внутренней напряженности она пока проявляет полное единство по отношению к требованиям ХАМАСа и необходимости продолжать войну. К тому же в последние дни Бени Ганц, Габи Айзенкот и Гидеон Саар изменили свое мнение и по отношению к гуманитарной помощи сектору Газы: теперь они требуют остановить ее, по меньшей мере, до тех пор, пока не будет доказано, что помощь действительно поступает мирным жителям, а не ХАМАСу. При этом Гидеон Саар ссылается на сказанные тем же Блинкеном 17 октября слова: “Если выяснится, что помощь идет ХАМАСу, а не мирному населению, она будет немедленно прекращена!”

В то же время внутри коалиции явно нет единства по отношению к вопросу о возобновлении “мирного процесса” и созданию Палестинского государства. Но его вполне можно отложить на потом. Важно понять одно: сейчас Израиль достиг очередной переломной точки, и решения, которые будут приняты в ближайшие дни, в том числе, и по следам визита Энтони Блинкена, в значительной степени обусловят дальнейший ход событий. Нам всем действительно нужна одна победа, а не то, за что некоторые пытаются ее выдать.

ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ

Недавно одна знакомая пригласила нас с женой отпраздновать свой день рождения в киббуце, находящемся на границе с сектором Газы. Но предупредила, что празднование дня рождения будет необычным – сначала придется немного поработать добровольцами. Как ни странно, идея эта многим пришлась по душе, так что в арендованный знакомой небольшой автобус набилось человек пятнадцать. Самое смешное заключалось в том, что мы даже не знали, как именно называется кибуц, в который мы едем…

Спустя час с небольшим дороги мы были на месте, и вскоре оказались в большой, величиной со спортзал кухне, где уже находилось не менее двух десятков людей, которыми заправляли три шеф-повара (как потом выяснилось, один по молочной, другой по мясной кухне, а третий, соответственно, по блюдам категории “парве”). Было еще несколько профессиональных поваров, каждый из которых руководил своей “производственной” линией.

Работа нашлась всем – надо было резать капусту, морковку, свеклу и другие виды овощей, готовить тесто для выпечки, разделывать мясо для шашлыков, работать у печей с бурекасами, булочками и Бог его знает, с чем еще.

Как выяснилось, мы оказались на одном из “мест передышки” (или, если точно, “станция освежения” – “тахана итроненут”), созданной несколькими жителями кибуца и примкнувшими к ним добровольцами из центра страны еще в самые первые дни войны. На такие “станции” к вечеру после дневных боев стекаются сотни бойцов из Газы, и значит, надо создать им достойные условия для отдыха – как можно вкуснее накормить, помочь выстирать форму, поменять белье, дать им возможность выспаться… На той станции, на которую мы попали, каждый вечер приходит порядка 700 бойцов. Выходило, что мы попали на своего рода самый настоящий пищевой комбинат, на котором за день обрабатывается больше тонны отборного мяса и птицы, и соответствующие количества овощей, выпечки, всевозможных видов дессертов и бутылок с напитками.

Все это закупается за счет пожертвований – как обычных граждан, так и, в основном, двух крупных бизнесменов, которые пожелали, чтобы их имена нигде не упоминались; попросили даже не отвечать на вопрос, являются ли они израильтянами или живут где-то за рубежом. А всю работу на кухне, в прачечной и прочих местах тоже взяли на себя добровольцы, среди которых есть люди самых разных возрастов – от 14-летних подростков до 80-летней старушки, хорошо помнящей день, когда Бен-Гурион объявил по радио о создании Государства Израиль. Но, помимо, постоянного ядра добровольцев, работающих почти ежедневно, каждый день сюда приезжают десятки таких же “спонтанных” добровольцев, как и мы – оказалось, что в последние месяцы среди израильтян стало чуть ли не модно праздновать дни рождения, бар-мицвы, а иногда даже свадьбы на таких вот “таханот итроненут”, где гостям предлагается добровольно поработать для ребят. Желающих не только хватает, но и иногда их оказывается столько, что управляющие этими станциями (кстати, совсем непростая должность!) вынуждены иногда отказывать собравшимся группам.

Первые бойцы появились на станции где-то часов в шесть, а затем пошли, что называется, потоком и стали усаживаться за уже подготовленные для них столы. В это время к столам приглашают и добровольцев, поработавших на кухне. И им не остается ничего другого, как признать, что стейки и кебабы в гриле, да и все прочее, включая салаты, просто великолепны – не хуже, чем в хорошем ресторане. Впрочем, учитывая то, какие повара здесь “кашеварят”, сменяя друг друга и вступая с коллегами в негласное заочное соревнование, это вполне объяснимо.

Как оказалось, подобные “станции для передышки” действуют сегодня не только на юге, в районе границы с Газой, но и на севере, а также Иудее и Самарии.

– С учетом самого нашего стратегического месторасположения уже в первые дни войны к нам обратилось руководство армии с просьбой разместить входящие в Газу и выходящие из нее подразделения, и мы, естественно, тут же ответили, что сделаем все возможное, – рассказала жительница религиозного кибуца Хефец-Хаим и сотрудница регионального совета Сорек Керен Хамиэль. – Все поселки нашего регионального совета мобилизовались для приема дорогих гостей. Спортзалы школ, молодежные клубы и помещения всех домов культуры кибуцев и мошавов были превращены в спальни. Само собой, многие жители открыли для солдат двери своих домов. В пятницу-субботу в семи населенных пунктах нашего совета гостит примерно 3000 бойцов.

В каждом кибуце и мошаве регионального совета Сорек есть действующая 24 часа в сутки кухня, так что, если даже солдат прибудет в три часа ночи, на любой из них ему предложат горячий суп, мясное или молочное меню, чай и кофе со сладостями. Одновременно он может искупаться и переодеться в свежее белье и чистую одежду – пока его форма будет стираться. Каждая женщина того же кибуца Хефец-Хаим загружает стиральную машину не меньше 7 раз в день. Но самое главное действо разворачивается, разумеется, перед субботой, когда бойцов буквально расхватывают по домам.

– Присутствие армии в несколько раз увеличило население нашего округа, а это создало немало проблем с логистикой, – продолжает рассказ Керен Хамиэль. – Например, с той же уборкой мусора. Кроме того, инфраструктура наших населенных пунктов оказалась просто не рассчитана на такую нагрузку, и теперь почти ежедневно возникают проблемы то с водопроводом, то с канализацией. Но на самом деле это все мелочи – мы чувствуем, что мобилизованы так же, как наши дети и мужья, и это придает нам силы.

На севере страны одним из центров по приему действующих на границе резервистов стал поселок Йесод а-Маале, основанный почти полтораста лет назад “русскими герами” Дубровиными. В нем созданы три больших центра для ночевки, через которые ежедневно проходят около 500 военнослужащих. Ну, а главной “точкой питания” для них стало помещение находящейся здесь кулинарной студии “а-Митбах”, которой руководит шеф-повар Ити Коэн. В обычное время на студии проводятся различные кулинарные курсы и семинары, а сейчас здесь посменно работают все женщины Йесод а-Маале, готовящие ежедневно 1500 порций еды для гостящих в поселке солдат и еще 2000 порций, которые развозятся по окрестным базам. Закупка продуктов осуществляется опять-таки за счет пожертвований и – в основном – личных средств местных жителей. А ведь речь идет, по сути дела, опять о самой настоящей кулинарной фабрике, и трудно сказать сколько денег армии экономят вот такие добровольческие инициативы.

– При чем здесь деньги?! – с обидой говорит на последнее замечание Ити Коэн. – И я, и все жители поселка вкладывают в помощь нашей армии свою душу. Главное – чтоб она победила!

В самарийском поселении “Псагот” “Горячий уголок” для солдат действовал всегда. В любое время суток здесь могли появиться солдаты, патрулирующие окрестные поселения, чтобы выпить горячий чай или кофе и немного перекусить. Но с момента начала войны, которая, как известно, сопровождается и активными действиями ЦАХАЛа в Самарии и Иудеи, число проходящих через Псагот и другие поселения военнослужащих резко возросло, и “Горячий уголок” превратился в полноценную кухню, а в поселении были созданы дополнительные спальни для солдат во всех свободных помещениях – помимо того, что многие его жители приняли бойцов у себя дома. Проблему с одеялами, электрообогревателями и запасной одеждой, в которую парни могли переодеться, решили просто: бросили в местных группах сети “Вотсапп” список всего необходимого, и в течение дня собрали все, что нужно, и даже больше того. Ну, а то, чего не хватает, набирается уже по мере необходимости. Например, в том же “Вотсаппе” публикуется объявление “Срочно нужны брюки такого-то размера” – и можете не сомневаться, что в течение часа брюки будут доставлены по указанному адресу. Нечто подобное сейчас происходит и в других поселениях, постоянное присутствие в которых бойцов ЦАХАЛа с 7 октября увеличено до 150-300 человек. Все они содержатся за счет поселенцев, и те довольны – по их словам, сам факт присутствия армии значительно повышает чувство безопасности.

Тысячи военнослужащих принял в эти дни и региональный совет Мерхавим, охватывающий 18 мошавов и кибуцев Северного Негева. Израильтяне называют эти поселки “отеф шель отеф Аза” – “прилегающие к прилегающим к границе с Газой” – и отсюда становится понятным стратегическое значение данного района в нынешней войне. И здесь тоже жители распахнули сердца и двери своих домов перед солдатами, стараясь их как можно вкуснее накормить и заботясь обо всех остальных их нуждах. У большинства семей в поселках совета Мерхавим появились постоянные постояльцы, которые стали чем-то вроде членов семьи – во время краткосрочных отпусков из Газы они направляются прямо в “свои” дома, а на случай, если хозяев не окажется дома, он знают, где лежит ключ, и открывают его сами. Уже завязались дружеские связи между семьями солдат и жителями поселков – они перезваниваются друг с другом, приглашают в гости, и непременно приедут друг к другу – пусть только кончится эта война.

К сожалению, мест в домах на всех не хватило, и все равно пришлось создавать своеобразные временные казармы во всех общественных зданиях.

– Солдаты, приходящие передохнуть после боев в Газе, говорят, что для них это чрезвычайно важно – знать, что в тылу их любят и ждут, что в любой точке Израиля они могут чувствовать себя, как дома, потому что мы и в самом деле все – одна большая семья. Ну, а нам важно знать, что у наших ребят все хорошо и что они могут полностью положиться на свой тыл, – говорит глава Общественного совета мошава Бетах Орит Аарон.

Это и в самом деле важно – ощущать единство фронта и тыла, понимание простой истины, что мы все – члены одной семьи, называемой еврейским народом. И война, которая сейчас идет во всех своих проявлениях является подлинно народной войной…

ЗАЩИТА СТОИТ НЕДЕШЕВО

Гендиректор известной компании по производству дверей с повышенной защитой «Рав-бариах» Идан Зоарец говорит, что в последнее время количество заказов на двери для защищенных от обстрелов комнат выросло в 20 раз по сравнению с прошлыми спокойными временами. Понятно, что компания просто не справляется с таким объемом заказов. Но сама эта цифра, а также общение с клиентами невольно наводит Идана Зоареца на мысль, что израильское общество продолжает находиться в состоянии массового психоза.

– Наше головное предприятие находится в южной промзоне Ашкелона, и, понятное дело, мы с первых же дней оказались под обстрелами, – говорит Идан Зоарец. – Многие из наших рабочих жили в Сдероте и приграничных с Газой мошавах и после начала войны были эвакуированы. Несмотря на все это, мы продолжаем работать, и многие работники приезжают на завод, но рабочих рук все равно не хватает. Да и даже если бы мы работали на максимальную мощность, мы все равно были бы не в состоянии справиться с таким обилием заказов. Наши техники по ремонту или установке дверей и окон для защищенных комнат расписаны на два месяца вперед, так что мы просто перестали давать какие-то обязательства по дате выполнения заказов, просто говорим: «Чем раньше вы сделаете заказ, тем быстрее его получите!». К сожалению, нередко эти слова вызывают либо взрыв негодования, либо мольбы и слезы, и в этот момент начинаешь понимать, что, несмотря на то, что со времени террористической атаки ХАМАСа прошло немало времени, многие до сих пор страшно напуганы, втайне бояться повторения событий 7 октября, и потому хотят установить в защищенных комнатах двери и окна самой последней модели, которую просто невозможно взломать. Немало просьб и об установке подобных входных дверей, способных преградить террористам путь в дом. Надо заметить, что надежные двери и окна в защищенные комнаты 7 октября и в самом деле спасли немало жизней – террористы так и не смогли проникнуть внутрь этих помещений, хотя применяли для взлома даже гранаты.

