Моше Даян, (фото из Израильского фотоагентства через Wikimedia Commons)

Глубокие корни поражения в войне Йом Кипур

09/28/2020  18:16:01

Доктор Ханан Шай
 
Центр перспектив BESA, документ № 1760, 27 сентября 2020 года.
 
РЕЗЮМЕ. Трудности ЦАХАЛа в начале войны Судного дня 1973 года были вызваны, скорее, врожденным пороком командования, а не провалом разведки, как это принято считать. Корни этого недостатка восходят к 1957 году, когда начальник штаба Моше Даян принял решение об установлении досрочного выхода на пенсию для военнослужащих ЦАХАЛа, чтобы позволить им начать вторую карьеру.

Министр обороны Давид Бен-Гурион, видевший опасность этого решения, выступил против него, но не использовал свои полномочия для его отмены.
В качестве главного урока Войны за независимость, израильский оборонный истеблишмент принял то, что премьер-министр и министр обороны Давид Бен-Гурион сказал Кнессету 20 июня 1950 года, что в случае начала новой войны, Израиль отреагирует, «перенеся сражение на территорию противника».
Этот блестящий оперативный подход устарел после Шестидневной войны 1967 года, поскольку Израиль приобрел достаточную территориальную глубину, чтобы остановить нападавших, находясь вдали от своих населенных пунктов.
Однако вместо того, чтобы приспособиться к новым геостратегическим обстоятельствам и принять оборонительную стратегию, которая дала бы ЦАХАЛу явное оперативное преимущество при развертывании вдоль новых удаленных границ и чтобы регулярная армия могла максимально вытеснить силы противника в «зоны поражения», где они были бы атакованы и побеждены полностью мобилизованными резервными силами, ЦАХАЛ продолжал придерживаться своей наступательной стратегии, вопреки всей оперативной и стратегической логике.
Цена этой ошибки была исключительно высокой. В начале войны Судного дня Израиль понес тяжелые потери, защищая передовые позиции, которые следовало временно освободить, чтобы сдержать и впоследствии уничтожить врага в контратаке резервных сил (что действительно произошло, в конечном итоге, хотя и без предварительной подготовки и за счет высоких человеческих и материальных затрат).
В те начальные дни конфликта оперативное поведение высшего командования оставляло желать лучшего, и бои между дивизиями велись (по словам следственной комиссии Аграната), как если бы это были бои на уровне рот.
Корни такого непрофессионализма на командно-оперативном уровне уходят в 1957 год, когда в ЦАХАЛе было принято представление о том, что военная карьера является первой из, по крайней мере, двух карьер в жизни офицера.
Инициатором такого подхода был начальник штаба Моше Даян, который выдвинул идею о наделении командования ЦАХАЛа «вечной молодостью», когда командиры уходят в отставку, будучи еще молодыми (40-42), а, вместо них вливается новая кровь. Даян не осознавал профессиональных проблем, которые может создать такой подход, потому что он не рассматривал военное командование как профессию.
«Должно быть создано полное разделение между офицером-инженером артиллерийского корпуса и командно-оперативным штабом»,
— заявлял он.
«Профессиональные кадры улучшаются со временем. В отношении непрофессиональных [командно-оперативных] кадров дело обстоит иначе».
Инициатива Даяна натолкнулась на резкое сопротивление Бен-Гуриона, который утверждал, что
военная служба должна быть миссией всей жизни. Только тогда кто-то будет выкладываться по максимуму. Пожизненная миссия — это миссия всей жизни… Мы не можем потерпеть ни единого поражения, потому что тогда мы погибли. Это зависит, прежде всего, от качества командиров, и я считаю, что проблема качества командиров неразрывно связана с судьбой народа Израиля, а не является чисто военной проблемой…. То, что устраивает Хагану [подпольную организацию], не устраивает ЦАХАЛ…. Армия должна быть армией… Два [кадровых] цикла опасны для армии.
Однако Бен-Гурион не стал полностью отменять подход, основанный на двух карьерах. Это привело к серьезным перекосам в обучении командного состава ЦАХАЛа, в том числе:
  • кратковременной службе, не позволявшей давать кадровым офицерам всестороннее образование в области военного искусства, что имело огромное значение для выполнения командно-штабных функций батальона от уровня командира и выше, отвлекая драгоценное время у этой короткой службы на получение образования, необходимого для второй карьеры (например, для научных исследований). 
  • проведение очень короткого времени на определенных должностях и в званиях, что объясняется стремлением начать вторую карьеру в молодом возрасте и, на сколько возможно, самом высоком уровне.
В результате, высшие командные и штабные должности были укомплектованы офицерами, не имевшими соответствующего образования в области военного искусства, с одной стороны, и опыта работы, необходимого для восполнения пробелов в образовании, с другой.
Это одна из причин, почему дивизионные бои проводились так, как, если бы это были бои на уровне рот. В командной профессии совокупный возраст и опыт являются ключом к личному развитию и подготовке к непредвиденным обстоятельствам и кризисам.
По этой причине продвижение к военным руководящим должностям происходили медленно. Как только офицер назначался на свою первую военно-руководящую роль (командира бригады), примерно к середине четвертого десятка лет своей жизни, его продвижение по службе ускорялось.
Тяжелые условия Войны за независимость вынудили ЦАХАЛ назначать молодых офицеров на руководящие должности. Но превращение оперативной необходимости в идеологию было серьезной ошибкой, попирающей общепринятые в военном мире представления о службе.
Предполагалось, что кадровые командиры будут «мозгом» ЦАХАЛа — кадровой армией, профессионализм которой должен был компенсировать непрофессионализм большинства командиров регулярной и резервной армий, возникший в результате их эфемерной службы.
Война Судного дня подтвердила мнение Бен-Гуриона, что «армия должна быть армией … Два [карьерных] цикла опасны для армии».
Испорченные семена, посеянные Даяном на посту начальника штаба, дали ужасные всходы (для него и Израиля) 16 лет спустя, когда он занимал пост министра обороны.
Доктор Ханан Шай — преподаватель стратегической, политической и военной науки на факультете политологии Университета Бар-Илан.
Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге «Трансляриум«

Посмотреть также...

НДИ представила Закон о хозяйственном регулировании для индивидуальных предпринимателей

10/29/2020  15:39:53 Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Одед Форер, возглавляющий парламентское лобби в …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *