«Голливудская березка» Олега Видова. Размышления о причинах побега актера из СССР, часть 1

Реклама

02/28/2024  14:28:32

Прикосновения
Андрей Колобаев
Олег Видов. Такая открытка продавалась в СССР в каждом киоске Союзпечати

В мае 2017 года в Уэстлейк-Виллидж, штат Калифорния, США, от рака костного мозга скончался советский и голливудский актер Олег Видов. А в 60-70-е годы прошлого века его имя в Советском Союзе гремело. Неотразимый блондин с голубыми глазами, высокий, фактурный, пластичный – в те годы мало кто мог с ним конкурировать, когда нужно было сыграть благородного героя. Его роскошный князь Гвидон из «Сказки о царе Салтане» и особенно мустангер Морис Джеральд из «Всадника без головы» моментально собрали немалую армию восторженных поклонниц. Актер с успехом снимался в крупных международных проектах – «Саге о викинге», «Битве на Неретве», «Ватерлоо», «Москва, любовь моя», его, можно сказать, «рвали на части» режиссеры с мировым именем. Да и сам он, с отличием закончив режиссерский факультет ВГИКа, планировал реализоваться в режиссуре. Был удачлив Видов и в личной жизни – женился на первой красавице Москвы, «названной сестре» дочери Генсека ЦК КПСС Галины Леонидовны Брежневой. Словом, с какой стороны не посмотри – все прекрасно.

Олег Видов. Фото из открытых источников

 

Однако в 1985-ом Видов отказался возвращаться в СССР и попросил политического убежища на Западе. Поступок по тем временам – из ряда вон выходящий. Так что же его толкнуло на этот шаг? Об этом – в авторском журналистском расследовании-размышлении.

БАЦИЛЛА КИНЕМАТОГРАФА

Из его ролей мне первой почему-то вспоминается знаменитая сцена в такси из «Джентльменов удачи», где «таксист», он же старший лейтенант милиции Славин, которого играл Видов, спрашивает: «Сидит?» «Кто?» — изумляется рецидивист Косой в исполнении Савелия Крамарова. «Ну, мужик этот твой». «Ха-ха-ха! О, деревня, а?! Ну ты даёшь! Кто ж его посадит? Он же памятник!»

Кто бы мог подумать, что оба актёра потом встретятся в Голливуде и даже вместе сыграют в последнем фильме Крамарова.

О. Видов и С. Крамаров в комедии "Джентльмены удачи"

 

…Олег Видов появился на свет в подмосковной деревне Филимонки 11 июня 1943 года. Актёр рассказывал семейную историю: его мама, Варвара Ивановна Видова, была красавицей, недаром отец, Борис Николаевич Гарневич, потерял от нее голову. Но пылала война, и молодые люди «потерялись на годы». Впервые с отцом Олег встретился в восемь лет, когда у того уже была другая семья. Но общались и дружили они потом всю жизнь.

«Меня воспитали две бесстрашные и прекрасные женщины – мама и тётя Нюта», — говорил Видов. Варвара Ивановна была великолепной наездницей, гимнасткой, лыжницей, прекрасно пела. И девушкой была отчаянной. Когда осенью 1941-го фашисты подошли к Москве, восемнадцатилетняя Варя отправилась воевать в партизанский отряд. После войны выучилась, стала учительницей. Как отличного специалиста её отправляли в длительные заграничные командировки.

Так что почти всё своё детство Олег провёл заграницей. Два года – в Монголии, где мама преподавала в школе для детей советских специалистов. Следующие два года — в Германии, в Лейпциге. Варвара Ивановна старалась дать образование сыну по максимуму. У него был педагог по немецкому языку и учительница музыки. По признанию актёра, именно годы, проведённые в Германии, научили его самодисциплине и пунктуальности.

А вот в школу он пошёл в советскую — в Барвихе, но проучился в ней недолго. Маму откомандировали в Китай, и три года Олег жил «в доме-мазанке у тёти Нюты в Алма-Ате». Тетя руководила местным самодеятельным театром, и именно она приобщила племянника «к сказочному и загадочному миру искусства». Юноша мгновенно влюбился в кино, его любимыми были романтические советские ленты «Пятнадцатилетний капитан», «Золушка», «Дети капитана Гранта» и американские – «Тарзан», «Великолепная семёрка». По словам Олега Борисовича, мечта стать актёром зародилась почти сразу, но показалась уж слишком нереальной и недостижимой.

Тем более, что реальность диктовала свои жёсткие условия. В сорок лет Варвара Ивановна тяжело заболела – сказалась бурная военная юность. Ей дали инвалидность и пенсию… 31 рубль. Кстати, Видов потом вспоминал, что эта несправедливость его сильно задела: «У мамы была труднейшая жизнь: девочка из деревни, была партизанкой, учительницей, директором школы… А когда не смогла больше работать, ей дали 31 рубль. За всё! Поэтому для меня все было ясно ещё тогда!»