Зоарец рассказывает, что в первые дни после войны к ним поступило немало обращений сделать двери для защищенных помещений, которые бы плотно запирались изнутри – так, чтобы снаружи их невозможно было открыть. Они выполнили несколько таких заказов, но одновременно послали запрос в Службу тыла с вопросом, отвечает ли подобный замок стандартам, принятым для защищенных помещений. Ответ был однозначным: нет! Нет – поскольку, если здание подверглось ракетному обстрелу, то запираемая только изнутри комната может превратиться в смертельную ловушку для всех, кто в ней находится. Так что больше «Рав-бариах» такие двери не делает.

Стоит заметить, что «Рав-бариах» – самая известная, но отнюдь не единственная компания, производящая двери для защищенных комнат, но произведенная проверка цен показала, что цена на такие двери у всех производителей недешева и колеблется от четырех до двенадцати тысяч шекелей. Если вам нужно еще и установить специальное окно для такой комнаты, то можете быть уверены, что в итоге ее переоборудование обойдется вам порядка 20 000 шекелей.

Но дело в том, что согласно статистике, «защищенные комнаты» есть в квартирах и домах лишь у 28% населения страны – по той простой причине, что обязательное требование при строительстве дома оборудовать каждую квартиру защищенной комнатой появилось только в 1992 году, после памятной многим Войны в Заливе, а реально стало неукоснительно выполняться только в 1995.

В связи с этим мы решили узнать, а можно ли создать такую комнату в тех домах, где она не имеется – хотя бы для того, чтобы при сигнале воздушной тревоги не бежать, сломя голову в бомбоубежище? Оказалось, что это и в самом деле возможно. Причем буквально в течение нескольких дней.

К примеру, в компании «Ор-тек» нам рассказали, что обшивают стены каким-то новейшим сверхпрочным материалом, спокойно выдерживающим любые прямые попадания, не говоря уже о осколках, затем устанавливают специальные двери и окна – и вот уже защищенная комната готова.

Внешне такая комната ничем не будет отличаться от других, разве что двери будут потолще. Но дальше возникает самый деликатный вопрос: сколько стоит такое удовольствие? И оказывается, что превращение обычной комнаты площадью в 9-12 кв. м в защищенную обойдется вам в 90-140 тысяч шекелей. В связи с чем возникает другой вопрос: откуда даже представителям среднего класса взять такие деньги?! А ведь в большинстве старых домов, не имеющих защищенных комнат, живут не столько люди среднего класса, сколько малообеспеченные семьи. И им-то уже точно такие суммы взять просто неоткуда.

Однако массовый психоз делает свое дело – и получающие минимальные или чуть больше минимальных зарплат супруги направляются в банки, чтобы взять ссуду на несколько лет, чтобы почувствовать себя более защищенными. При этом многие даже не задумываются, что их старый дом просто не доживет до того дня, когда они погасят ссуду – жизнь, как говорится дороже, и в состоянии паники люди мыслят сиюминутными соображениями.

Среди других товаров, пользующихся сегодня повышенным спросом, стоит назвать также различные системы видеонаблюдения (часто сопряженные с системой «умный дом»). Они позволяют, во-первых, вовремя заметить приближающегося к двери дома или квартиры и дают время решить, стоит ли ему открывать дверь или лучше притвориться, что никого нет дома. Кроме того, они позволяют хозяевам квартиры с помощью мобильного телефона или специального пульта наблюдать за тем, что происходит во всех ее помещениях. К примеру, если бы такие устройства были у жителей подвергшихся атаке кибуцев, то они, находясь в защищенной комнате, могли бы наблюдать за тем, есть ли в других комнатах террористы, или нет; вовремя отреагировать, когда в дом вошли солдаты ЦАХАЛа и т.д. Еще одним популярным видом электроники стали различные автономные средства связи – как известно, те же жители кибуцев нередко не могли воззвать о помощи из-за того, что у них в доме отключилось электричество, а в защищенной комнате они оказались вне доступа к интернету.

