Фото: предоставлено автором

Где проходят границы Израиля и что Израиль на самом деле оккупирует

05/05/2024  19:23:49

Применимые нормы международного права

В дальнейших рассуждениях мы будем исходить из принципов, которые несмотря на кажущуюся простоту и очевидность, если применить их к рассматриваемое теме, приводят к выводам, которые прямо противоположны как  позиции большинства документов ООН, так и позиции Верховного суда Израиля.

Принципы эти следующие:

(1) Территория государства — это территория в рамках границ этого государства.

(2) Договор о границе между соседними (граничащими) государствами устанавливает линию границы между ними.

(3) Оккупацией может считаться лишь занятие вооруженными силами государства территории, находящейся за границами этого государства.

(4) Желание, даже очень сильное, создать свое государство на территории другого государства само по себе не является основанием считать эту территорию оккупированной.

Каждый из этих принципов, на наш взгляд, должен рассматриваться как «международный обычай» и «принцип права, признанный цивилизованными нациями», в понимании нормы пункта 1 статьи 38 Статута Международного суда ООН.

История

План ООН по разделу Палестины и так называемые «границы 1947 года»

С 1922 года территория Палестины (включая территорию нынешней Иордании) находилась под управлением Великобритании, в соответствии с мандатом Лиги Наций. Мандат – это такой документ, утвержденный Лигой Наций, который предусматривал, что вся территория Палестины, то есть включая ту, на которой располагается сейчас Иордания, изначально передавалась в такое управление для создания национального дома для еврейского народа («in favour of the establishment in Palestine of a national home for the Jewish people»).

Затем 16 сентября 1922 года был принят Трансиорданский меморандум, исключавший территорию нынешней Иордании из числа территорий, предназначенных для еврейских поселений. И 25 мая 1946 созданное на этой территории Хашимитское королевство Трансиордания получило независимость.

29 ноября 1947 года Генеральная ассамблея ООН приняла Резолюцию №181 под названием «Будущее правительство Палестины», которая рекомендовала создание на той территории Палестины, которая еще находилась под управлением Великобритании, двух независимых государств – арабского и еврейского.

В дискуссиях о текущих событиях, иногда приходится слышать, что государство Израиль якобы является оккупантом, потому что занимает территорию, которая указанной резолюцией предусматривалась для создания арабского государства. Например, в соответствующей статье Википедии Арабо-израильская война (1947—1949) со ссылкой на документ ООН Истоки и история проблемы Палестины утверждается:

«В результате войны около половины территорий, выделенных под арабское государство, и западный Иерусалим оказались оккупированы Израилем».

Однако это неверно.

Надо учитывать, что арабская сторона эту резолюцию на тот момент официально отвергла — общим заявлением Лиги арабских государств от 15 мая 1948 г. (т. е. на следующий день после провозглашения независимости Израиля), а затем начала войну против Израиля, в которой приняли непосредственное участие Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен.

А потом, когда война была проиграна, и стало понятно, что военной силой Израиль не уничтожить, кое-кто из проигравших занял позицию: «давайте признаем резолюцию ООН».

Это как если бы Германия после проигрыша в 1945 году сказала: «А давайте все-таки выполним положения Мюнхенского соглашения 1938 года, и проведем границы там, где было предусмотрено этим соглашением».

Таким образом, указанная резолюция ООН, имевшая, кстати, рекомендательный характер и противоречащая изначальным задачам Палестинского мандата, но тем не менее признанная Израилем (см. Декларация Независимости Израиля), была актуальна только до 15 мая 1947 года, то есть до официального ее отклонения арабскими государствами и начала войны против Израиля. Любые требования арабских государств или организаций рассматривать ее как основание для установления границ после это даты неправомерны.

«Зеленая линия» и «границы до 1967 года»

В 1949 году под эгидой ООН состоялись переговоры между Израилем и всеми государствами-агрессорами, кроме Ирака, в результате которых были достигнуты соглашения о линиях прекращения огня (1949 Armistice Agreements).

Линия разделения войск после заключения перемирия получила название «зеленой черты» (Green Line), и уже существенно отличалась от границы, предусмотренной резолюцией Генассамблеи ООН от 1947 года. Сектор Газа был захвачен Египтом и включен в его состав, а Иерусалим и западный берег реки Иордан были включены в территорию Иордании (Трансиордании). Эта линия определяла de facto границы Израиля до Шестидневной войны 1967 г.