Чтобы прокормить семью, в 14 лет Олег пошёл работать. Трудился грузчиком, мешал раствор на строительстве Останкинской телебашни. Параллельно учился в школе рабочей молодёжи.

Олег в Видов в юности. Фото из открытых источников

В трудовой книжке Видова есть ещё одна запись: «санитар приёмного покоя 29-й Городской клинической больницы имени Баумана». Именно там в 1960 году симпатичного паренька заметил ассистент режиссёра с «Мосфильма» и позвал сниматься в кинодраме «Друг мой, Колька!» 17-летний Видов сыграл в эпизоде, который в окончательный вариант фильма не вошёл. Но, как говорят в таких случаях, «бацилла кинематографа его заразила»! Во-первых, поварившись в этом котле, Видов понял, что там ничего невозможного нет. А во-вторых, киношники дали понять: его лицо «просто создано для большого экрана».

В 1962-ом Олег поступил во ВГИК. Уже на первом курсе сыграл юношу с зонтом на велосипеде — в лирической комедии Георгия Данелия «Я шагаю по Москве». Это был эпизод – всего несколько секунд в кадре! Но этого оказалось достаточно, чтобы на него обратил внимание режиссер Владимир Басов. Как раз в это время он собирался экранизировать пушкинскую «Метель» и искал актёра на роль прапорщика Владимира. Он предложил её студенту Видову.

Главная роль в картине по Пушкину – об этом Олег даже не мечтал! Его не остановил даже категорический запрет руководства вуза «либо съёмки, либо учёба», и Видова «с треском вышибли» из ВГИКа. Правда, потом одумались и восстановили. Этому поспособствовал успех «Метели» и две прекрасно сыгранные главные роли — Медведя в «Обыкновенном чуде» Эраста Гарина и князя Гвидона в «Сказке о царе Салтане» Александра Птушко.

В фильме-сказке "Обыкновенное чудо", 1964 год
О. Видов и Лариса Голубкина в "Сказке о царе Салтане", 1966 год

«МЕНЯЕМ ВИДОВА НА ЖИРАРДО С ДОПЛАТОЙ»

Конец 1950-х и 1960-е годы в каком-то смысле стали ренессансом для советского кино. Хрущёвская оттепель сняла многие запреты, чуть-чуть приоткрыла «железный занавес». Советские делегации стали ездить с лучшими отечественными фильмами по всему миру, пропагандируя «светлый образ строителя коммунизма». В 1957–ом картина Григория Чухрая «Сорок первый» получила специальный приз Каннского кинофестиваля, через год там же калатозовской драме «Летят журавли» дали высшую награду — «Золотую пальмовую ветвь». В 1960-ом очередной прорыв – впервые советский актёр Сергей Бондарчук снялся в западной ленте (в драме «В Риме была ночь» Роберто Росселлини). Ещё через четыре года Лев Прыгунов сыграл итальянца в итальянской картине «Они шли на Восток».

Конечно, для СССР подобные «прорывы» были, скорее, исключением из правил – одним из элементов политической игры и пропаганды. ЦК и Госкино на такие эксперименты шли со скрипом, тщательно отбирая достойных – надёжных и лояльных власти актёров и режиссёров с незапятнанной по меркам советской идеологии репутацией. Одновременно это был и кнут, и пряник (который обязательно нужно было отрабатывать). Стоило кому-то из «избранных» потерять доверие, он неминуемо попадал в «чёрный список», что фактически означало конец карьеры. Но уж таковы в тогдашнем СССР были «правила игры».

В 1966 году датский режиссёр Габриель Аксель предложил Олегу Видову сыграть принца Хагбарда в фильме «Сага о викинге» (в советском прокате — «Красная мантия») по мотивам древних скандинавских преданий. Главная роль, партнёрша — 20-летняя блондинка Гитте Хеннинг, три месяца съёмок в Скандинавии…

Гитте Хеннинг и Олег Видов

 

О. Видов в фильме "Красная мантия" ("Сага о викинге"), 1966 год

 

Актёр вспоминал: «В те годы участие советских актёров в съёмках за границей воспринимались как что-то невообразимое. А тут предложение от Габриеля Акселя, который получил «Оскара» за фильм «Пир Бабетты» и был в Европе страшно популярен. Помню, для разговора с режиссёром и с чиновниками из Госкино я приехал из барака, где тогда жил, в стареньком изношенном пальто… Посмотрев на меня, Аксель воскликнул: «Это герой моего фильма. Настоящий викинг!» Но самое невероятное, что меня вдруг отпустили!»