Продавцы магазинов оружия также отмечают заметный, порядка 200%, рост спроса на личные средства защиты – прежде всего, на электрошокеры и баллончики с перцовым газом. Цены, как на первые, так и на вторые, следует признать, умеренные. Стоимость электрошокеров колеблется от 120 до 350 шекелей, а самый дорогой газовый пистолет швейцарского производства, выбрасывающий струю на расстояние до 4 метров, стоит 350 шекелей, что, можно сказать, вполне по карману большинству граждан.

Продавцы спортивных магазинов также обращают внимание на повышение спроса оборудования для скалолазания, прежде всего, для спуска. Это невольно наводит на мысль о том, что многие граждане взвешивают возможность в случае опасности побега из квартир многоэтажных домов. Но хотя такое оборудование продается без всяких ограничений, продавцы отмечают, что незнакомому с ним, и тем более, нетренированному человеку осваивать его самостоятельно ни в коем случае не стоит.

* * *

О том, насколько у многих израильтян снизилось чувство личной безопасности, свидетельствует и колоссальный рост спроса на услуги частных охранных фирм. Многие торговые центры, предприятия и промзоны решили резко усилить охрану подведомственных им территорий – прежде всего, за счет увеличения числа охранников. Кфар-Саба, как известно, установила на западном въезде в город блок-пост, и сейчас об аналогичном шаге подумывают местные власти ряда других городов, находящихся вблизи с границей ПА.

– Да, работы у нас заметно прибавилось, – рассказал один из руководителей известной охранной компании G1 Хами Бен-Арье. – К нам обращаются не только предприятия и учреждения, но и местные власти. Есть города, в которых решили создавать собственные силы патрулирования, а есть те, кто решил для этого воспользоваться нашими услугами – мы предоставляем патрули, которые попарно на мотоциклах патрулируют город. Есть также заказы, поступающие не от муниципалитета, а от того или иного конкретного района различных городов. Как правило, это достаточно престижные районы, в которых живет обеспеченная публика. Но речь идет не только и даже не столько о районах вилл, сколько о «каменных джунглях», плотно застроенных высотными зданиями. В качестве заказчика патрулирования в этом случае выступает обычно комитет жильцов района. Понятно, что такая услуга стоит недешево, и потому у комитета должны быть деньги на ее оплату. Откуда он их берет, это уже не наше дело.

Не удивительно, что в такой ситуации главной проблемой всех охранных компаний стал острый дефицит кадров – особенно, с учетом того, что многие охранники (в ряде компаний свыше 40% сотрудников) были в октябре призваны в армию. Как сообщает известная компания по трудоустройству AllJobs, в минувшем октябре потребность в охранниках выросла на 25%, в октябре – на 23%, в ноябре – снова на 25%. В декабре рост продолжился. Многие компании увеличили минимальную зарплату охранников до 7 500 шекелей, но утверждают, что с учетом дополнительных часов и различных бонусов сегодня рядовой охранник может зарабатывать до 17 000 шекелей (с гарантией всех положенных по закону социальных выплат, разумеется). В связи с острой нехваткой кадров охранные компании сегодня охотно принимают на работу мужчин и женщин 60-65 лет – нужно соответствовать лишь самым минимальным критериям.

Понятно, что сколько времени продлится такая ситуация, точно сказать не может никто. Но тем, кто сейчас по тем или иным причинам оказался без работы, вполне стоит взвесить возможность поработать в охране.

Посмотреть также...

Авигдор Либерман: «Правительство Израиля отказывается финансировать программу защиты Севера»

05/21/2024  12:51:01 Глава партии НДИ Авигдор Либерман отреагировал на информацию о том, что жители Севера …