Эту линию также иногда называют «границами до 1967 года» («pre-1967 borders») или «границами 1967 года» («1967 borders»).

Так, например, в резолюции ГА ООН от 2019-12-13 говорится о «сохранении принципа сосуществования двух государств в пределах границ, существовавших до 1967 года». Хотя, конечно, современная территория Израиля до 1967 года была разделена не между двумя государствами, а между тремя: Израилем, Египтом и Иорданией (Трансиорданией).

Также совершенно бессмысленным является популярное в выступлениях в ООН и принимаемых ООН документах выражение «палестинское государство в границах 1967 года» Поскольку никакого «Палестинского государства» в 1967 году не существовало, и границ у него никаких не было.

Современные границы и территория Израиля

Что такое границы государства и территория государства

Государственная граница — линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность (условная), определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) того или иного государства, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета.

Территория государства – это территория в рамках его границ.

По общему правилу, границы устанавливаются договорами о границах между соседними граничащими государствами.

Вопреки расхожим утверждениям, границы не регистрируются ни в ООН, ни в каком-либо ином международном органе.

Сектор Газа и граница между Израилем и Египтом

Согласно ст. II Египетско-израильского мирного договора 1979 года:

Постоянной границей между Египтом и Израилем является признанная международная граница между Египтом и бывшей подмандатной территорией Палестины, как показано на карте в Приложении II, 1 , без ущерба для вопроса о статусе сектора Газа. Стороны признают эту границу нерушимой. Каждая будет уважать территориальную целостность друг друга, включая их территориальные воды и воздушное пространство.

В оригинале:

The permanent boundary between Egypt and Israel is the recognized international boundary between Egypt and the former mandated territory of Palestine, as shown on the map at Annex II, 1 without prejudice to the issue of the status of the Gaza Strip. The Parties recognize this boundary as inviolable. Each will respect the territorial integrity of the other, including their territorial waters and airspace.

Здесь основной вопрос в толковании фразы «без ущерба для вопроса о статусе сектора Газа» («without prejudice to the issue of the status of the Gaza Strip»).

Встречаются мнения, что эта фраза определяет наличие некоего статуса.

Но, на самом деле, совсем наоборот, она означает, что статус на момент заключения договора никак не определен и не затрагивается этим договором.

То есть, если в договоре будет указано, что стороны достигли соглашения о том, что между ними будет построен забор, но «без ущерба для вопроса о цвете забора» («without prejudice to the issue of the color»), это никоим образом не означает, что стороны договорились о том, что забор зеленый, наоборот стороны подчеркнули, что никаких условий о возможном цвете забора договор не содержит.

Почему же сектор Газа упомянут отдельно? Потому что к договору было дополнительное соглашение «относительно установления полной автономии на западном берегу и в секторе Газа» (Letter Agreement 1 Additional to The Treaty of Peace of 26 March 19792 Between Egypt and Israel, сoncerning the establishment of full autonomy in the West Bank and the Gaza Strip), которым стороны условились начать переговоры о порядке создания выборного органа самоуправления (административного совета) (on the modalities for establishing the elected self-governing authority (administrative council). Тут следует подчеркнуть, что стороны согласились лишь начать переговоры о возможности создания органов самоуправления, а не об их создании, и что в качестве предмета переговоров определялось предоставление автономии с созданием органов самоуправления, но никак не лишение Израиля его территории и не создание на ней какого-либо другого суверенного государства.

Итак, с момента вступления в силу этого договора граница между Египтом и Израилем проходит там, где проходила граница Египта и подмандатной Палестины. Соответственно, с одной стороны границы территория Египта, с другой – территория Израиля.

Сектор Газа, ранее находившийся в составе Египта, таким образом находится по израильскую сторону границы, то есть на территории Израиля.

Договор специально указывает, что у Израиля нет никаких обязательств перед Египтом о статусе сектора Газа, вытекающих из этого договора, кроме обязательства участвовать в переговорах о возможном создании органов самоуправления.

Округ Иудея и Самария («западный берег реки Иордан») и Иерусалим, граница между Израилем и Иорданией

Согласно Договору о мире между государством Израиль и Иорданским хашимитским королевством от 26 октября 1994 года в качестве утвержденной границы между Израилем и Иорданией были приняты русла рек Иордан и Ярмук (приток Иордана), и условлено, что если русла изменяться естественным путем, то и граница последует за новым руслом.