Видов не знал, что тогда на самом верху (на уровне ЦК) «провернули» взаимовыгодную сделку: он едет в Данию, а заработанная им валюта пойдёт на выплату гонорара французской кинозвезде Анни Жирардо, приглашённой сниматься в фильме Сергея Герасимова «Журналист».

Перед выездом актёр прошёл жёсткий инструктаж: «в одиночку не ходить, с иностранцами в контакты не вступать». А главное, быть начеку – «западные спецслужбы могут тебя завербовать». Видов потом признавался, что, приехав в Данию, всё время озирался, ждал, когда начнут вербовать, но «ни одна собака не подошла». «Хотя за меня можно было не опасаться. Я был абсолютно советским человеком, и сам осознавал, какая ответственность на меня возложена».

Каждый съёмочный день был для Олега как олимпийское испытание – он скакал на лошади, дрался, прыгал с высоты, плыл по горной реке. Все трюки старался делать сам – благо в юности серьёзно занимался акробатикой, был пластичен, смел, да и физически крепок. Жил в Скандинавии на суточные – они были небольшие, но их хватило даже на подарки родным. А по завершении съёмок весь свой гонорар отнёс в Советское посольство.

«Сага о викинге» — красивая и трагическая история любви Хагбарда и Сигне, когда-то вдохновившая Шекспира на «Ромео и Джульетту», была номинирована на «Пальмовую ветвь», успешно прошла на Западе, но в СССР её мало кто видел. Дело в том, что картина вышла в прокат ограниченным тиражом и сильно искромсанная цензорами – все сцены с малейшим намёком на эротику были беспощадно вырезаны.

Тем не менее, кинокарьера Видова набирала обороты. В 1968 году он сыграл партизана в военной драме Велько Булаича «Битва на Неретве». Проект был уникальный: невиданный для Югославии бюджет — 70 миллионов долларов, снимались – Юл Бринер, Орсон Уэлс, Франко Неро и другие мировые звёзды. Картину патронировал сам Иосип Броз Тито, рекламный плакат исполнил Пабло Пикассо, а музыку написал любимый композитор Хичкока – Бернард Херрманн. В результате – номинация на «Оскар»…

Олег Видов в фильме «Битва на Неретве», 1968 год

 

С Джиной Лоллобриджидой и Вячеславом Тихоновым в кулуарах ММКФ, 1973 год

 

Ещё через год Видов сыграл Томлинсона в масштабной исторической драме «Ватерлоо» (советско-итальянский совместный проект, режиссёр Сергей Бондарчук), куда его пригласил знаменитый итало-американский продюсер Дино де Лаурентис. Тогда же у актёра появился реальный шанс выйти на новый уровень. Дино де Лаурентис предложил ему семилетний контракт — сниматься в двух фильмах в год в Италии и Голливуде. Но киношные начальники Видова не отпустили: «Нам в СССР западные звёзды не нужны!»

За год до этого британский режиссёр Карел Рауш утвердил его на роль Сергея Есенина в картине «Любовники Айседоры». Олег очень хотел сыграть русского поэта-скандалиста, тем более, что Айседора Дункан – Ванесса Редгрейв… Рауш лично поехал за ним в Москву, но в Госкино развели руками: «Видов тяжело болен. Сниматься не может». В итоге Есенина сыграл хорват Звонимир Црнко, изобразив поэта пьянью и полусумасшедшим.

«Было очень обидно, — вспоминал Олег Борисович. – Я был в самом расцвете сил — уходили лучшие годы… Но такова была реальность. Лучших наших актёров не выпускали сниматься за границу, многим судьбы сломали. И Татьяне Самойловой, и Владимиру Ивашову… Думаю, у партийных боссов были не только идеологические причины, но ещё и элемент зависти к раскрепощенным людям. Мол, они будут летать по белу свету, сниматься в западном кино, и потом им рот не заткнёшь. Лучше держать их под каблуком!»

Больше Видов сниматься в капстраны не ездил.

Елена Проклова, Олег Видов и мексиканская киноактриса Фанни Кано (справа) на кинофестивале в Москве, 1977 год

 

«АКТЕРИШКО В РВАНЫХ БОТИНКАХ»

К началу 1970-х в личной жизни актёра произошло событие, во многом повлиявшее на его будущее. Дело в том, что его студенческий брак с художницей Мариной распался. Марина была его первой большой и очень сильной любовью, но… «Любить артиста тяжело, — объяснял он причины расставания, — и если женщина ревнивая, то начинаются проблемы».