К договору прилагается карта, на которой обозначена граница между Израилем и Иорданией. На самой карте относительно линии границы указано:»Эта линия является административной границей между Иорданом и территорией, которая перешла под контроль израильской военной администрации в 1967 году. Любое обращение с этой линией должно быть без ущерба для статуса этой территории»

В оригинале:

«This line is the administrative boundary between Jordan and the territory which came under Israeli Military government control in 1967. Any treatment of this line shall be with- out prejudice to the status of that territory».

Тут опять же, в дискуссиях с антиизраильски настроенными оппонентами, встречается мнение, что фраза «без ущерба для статуса этой территории» означает наделение этой территории неким особым статусом, который означает, что хотя эта территория и находится по израильскую сторону границы, она не является территорией Израиля.

Однако:

1)Такое мнение противоречит самому понятию «государственной границы» как линии разделяющей территории сопредельных государств.

2) Как указывалось выше в отношении действующего договора между Израилем и Египтом от 1979 года, и на примере гипотетического соглашения о цвете забора, сама по себе фраза «без ущерба для статуса» никакого определенного статуса не устанавливает.

Таким образом, согласно договору между Израилем и Иорданией от 1994 г., по восточную сторону реки Иордан – территория Иордании, по западную сторону — территория Израиля.

Соглашения Осло

28 сентября 1995 года в Вашингтоне было подписано временное палестино-израильское соглашение по западному берегу Иордана и сектору Газа (Israeli-Palestinian Interim Agreement on the West Bank and the Gaza Strip), получившее неформальное название «Осло-2» (Oslo II Accord).

Это соглашение не предусматривало изменений границы между Израилем и Иорданией, установленной указанным выше договором между ними.

То, что это соглашение не затрагивает существующих границ, прямо сказано в п. 5 ст. XXXI, в где подчёркивается, что вопрос границ – это вопрос будущих переговоров, а не данного документа.

Таким образом, это соглашение не изменяло границ территории Израиля. А, следовательно, предусматривало создание самоуправляющегося образования на территории Израиля.

Оно не предусматривало ни создания суверенного государства для проживающих на данной территории арабов, ни тем более распространения его суверенитета на часть территории Израиля, и прямо запрещало такие действия в одностороннем порядке, см. п. 7 ст. XXXI Соглашения:

«Ни одна из сторон не должна инициировать или предпринимать никаких шагов по изменению статуса западного берега и сектора Газа до завершения окончательных переговоров о статусе».

«Neither side shall initiate or take any step that will change the status of the West Bank and the Gaza Strip pending the outcome of the permanent status negotiations».

Соответственно, действия руководства палестинской национальной администрации представляющие попытки называть себя без согласия Израиля «государством», («государство Палестина») или действовать в качестве самостоятельного государства, являются прямым и явным нарушением «Ословских» соглашений.

Таким образом, в настоящее время граница между Израилем и Иорданией все еще проходит по реке Иордан, а ПНА функционирует на территории Израиля в соответствии с соглашением «Осло-2», притом, что это соглашение нарушено ПНА по целому ряду пунктов, и у Израиля есть все основания объявить его более не действующим.

Аннексия

Аннексия(annexation) в международном праве, это по определению одностороннее (unilateral) присоединение территории другого государства. То есть присоединение территории другого государства без его согласия.

Поскольку установление границы Израиля с Иорданией и с Египтом осуществлено путем заключения договоров с этими странами, то Израиль никак не может аннексировать территории отошедшие Израилю по этим договорам.

Голанские высоты

Израиль аннексировал Голанские высоты, поскольку присоединил их (см. закон о Голанских высотах) без согласия Сирии, которой они ранее принадлежали.

С Сирией было подписано лишь соглашение об отводе войск (Separation of Forces Agreement Between Israel and Syria; May 31, 1974), но стороны продолжают находится в состоянии войны, так как в самом соглашении было оговорено, что оно не является соглашением о мире («This agreement is not a peace agreement»).

В этой связи также следует упомянуть Резолюцию СБ ООН №497 от 17 декабря 1981 г.

С одной стороны, содержащееся в этой резолюции утверждение, что «приобретение территории силой является недопустимым в соответствии с уставом Организации объединенных наций, принципами международного права и соответствующими резолюциями Совета безопасности» является неверным. Недопустимым является приобретение территории путем агрессии. А в данном случае агрессором выступала именно Сирия.

Отобрание же силой территорий у агрессора является допустимым с точки зрения международного права, так после Второй мировой войны Германия и Япония лишились своих территорий.

С другой стороны, несмотря на то, что эта резолюция содержит явную правовую ошибку, в силу ст. 25 Устава ООН члены ООН, в том числе Израиль, обязаны выполнять ее требования.

То есть Израиль действительно должен отменить аннексию и считать их оккупированными, а не аннексированными, но может оставить Голанские высоты под своим контролем в силу положений вышеупомянутого соглашения с Сирией об отводе войск (см. карту размежевания).

Оккупация

Великое множество документов и публикаций, включая документы ООН, говорят об «оккупации» Израилем неких территорий, которые определяются по-разному, но суть сводится к тому, что Израиль оккупирует Иерусалим.

Собственно, можно предполагать, что именно страх признания того, что возвращение народа Израиля в Иерусалим уже стало историческим фактом, и является основой стремления доказывать, что Иерусалим не принадлежит Израилю или принадлежит временно.

ООН

Так, ООН во множестве документов использует выражение «Израиль как оккупирующая держава».

Также следует особо отметить консультативное заключение Международного Суда относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории, 13 июля 2004.

В п. 78 указанного консультативного заключения утверждается: подписание мирного договора между Израилем и Иорданией не изменило того факта, что эта территория является оккупированной Израилем.

Юридически это, конечно, полный абсурд, и равнозначно утверждению, что «вообще ничего не может изменить, того что эта территория оккупирована» или «никогда и ни при каких условиях, и несмотря ни на какие договора нельзя признать, что эта территория принадлежит Израилю».

Увы, приходится констатировать, что консультативные заключения Международного Суда ООН (впрочем, и не имеющие обязательного характера) бывают ошибочными.

Верховный суд Израиля (БАГАЦ)

Израильский Верховный Суд никогда не рассматривал вопроса о том,
устанавливают ли границы, проведенные в договорах Израиля с Иорданией и
с Египтом, границы Израиля с Иорданией и Египтом.

Как указано, в публикации профессора Давида Крецмера “Право военной
оккупации в Верховном Суде Израиля” (Kretzmer, David. (2012). The law of
belligerent occupation in the Supreme Court of Israel. International
Review of the Red Cross):

«Фактическое признание израильскими властями, что применимое право на
оккупированных территориях право регулирующее военную оккупацию,
освободило Верховный Суд Израиля от необходимости решать, из каких
элементов складывается оккупация. Хотя суд ссылался на этим вопросу во
время израильского присутствия в Ливане в 1982 г., и позже он также
рассматривал вопрос о том, продолжает ли Израиль оставаться
оккупационной властью в Газе после вывода оттуда его войск и поселений.
То есть, никогда Верховный Суд Израиля не исходил из того, что границы
территории Израиля обозначены его договорами с Египтом и Иорданией.

Так, в решении по делу Mara’abe v. The Prime Minister of Israel от 15
сентября 2005 г. Верховный Суд Израиля под председательством Аарона
Барака написал:

«Районы Иудеи и Самарии удерживаются государством Израиля в военной оккупации. Представителем государства в этом районе является военный командир. Он не является сувереном на территории, занимаемой военной
оккупацией (см. Дело Бейт-Сурик, стр. 832). Его власть предоставлена ему
публичным международным правом в отношении военной оккупации. Юридический смысл этой точки зрения двоякий: во-первых, израильское законодательство не применяется в этих областях. Они не были
«аннексированы» Израилем. Во-вторых, правовой режим, который применяется
в этих областях, определяется публичным международным правом в отношении
военной оккупации (см. Международный суд ООН, 1661/05 Региональный совет
побережья Газа против Кнессета и др.). В центре этого публичного
международного права стоят”Положения о законах и обычаях сухопутной
войны” установленные Гаагской конвенцией от 18 октября 1907 года (далее
— Гаагские положения). Эти правила являются отражением обычного
международного права. Закон о военной оккупации также изложен в IV
Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949
года (далее — Четвертая Женевская конвенция)».