Видов уже был популярен в СССР, у него появились поклонницы. Им интересовались не только режиссёры, но и, например… Галина Леонидовна Брежнева. Дочь Генсека ЦК КПСС приблизила актёра к себе и всячески опекала. Однажды она «срежиссировала» встречу Видова на вечеринке в гостинице «Интурист» со своей ближайшей подругой, «названной младшей сестрой» Натальей Федотовой. Дочь профессора истории (близкого друга Брежнева ещё по Днепропетровску) была хороша собой, умна – в тусовке столичной «золотой молодёжи» она считалась первой красавицей. По Москве ходили слухи, что к ней сватались сыновья авиаконструкторов Ильюшина и Туполева, композитора Дмитрия Шостаковича, членов Политбюро Гришина и Кириленко. Ещё поговаривали, будто бы у неё роман с шахом Ирана Реза Пехлеви, а Фидель Кастро под видом важных переговоров с советским руководством на самом деле прилетает к Наталье Федотовой — для тайных встреч на подмосковной вилле…

Увидев Наталью на той вечеринке в «Интуристе», Видов влюбился с первого взгляда и в тот же день предложил ей руку и сердце. На что девушка посмеялась: нищий актёришко «в рваных ботинках», какая он ей пара? Наутро рассказала о забавном незнакомце-блондине Галине Брежневой. Однако подруга отреагировала серьёзно: «Я его знаю! Отнесись к нему благосклонно, он неплохой парень!» Именно её стараниями был заключен этот странный брак. «Странный» — потому что невеста в ЗАГС поехала, по ее словам, «в полной уверенности, что это розыгрыш».
Галина Брежнева и молодожёны Олег Видов с Натальей Федотовой. Фото из открытых источников

 

О. Видов и Н. Федотова. Фото из открытых источников

 

Видов и Федотова расписались через две недели после знакомства и поселились в пятикомнатной квартире её родителей на Котельнической набережной. Год спустя они гуляли на свадьбе Галины Брежневой и Юрия Чурбанова. В 1972-ом у Олега и Натальи родился сын Вячеслав, и Галина Леонидовна стала его «крестной». Именно тогда в киношных кругах пошли разговоры, что Видов выигрышные роли получает благодаря жене и покровительству дочери Генсека.

Так это или нет, легко проследить по фильмам, в которых снимался Видов в период брака – с 1970-го по 1976-й. Всего их девять, в том числе один из самых известных – культовая комедия Александра Серого «Джентльмены удачи» (1971 год). Но по-настоящему «лакомых» ролей две — мустангер Морис Джеральд в советско-кубинском вестерне Владимира Вайнштока «Всадник без головы» (1973) и влюблённый скульптор в советско-японской мелодраме Александра Митты и Кэндзи Есида «Москва, любовь моя» (1974).
В фильме "Всадник без головы", 1973 год

 

Кадр из фильма "Всадник без головы"

 

В первом случае предыстория такова. Видов и Вайншток были знакомы с 1968 года, со времён съёмок «Битвы на Неретве». Изначально на главную роль в экранизации романа Майн Рида было два кандидата: звезда советского экрана тех лет Олег Стриженов и Олег Видов. Однако Стриженов сниматься отказался, сказав: «Я привык играть героев с головой». А Видов согласился. Роль Мориса Джеральда стала его звёздным часом — слава на актёра обрушилась невиданная. Достаточно привести цифры: только в 1973 году «Всадника…» посмотрели 69 миллионов зрителей – первое место в советском прокате. Да и сегодня, в 2023-ем, эта лента прочно входит в десятку самых любимых за всю (!) историю СССР. Реально ли этого добиться, получив роль по блату? Вряд ли.

В фильме «Москва, любовь моя» Митта в главной роли хотел снимать Олега Даля. Но планировались поездки в Токио и Нагасаки, а Даль был невыездной. Пригласили Видова – его пробы понравились Кэндзи Есида. Могла ли, скажем, Галина Брежнева замолвить за мужа подруги словечко? Теоретически – да. А в реальности… Какие рычаги она могла использовать против японской стороны, если бы он провалил пробы?! А он и с ролью справился блестяще.

Эти две работы – как бы ответ критикам, считавших актера посредственностью и упрекавших в отсутствии темперамента. У Видова был бесспорный дар, который признавали все: красота, мужская фактура, воздействовавшие на зрителей (особенно зрительниц!) просто магически. И режиссёры успешно использовали этот редкий талант на полную катушку.

О. Видов с поклонницами. Фото из открытых исочников

 

dzen.ru/a/ZHciTXQM-DMWFXfD

Продолжение здесь https://dzen.ru/a/ZHdzpSf0xmTqPn88.

Посмотреть также...

NYT: Израиль планировал более масштабную атаку на Иран, но передумал

04/22/2024  13:48:25 Новости 11:25 Израиль отказался от планов гораздо более масштабного контрудара по Ирану после …