Это рассуждение на юриста производит впечатление не юридического вывода,
а пропагандистского документа: упоминание международных конвенций рядом
с выводом об оккупированности указанных территорий явно призвано создать
видимость, что тезис об оккупации обосновывается нормами международных
конвенций.

Хотя, на самом деле, сначала суд должен был бы решить вопрос о том,
является ли данная территория на момент рассмотрения дела территорией
Израиля или территорией какого-либо иного государства, и если она
является территорией какого-то иного государства, то решать вопрос о
том, оккупирует ли ее Израиль. Если оккупирует, то установить являются
ли и оккупирующее и оккупируемое государство участниками соответствующих
конвенций, когда они к ним присоединились, были ли сделаны какие-либо
оговорки при присоединении к конвенции.

В статье 2 Гаагской конвенции, устанавливающей «Положение о законах и
обычаях сухопутной войны», указано, что нормы “Положения, а равно
настоящей конвенции обязательны лишь для договаривающихся Держав и
только в случае, если все воюющие участвуют в конвенции”.

Израиль эту Гаагскую конвенцию не ратифицировал до сих пор, а Палестинская национальная администрация лишь в 2014 году сделала заявление о присоединении к конвенции (см. список участников этой конвенции). Но суд, упомянув эту конвенцию в решении, как-то «скромно» об этом умолчал.

Так что суд не зря сделал оговорку о том, что «эти правила являются отражением обычного международного права». Можно предположить, что судьи понимали, что согласно Гаагская конвенция, согласно ее же статье 2, к рассматриваемой ситуации напрямую неприменима, даже если бы имела место оккупация.

Почему-то суду хотелось продвинуть тезис о том, что Газа и Западный Берег оккупированы, и сделать вид, что этот тезис основан на нормах
международного права.

Общие замечания об аргументации в спорах по данной теме

В целом можно констатировать, что тактика доказывающих, что Иерусалим, западный берег и сектор Газа находятся под оккупацией, состоит в том, чтобы как можно чаще и как в можно большем количестве документов употреблять выражения: «оккупация», «оккупированные территории», «Израиль – оккупирующая держава».

Таким образом, частота повторений создает впечатление, что речь идет о чем-то давно установленном, всеми признанном, и таком что, поэтому, не требует никакого обоснования.

Очень характерным в этом отношении является аргумент, приведенный представителями Палестинской национальной администрации в Международном уголовном суде по делу ICC-01/18 при вынесении решения о том, является ли «западный берег, включая Восточный Иерусалим и Газу» территорией Израиля, или же оккупированной Израилем территорией «государства Палестина»:

«Западный берег, включая Восточный Иерусалим, и сектор Газа, последовательно называется международным сообществом, включая Генеральную ассамблею ООН и Совет Безопасности ООН, оккупированной палестинской территорией, не оставляя сомнений в отношении того, кто имеет право на эту конкретную территорию».

Вот такой вот юридический аргумент: «все постоянно называют эту территорию оккупированной палестинской территорией, поэтому нет никаких сомнений, кому эта территория принадлежит».

С каковым аргументом и согласился Международный уголовный суд в Гааге: 5 февраля 2021 года МУС вынес решение о том, что юрисдикция суда распространяется на «оккупированные Израилем» территории Газы и западного берега, включая «восточный Иерусалим», а 3 марта 2021 г. прокурор МУСа открыл расследование по поводу военных преступлений совершенных на этих территориях.

При этом левые в Израиле продолжают рассказывать, что «независимый Багац» (и только он!) защищает нас от юрисдикции Международного уголовного суда. Впрочем, это тема для отдельной большой статьи.

Выводы

Как видно из вышеизложенного, на самом деле и сектор Газа, и округ Иудея и Самария (западный берег реки Иордан), и Иерусалим находятся на территории Израиля в рамках его признанных границ, определенных действующими договорами с соседними государствами (Египет и Иордания соответственно), и, таким образом, никак не могут считаться оккупированными.

www.9tv.co.il/item/70693

Посмотреть также...

ЦАХАЛ: «Хезболла» ставит под угрозу будущее Ливана

06/17/2024  12:43:20 Старший посланник Белого дома Амос Хохштейн направляется в Иерусалим, чтобы предотвратить полномасштабную войну. …